RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
|  Новый автор - Сергей Мельников
|  Новый автор - Лотта Заславская
СООБЩЕСТВО ПОЛУТОНА
СПИСОК АВТОРОВ

Кирилл Пейсиков

Deux Saisons en Enfer

23-07-2011







1.

пойду, я во всем виноват, у меня полдник
небо мыском ковырнуть и увидеть надпись
уже не расслабиться, ты уже взрослый мальчик
твоя карусель уебала уже по наклонной на хер
об чистые окна проще разбиться бабочкам
я сам для себя остаюсь единственным страхом
увидь во мне мою самую сильную слабость
курение убивает моих лошадок и мой запах
я больше не верю в пледы
больше не вижу ямочки
больше меня не вышьют крестиком
леликом, боликом, ромбом
истина где-то лесом
хочу бескозырку
и плачущую Одри Хепберн


2.

яркое тепло блуждало меж родинок
мимо рук своих, шастал ты сам оставшийся
ничего страшного, ужас бы мне понравился
ничего страшного

от дождя разорвался дом и на улицу
выбросило людей и они танцевали сальсу
ничего страшного, кружиться и стариться
ничего страшного

посмотри на меня
мне нечего сказать
ни тебе, ни тем в полосатых купальниках
но в этом я лучший
чем все кто уже,
больше, выше, глубже


город чесался, как чешутся мопсы
натыкаясь на домики, терминалы, социумы
ничего страшного, идти, упасть, проснуться
разъебать голову


3.

горящая шестеренка моей механики
возьми меня за руку, Гаечка,
и подтолкни в прохладу. слишком душно
для заводного исчадия, я бы взял тебя сзади
на руки, навсегда, в пустой дельфинарий
с которого слезли касатки, переломались
мать Иисуса и Тинкер, роди от меня
девочку с темными и большими глазами
она будет следить за деревьями и китами
за Гоморрой, за Грегором Замзой
заспиртованным в трехлитровой банке
я возьму тебя на рассвете


4.

брось меня в радости
в горе бросаются сами
все плохое уже за закрытыми глазками
велик проехал по солнечному зайчику
на хуя это теплое утро
в такие-то сказки
дети играют над полем
над пропастью грязно
я знаю, малыш
им падать уже не страшно


5.

во мне енот из кинотеатра
все ставит Аллена как неваляшку
такой как этот, дует на вуду
и не может уйти обратно
это наш дом и наша собака
это мы в большом магазине
это мы занялись друг другом
а любовь занялась машиной
я остался стоять на шаре
в белой майке
совсем усталый


6.

уже неважно, знаешь ты или нет
что делается в аду, чтобы ебнулся свет
как гореть в подсвечнике тощей сукой
провожая снежинку в снег
и ножом для рыбы вырезать на руках –
рука для капель с волос, пустая рука
а закроешь глаза, в самолетик свернешься
и уебываешь от себя

красивые наклейки для царапин на мебели
красивые коврики, как мягкие пятна
красивые подушки, для постельных домиков
красивые миски для домашней живности
красивые молочные изделия
красивая бытовая химия
красивые сладости
красивые надписи на опасных вещах
красивые твари пьющие кровь
красивые мусорные мешки с завязками
большие банты на своей женщине
и чтобы всю жизнь кончать от правды



7.

не ищи меня, просто вспомни
мой надгробный давно о другом
академия эры ирисов
научила креститься до грома
Агнешка, знай, что уже полгода
когда папе рассветы сжигают глаза
он следит за теми бурундуками
что следили когда-то как ты спала
как ты выбирала темную сторону
свет указывал куклу, что надо сжечь
как ты вызывала кого-то плохого
каждый раз когда просто просила есть
когда ты танцевала
под “Fuck Forever


8.

Доброе утро, мой сын,
Победитель всех мировых,
Проигравший обычным грибным дождям,
Первым войнам улыбок, закрытым отцовским глазам,
Мой любимый, доброго века, Валентин.


на стоянку Спарты, на лодочке красной
с круглыми фарами оленьими, в самый угол
чтобы спеть песню о какой-нибудь ягоде
чтобы всем стало вокруг ласково

сумасшедшая лодочка, с веслами из китайских палочек
прошедшая Тихий, уставшая в Тихом,
обреченная только на твой камешек
что раствориться в моих березовых почках
в ожогах и крошках, во тьме и лампочках
сумасшедшая лодочка
на стоянке Спарты, в мусорном баке
лежат недостойные меж сахарной ваты
моя левая ямочка от худобы
для тебя


9.

Pardonne-moi pour tout, ne me chasse pas de la salle de bain,
Laisse-moi être témoin des hivers et de la vieillesse.
Les inséparables se sont enfoncés dans un trauma solitaire
Mais l’un a gardé les plumes pour l’oreiller de notre ciel.
Je porterai tes cheveux dans une pochette
Pendue à mon cou, jusqu’à perdre les hivers et la vue.

(пер. Екатерина Романенко)
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah