Сбор средств:
Яндекс Paypal

СООБЩЕСТВО

СПИСОК АВТОРОВ

Тимофей Дунченко

протуберанцы

09-09-2008





1. не забывать
2. диким зверям
3. славно
4. такую особь
5. марево
6. аленький
7. клей
8. протуберанцы
9. мифы
10. ангельское мясцо
11. по ее пучинам
12. грянец
13. волоокие
14. красиво жить
15. золотая мельница




1

на последней и главной тайне
всегда стоит защита нерушимая печать
во мне живет первобытная амеба и
какими бы нитками она ни была зашита
их не порвать

чтобы помнить
чтобы то что ты называешь чудесами не свернулось
неживые серые коридоры
марево сверкающее
в него уходящие смотрят смело
а я бы в него окунулась
не попробую
не хотела

и никакие факты никакие возможности
слова застревают в ротовой полости
и не пытаются не хотят выползать наружу
если вылезут - все разрушат
если вылезут - им уже не помешать
на последней тайне стоит
нерушимая печать


2

диким зверям о тебе говорят их лапы
как бы не было неприступно
как бы не веселилось

щека вжимающаяся в пол
все тело падающее на пол
говорят еще его исцарапал
исцелилось


эти вещи окружающие поющие
собираются из ничего да и нечем их
уходящие но еще идущие
уже мечены


эники бэники в считалке палец
ткнет в лоб и потухнешь
щекой на пол рухнешь
если кто-то обнимет сжалится


диким зверям о тебе говорят их танцы
как бы не было глупо сиять и злиться
как бы не было глупо смотреть и смеяться

до полуночи будет открыта
моя скорлупа
будет ласково ерничать немезида
потому как глупа


диким зверям о тебе говорят их когти
неподстриженные не помытые
как бы не фыркало

кузнечиком ебнутым прыгало
переворачивало наизнанку локти
переворачивало наизнанку колени
так и здесь простодушно хитрые
самое глупое из всех явлений


3

потому что снаружи и статическое
а внутреннего электричества
нет у тебя и это беда
ты после этого - не в наших рядах

а дверь то скрипит
и слышен бой барабанов
их слишком много
не подсчитать их количество
ну и ладно

кто меня найдет тот меня убьет
ну и ладно
что получится то и грядет
ну и ладно

потому что снаружи и кончается
а ведь все это - тебе нравится
не ударив пальцем об молоток
я слишком далеко тебя уволок
не переворачивайся на другой бок

кто меня найдет тот начнет себя
потому что иначе и быть нельзя
что получится то свершится
кабы я была не царица

а дверь то скрипит
и слышен стук барабанов
их слишком много
по ним бьют а им - не разбиться
ну и чудненько
ну и славно




4

потому что такая особь
во всё тычется носом
а то - во что она не тычется
берет посох и бьет посуху
вырабатывает электричество


электричество работает идет дождь
в это время бьет тело другая дрожь
ей готовая подчиниться рассекает себя пополам
неземная утробная жрица
все задуманное ей - осуществится

лесенки ко зрачкам
тропинки к ресницам
колесница мала солнце заново загорится
ты же греешься ты не убийца
нам с тобой не ужиться


потому что тебе становилась открытой
каждая дверь скрипящая
каждая поющая песнь калитка
а за ней легионы стучались а не свершилось
закружилось вокруг закружилось

и по пружинам теряя шаг портя походку
потопляя конечную лодку
пальцами выдавливая собственные глаза
говорит москва нет пути назад

потому что такую особь
во всё тычут носом
говорят здесь уже нельзя
жизнь становится под вопросом



5

мое устало притворяться
что жизнь его влечет
устало врать кипеть бояться
порезалось огненным мечом


манили туманы влекло в себя марево вон за тем деревом
звери стесняются потесниться жертвуют свои теремом
там болота кисельные там берега затягивают
там такое веселье что здесь их уже оплакивают

нераздельные дни странные
вешними кланами внутренними буранами
будут они юными
юными прямоходящими ямами


и уйдут до приюта а там ту же правду льют
там на пороге в соломенном стоге
торчат неживые ноги
и пяты птички клюют
да подавятся на своем итоге

сжигали следы по воде
это пламя сносилось теченьем
несколько лет показались сплошным развлеченьем
шло и ногтями царапало
на последнем выдохе сцапало
и заткнуло дырочку
в выпирающем клапане

и гремело в самой сердцевине
смерч застыл воронка цела
лицо дольками апельсина
развалилось дотла


заманили умами но бедра свои сжимали
присосались губами оставили кровотеченье
память бежит по обратным следам
изведанными тропами
где остановится там и положит пачку
пригодится еще печенья



6

я же чем дорожил чем
стали бы маленькими
цветочками аленькими
только выдернешь с корнем
и чудовище твое палит
не остановится ни перед чем


из всех пулеметов со всех вертолетов просто так
без причин
за пятак за медаль за итаку за маму за просто так
на почин

а личинка как змейка вьется шнурком
входит в розетку глотает свое электричество
наше могущество наше величество снежный ком
и король горы умножает свое количество

так как ты снежинка и я снежинка на дворе лето
все проскочат по блату не по билету
все равно несчастье все равно как мухи
мрут и мрут
чтобы выжить мечи икру

чтобы выжить мечи из ножен
мечи из ног
царь последний из осьминог
дышит чернилами бьет чернилами по врагу
а друзья попробуют просекут

и сеча по речи обводя кружочком квадрат
перелистнул страницу заштриховал и как мухи
мрут и мрут
на предыдущей
наше величество терпит свое преимущество

я же чем дорожил чем
оно совсем не при чем
на правом синица
на левом ангел сидит плече
к уху плечом


затыкает а шепчет ввысь
все тут господи заебись
все по плану еще немного и пророчица ошибется
кровь пусть жиденькая но прольется

я пророчу а сам сгибаюсь
во мне чуждое образовалось
во мне чуждое портит жизненный уклад
самая золотая из всех преград
становится воротами
раскрывается золотыми губами
и серебряный ее язык
образует слова что я пузырь
что лопнет и будет пятно
не отстирывающееся веками

я же чем дорожил чем
оказалось ничем




7

от клея на губах
онемеет его аллах
и своего мухаммада не проведет
тот не поймет
в какую идти атаку


стоят и ждут застыли
шипят волночками на виниле
только бой часов на двери засов
я увидел ее - и лодки оттолкнулись от берега
и поплыли

ритмы башни крики сверху
на лежачей спине прорехи будто пули
будто плюнули и хихикнули
обманули
будто плюнули и хихикнули
финист ворон глаза повыклевывал

бой часов на высокой башне
не слышим издалека не виден
очередью имени калашникова
бензопилой ничьего имени

рвет плоть освободится душа
она вылезет тихо плоть круша
она вылезет нежно кожу ломая
душа не кривенькая а прямая

опоясает ее клей
как хочешь выбирайся но патоку разумей
как хочешь изворачивайся
ждет хрустальные башмачки падчерица но женщина
этот пол уже деревенщина
этому полу править но его глаголъ
чертит пальчиком произвол

на губах его литры клея
он читал в девяностые только тогда и понял пелевина
он искал в полях зелени четырехлистный клевер
но замкнулся на ее плеве

я о чем я совсем ни о чем
во мне сдох печорин и выдохнул горячо
так другие играли во классики со змеем
ни во что другое играть не умеем




8

лежит туловище над ним круг образуют птицы
я люблю тебя родная мне с тобой не ужиться
мне с тобой мои норы заткнутые земью
не выломать ногтями да и только из лени

а вокруг леса поля дороги ломаные асфальты
лес многолик лес дремуч и покрыт базальтом
жеваные дороги выбираемые указы
я их всех в корзинку бросал у кассы

а потом роптал и кривил взгляд
говорил я всему здесь рад но не рад тому
что мне нет пути назад
а мое назад хорохорится и ждет энного счастья
мои куклы пластик мои мысли пластик словно в моей власти
не туда не тогда и не в то время
мои норы заполнены земью
мои норы не выкопаны мной
но мной обжиты
я дам первый сигнал в барабан побью
попляши ты

а я танец запомню
я только и помню - танцы
первых классов банты
пятых жгучие протуберанцы
а дотронутся - и в тебе шевельнется
очень красивое движение солнца
дай бог
никто из нас двоих
им - не обожжется



9

климат цвел и пах и обыгрывал
этим поддул в меха
вышил белым металлом
от ярости страха чем
за спиной непонятная жизнь полыхала
била азбукой нотной
в минорном ключе

нет соцветий плыла с венком на челе
девка бледная - руки на животе крестом
а крест выцарапан золотым углем
на двукрылый шлем
целилась и сжимала в губах золотой пистон

он и цвел и пах тащил в ящике маскулинный прах
рассыпался жидким песочком на каждом водном пороге
минотавры рек на речных углах
действовали против логики

девка дышала чревом брала налево
образовывала вздутие черный буек
ей не выбрать какой фруктозой польстится ева
но знает чьим пальцем сомнется вселенский курок

и чей прах пропал чей пропах будничным балетом
она ставит начало жизни в начало лета
и скрипит зубами да так что неимоверно тошно
что бог ее - впервые делает оплошность

и меняет климат меняет запах
ставит животных на задние лапы
но не определяет куда идти
они бегут на двоих - друг другу не по пути

они не знают куда они не помнят зачем
в их памяти много воды и один ковчег
они выйдут на берег а на том берегу уже
стоят новые боги в золотом неглиже

а та девка со своим собственным климатом
знает его лимит не покинет его
и имя ее не имя ее имя будет забыто и вынуто
станет мифом

а мифы уже того



10

ангел спустился давайте его съедим
прищуры как цитаты ухмыляются как дети - скопом
в эту новую весь во все глаза да по хлебным тропам
пешком пойдем
поглядим что за ним

за ним резь и лязги
за плечи берут и протаскивают
тычут носом в грязь на чистоту
ласками возбуждают и лижут мочки
и пойдут клочки по закоулочкам в разноцветных носочках
могут быть за любыми сказками
за любыми сказками - жжет во рту

отрезая бедро окропляя следующий шаг
никому не бежать никому на квадратик шах
что ты взял ее и прижал
что ты дамка и всем внушать
никого не убить только глупенько обижать

я стояла как будто знала
что смотрела
но не жевала ангельское мясцо
я стреляла ага стреляла
но к лицу его своим лицом
но лицом в лицо


и жужжало внутри жужжало
одной очередью положила
обесцветилась возмужала
показалось бочком светило

че те этот светящийся хула-хуп
мышцы шеи - его как стрелки крутят
тихо еле ползет по воде ладья
станет кончится пароход
жахнет громко из всех орудий

на табличке в номере гостиницы
пишут занято а она никогда не подвинется
она лучше сожрет своего ангела
ну по крайней подвыпьет кровь
из небесной ранки

а ангельский светящийся хула-хуп
вдруг застынет на его затылке
и покажет что находится вверху
зазвенят неживые жилки



11

осветили до чресел сказали маленькая еще
фонариком тусклым китайским фонариком
будет много мужчин будет начат счет
самый главный ее просчет очень маленький


где же политика твоя девочка
мяу-мявочка щиплет щепочка
груз ударяющийся в дно лодки
мы с ней были почти одногодки

а у нее обрушилось все внутри скукожилось
глядь какая барышня с балкона плюет никотином
это ж он просто так подохнет другой продолжит
и он будет - непобедим

а выпадут лезвия из кривых личин
идеально наполненная капучином
хошь кричи хошь молчи никаких причин
шагать по ее пучинам

только бы цвел только бы цвела
и возможным был поцелуй
только был бы цел только б была цела
аккуратно лицом к лицу

гибкое солнце в твоих словах
разгорится под стеклышком
вьется еще дымок
я еще чуть-чуть я еще едва
говорить хотел и умолк





12


небо гремело потом ревело
его триалы касались почвы
земь кукожилась осоловело
ничто не вынет ее из порчен

а я тут рядом за мириадом
иду парадом дышу на ладан
я тоже атом и тут же матом
кричу гремучим колючим ядом

его же грянец в пяту поглянец
трещит и дергает за рукав
бох предлагает медленный танец
и только это в его руках

и только это небесит ночи
и только это блакует весь
он тут лежит растрепанный охламончик
такая жизнь а такая жесть




13

волоокие дернули за веревочку
отвалилась челюсть
стукнулась об камешек в том же камне
его присутствие
нарядили елочку и последний ее шелест
обозначил праздник целовал
в высохшее междуустие


и случилось царствие как мы лязгали и простыми ласками
убедили что двигаться надо опасливо
оборачиваясь не дай что - лизнет след
не останется не заблестит

и кривая дорога ногами в нее по локоть
соблюдая себя как шар
покатится и никто не трогает
тем ломая уже круша

и прямая уже и на шаг
ближе дальше к последней границе
скачет молодая блудница на золотом козле
навстречу бог на серебряной ослице
на репите самая прекрасная музыка на земле
три минуты и всё прекратится

и кладет на порог вот ваш богг
а я дальше пошла под плуг
меня дернули за хвост волоокие
ведь не мыли немы им руки

где тут царствие где тут пастырь
глубока моя рана на ране пластырь
а из под него родничком бьется кровью пульс
волоокие обещали но не вернулись


14

красиво жить
наяды и дремота
магистр йода со стрелою во губах
он выведет дремучую породу
введет ее
во страх


крепкие слишком губы смешные на них узоры
яишенками поутру противилась иночья ничья
мародеры моей реальности не выдержали позора
убили сбежали и спрятали следы в устье ручья

а двуногий бык поглядит как они бегут
как они редеют стучась о стены и от того гудят
как они разбудят им снящихся голубей и возликуют
нету ада есть только медленный жизненный яд
и голубиные трупики-крылышки
станут прозрачными
взлетят ввысь
переливчатыми пупырышками

и их день не день - дурно пахнущая песнь
крутят в скважинке басовый ключ
а она голодно звучит она хочет есть
лижет стопу им воет стонет канючит

мол двуногий вол был гол
мол в златые врата был гол
мол слепни отбиваемые хвостом
тем самым звенчали в натянутый колокол
он ликует его прикол
еще чуть-чуть и причалит

жить никак тетива туга
стрелок наяда нага но ее оружие
не в ее руках а в глазах сигнал
что немного яда и будет награда
записана на плакат
а в глазах сигнал
что ей на самом деле нужно

крепкие слишком губы слишком узкие коридоры
сломанные в груди моторы
наяды и дремота тревожно и беспокойно
семья без обозначенного урода
бежит петь
и поет только песнь не та
и поет и песнь слышно на два балкона
кого бы не разогревали
его уже не согреть



15

шла на костер
и просила сестер
заплетите мне в косы
ленточки из атласа
на запястье левое наденьте
милого оловянный браслет
это неправильные вопросы
это невысказанные приказы

и в тот миг когда зазвенели люстры
задрожала листвою мебель
и кончил в окно отколовшийся полуостров
обозначив свою погибель
отвалился кобылий корень
а другого в запасе нет

острова там кровавы
широкое море а меня поцелуют в губы
любимые трупы
и будет смешно и глупо
как будет смешно и свирепо ударят
как будто они двуглавы

потому как любые
на грустном суде неправы
и обутые в кирзачи из лавы
в покрытые мхом тулупы одетые
на неудачу сетуя проклиная островную жизнь
бессилье свое не чуя
падают под лабрис
парнокопытному палачу


а я шла по костру
и хватало за пятки пламя
и сестра мне тянула руки
а я как камень
становилась ничья никому нет речи
как откликнется берег вспенится
шлепнется на песок
и разденется
не перечь палачу
комариным укусом его топориный меч

кораблиная дочь
ждущая ласки леда
только бы солнце вылупилось
треснула его скорлупа
бессилье свое не чуя
бессильем своим глупа
не сработает яд на мои лагуны
твои солнечные логины
а он взял меня и покинул как будто предал

острова тут пустынны
живые звуковые волны
под водою спрятаны их вершины
посреди них горят костры
облака опираются на тлеющие колонны
шипит каменная поленница
комнатная тоскливая пустота

за горизонт уплывают сестры
из моей последней искры
разгорается золотая мельница
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah


πτ 18+
1999–2020 Полутона
計画通り