ПОМОЩЬ САЙТУ
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Звательный падеж

Илья Ненко. Женщины

23-07-2013 : редактор - Женя Риц





лора лора

Лора сидела такая в терракотовых носках,
С глубокими рытвинами на висках.
Продавала пиво и антифриз.
Середина сентября. На термометре минус три.
И что-то необъяснимо болело внутри,

Пока по телевизору говорили про войну в горах;
Что обозлились на местных жителей черти, демоны и Аллах.
Она берет мобильный, звонит в Ашхабад.
Как там, - спрашивает, - мой виноградник
У подножия Копетдаг?

Отвечает немолодая мать: никакого Аллаха не было и в помине.
Я это только сейчас поняла, когда отец твой подорвался на мине,
Брат – на растяжке. Одной за хозяйством следить невыносимо, тяжко.
А еще неделю назад из дома ушла не вернулась сваха.
В общем, ты понимаешь – швах.

Да и в твоем отъезде я не вижу ни логики, ни перспективы.
Признайся себе – ты выросла безынициативной,
Наивной. 30 лет уже, а ни мужа, ни плешивого даже котенка –
Лишь нерентабельная работенка.
Возвращайся, я каждый вечер тебе буду жарить ишлекли.

Хорошо, - убеждается Лора, - завтра иду за билетом.

На следующее утро наступили выходные.
Мама Лоры собирается мыть полы и
Окна, смотреть телевизор – все равно
Торопиться некуда. Притом давно.
Включает один из центральных каналов.

Голос диктора:
На момент пожара в помещении этого торгового павильона
Находилась женщина лет 30-ти,
Продавец-кассир.
Спасти ее не удалось.
Личность не установлена.
Следователи ищут очевидцев,
Хозяина киоска,
Близких.

С каждым словом женщина
Придвигается к экрану ближе, ближе,
Как будто она не боялась обжечь
Глаза.

Призрачный голубой отсвет
Подрагивал у нее на лице.

Одно слово из новостей, повторенное несколько раз
Одно слово из новостей, повторенное несколько раз
Одно слово из новостей, повторенное несколько раз
Врезки документального фильма о
Садоводческая программа
Трескучие рекламные ролики
Магазин на диване
Промельки          вспышки.


Hide-Hide

На 12-м ряду
Концертного зала Свердловской филармонии
Справа от себя встретил Семена
Вечного корреспондента Комсомольской правды
Которого не видел почти три года
Он порядочно похудел
Из-за боязни рака
Даже вырезал себе из мозга опухоль
Пусть доброкачественную
Голова перешита грубыми нитками
Небритым ртом своим говорит
Не буду больше доверять врачам
Не буду два месяца смотреться в зеркало
Не буду уходить на больничный
Любить никого не буду
Не буду сегодня доставать фотоаппарат
Пока кто-нибудь не помрет.

На 12-м ряду
Концертного зала Свердловской филармонии
Слева от себя встретил
Студентку четвертого курса
Кафедры народных инструментов
Уральской консерватории
Искусственная улыбка
Жидкие волосы
Едва прикрывают ключицы
Жертвы не то анорексии
Не то гемохроматоза
Растерянным взглядом своим
Разглядывает
Стены зала
Ближайших соседей
Монитор айфона
Сцену.

На сцене
Концертного зала Свердловской филармонии
Японский ансамбль Hide-Hide
Похожий чем-то на музыкантов
Придумавших эмо-стиль
Вооружившись лютней
Дудкой
Фортепиано
Доигрывает первое отделение
Под занавес исполняя
В пещере горного короля

Какая херня

Плюется корреспондент
Фотик не пригодился
Все засыпают – никто не мрет
Пойду в буфете выпью конины
Съем бутерброд
И домой

Публика тянется к выходу
Купить альбомы заезжих артистов
Покурить
Выпить
Кого-нибудь закадрить
Студентка плетется к уборной.

После антракта
Не обнаруживается соседей ни справа
Ни слева
Hide-Hide исполняют собственный репертуар
Зрители рвутся в пляс
Несут цветы
Концерт кончается
Люди уходят в дождь.

Ночная уборщица
Обходя подведомственную территорию
В женском туалете замечает закрытую дверь
На стук никто не отзывается
Дверь открывается только ударом ноги
Уборщица упирается носом
В занавешенный платьем живот
Студентки под потолком
Записка падает из ее руки:
Давно тебя полюбила
Четыре года за тобой ходила
Знала, что будешь в зале
ты всегда здесь бываешь
слышала твой разговор
сфоткай меня, Семен!







***

Она была счастлива в этом своем дветыщидевятом,
От этого своего счастья даже плакала,
Поднималась на эскалаторе, сжимала руку своего солдата.

Она была красива в этом своем подвенечном,
Как миниатюрная статуэтка в шелках безупречных.
Потом женскую статую видела во сне. Оказалось, вещем.

Она мечтала после смерти быть как Ленин,
Чтоб каждый день цветы ей клали до коленей,
Или, на крайний случай – страницу в «Википедии», как про Маккормика Кенни.

А он жил где-то между войной и войной,
Между гитлерюгендом и Чечнёй,
Между белой горячкой и лёгочной чумой –

В общем, жил со своей войной на уме.
А она лежит теперь с пулей в голове,
С маленькой дырочкой на платье на рукаве.

Кому платье теперь сгодится, пока модное,
Почти новое,
Один раз всего надёваное?


***

Очередная принцесса уходит в запой, не дождавшись принца,
Оставляет записку: нахер ты мне, журавль, сдался?
Забирай свою половину царства,
Не хочу быть любимой женой, хочу – вольной птицей.


Для него это оказалось страшнее вымысла, ужасней казни;
Как только прочел – сошел с ума, но и этого оказалось мало.
Ее встречали у метро, на площади, у речного вокзала:
Она курила и пила. Курила и пила, как клоун Красти.

Она стояла, пялилась на пальцы, ждала кого-то,
Кто бы обнял, в ресторан сводил, раздел, луну для нее скрутил,
Но нет никого в этом городе, кроме гопников и скотин, уголовников, страшил –
Так и стояла, Вечный жид с синдромом Брута.

она курила и пила
она была одна






***

Ей немного за сорок, толстые ляжки, она пьяна,
И сегодня как будто одна.
Дома ждут трое детей и муж (бывший любимый жених),
Но сегодня ей не до них.
Она знакомится с местным, зовут Сережа,
Говорит «у тебя знакомая рожа,
Ты похож на соседа моего Витю,
Ты бы узнал в нем брата, как только увидел».
Она покупает ему сигарет и вина.
Садятся в ближайшем парке, бухают до дна.

У каждого есть достоинства, за которые прощаются недостатки,
но это – другой случай.
Она говорит «Слушай,
Буду с тобой откровенна,
Мои все дома, но у меня все равно измена –
Кажется, кто-то нас здесь увидит, потом моему расскажет.
Поедем к тебе? Но прежде давай еще по одной вмажем.
И еще, это самое, будь ты Сережа, Витя… да хоть Ириша,
Я буду звать тебя, как мужа, Мишей.
Пусть я та еще курва, но к мужу своему привыкла,
за что-то ведь даже его полюбила.
В общем, не обижайся, милый»


Зинаида Ивановна жалуется подруге

Зинаида Ивановна.
47 лет.
Два года назад
овдовела
(бывший муж заядлый рыбак;
недостаточно крепкий лед).
С тех пор только и может,
что ходить к реке,
видеть отражение свое на дне,
стареть снаружи,
внутри желтеть,
общаться с одноклассниками в интернете.

Неделю назад
ее аккаунт взломали,
стали рассылать с него спам. И
вот
Зинаида Ивановна жалуется подруге:
У меня совсем опускаются руки,
невозможно восстановить пароль,
заняться теперь откровенно нечем,
и сегодня, как, в общем-то, и всегда,
у меня ничем не заполнен вечер.
А там
ферма, хозяйство, важная социальная роль,
и еще
в графе «персональные данные» телефонный номер.

Через несколько дней у нее зазвонил мобильник.
Незнакомый мужчина пробаритонил:
Я от вас получал письмо.
Честно сказать, ничего не понял,
но
вы мне понравились, признаюсь сразу.
Я вам об этом писал, только так и не получил ответа.
Кстати, у меня трехкомнатная квартира,
где мне одиноко.
Давайте сегодня встретимся, Ok?

В тот же вечер Зинаида Ивановна
впервые за несколько лет
ложилась спать в незнакомом доме.

Вот так
даже самая незначительная потеря
может стать началом чего-то нового
целой
можно сказать
жизни.
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah