RSS / ВСЕ

|  Фестиваль "Поэзия со знаком плюс"
|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
|  Новый автор - Сергей Мельников
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Тимофей Усиков

я тебе конечно верю, с карамелькой за щекою

04-08-2019 : редактор - Тимофей Дунченко





маячки

разноцветная соль не порождает мысли,
но окрашивая перекрёстки, сковывая кости там,
где прошлое гигиена будущего -
подробный наркотик для случек с землёй.
но разве возможно - подробный секс?
ведь тут останешься об этом:
и это тоже бог, и это тоже бог, и это тоже…
лицо будущего трупа стянутого свастикой.
распирает формальная левизна и сперма
летела во все стороны. серым становилось
серое. серо стало, светло:
в бане - пещера, в дыму - молоко.


стратеги 1

ты капитан
ты проникай в это
японец кричит перед рестораном
так он встречает бога
ещё хорошо веселиться
за тобой последнее слово,
десять минут от метро,
застойная кухня, трюмо
эпатаж, на уроке истории


курьер

сидят друг друг на друге
грех не умереть
ещё ты мешаешь
у тебя была хореография?
нормально нормально
конвейер с дверьми
нечего сказать
количество вводных которые
учитываешь сократить
сказать сказать
упал на траву обмена
лицо журналистки
пизда действий
пидорги
я мог бы быть на твоём
месте
недоумевать
я не на твоём месте
доумеваю


почти волки

микки-маус говорит
говорящее слово
горящее
потолок
без хозяина пёс
непоследовательный
даёт много сил
а тело становится общим
но общество так не работает
"но" вместо "и" не случайно
дети, дети, встаньте в круг
микки-маус ваш супруг
словом пастыря в 10-м часу
нравственность
нравственность
нравственность
даёт много сил
а тело становится общим
мёртвый автор, весомая связь
мёртвый Бог, хороший Устав


стратеги 2

в углу шампуни на полочке
старше
чем резиновый геноцид и медь
быть тем кем кому кажешься
ведь не видно
за кого ты себя выдаешь
засунуть писюн в бутылочку
быть осмеянным
денотаты, расщепляющие знак


бессознанка

боли нет
есть только текст
американский
неприкосновенный
как бутафория снятая в
документальном фильме
обретает своё достоинство
так и я ничего не знаю
об этом понятии
невижуникомунескажу
а оно есть, достоинство
вставшее на кофейную чашку
поупиваться бессмертием


воздух

ходьба чайная
водяной сон
безгрудая женщина под зонтом
утро обещает вечер
ужин - сюжет
образы листьями
падают и засыпают
по горло
не больше чем я
в лучшем случае
реконструкция
жухлый пергамент цифры
метакурёхин и чемодан
с иероглифами
тело змеи плюющейся


откровения

меня всегда привлекали
обыватели
божественные
для которых конгруэнтны лишь симулякры
и наблюдатели
разрешающиеся в отсутствии смысла
и видимой связи между вещами
но ни те, ни другие
не возьмут меня к себе
первые скажут
твой гроб будет слишком тяжёлым для нас
он сам уходит под землю
и смерть сама по себе загадочна
нечего её отделять
скажут вторые


мои караваны

Джерри, живущие в теле
инициации (Земля),
разбежались по своим
Норбертам, Винерам
и пишут друг другу:
"Что это за жвачка?
Сверхпоэзия?" - Пишут.
Тонкую часть души
женщина хранит -
сбылося всё, сбуеется:
голубая песнь, качели,
берёзки, берёзки,
не с кем делиться.
Чайник, кипящий на кухне
коммунальной квартиры.


мышки

около клуба "Смена" больше народу чем
внутри
под ритмы биг-бита вырубили какого-то чувака
"нахуй насилие!" - кричит МС в микрофон
девчонки дают себя потрогать
потом включают бокс
молодой рэперок по имени кирилл
крестит только что проблевавшегося чувака
тот пытается его ударить
получает сдачи и разбивает голову об асфальт
из магазина выскакивает полублатной
парни изъясняются на музыке
пацан с ДВ-камерой, повязанной ленточкой от текилы,
радуется удаче документалиста
лето, 2016-ый, рядом всё ещё работает
"Китайский лётчик Джао Да"
"Чебуречку" всё перестраивают


рядом со взлётной полосой

Мне никогда не снился президент нашей страны Путин (его называют по фамилии). Но однажды я был им, точнее, он — мной. Иногда мне нужно побыть одному. Для этого я сажусь на велосипед и еду на окраину города, чтобы заночевать в лесу. В этот раз я поехал в сторону Пулково, в лес рядом со взлётной полосой. Было начало лета, множество комаров облепило меня, когда я устроился под деревом. Считаю, что комары, это как холод — нужно уметь пропустить чрез себя. Комары садились на меня, а я давал им пить свою кровь. (Очень неприятно, когда кто-то, заметив на тебе комара, которого ты уже с минуту любовно поишь, убивает его: «Да на тебе комар сидит!» - и на тебе оказывается трупик в тёплой твоей собственной крови.)
С собой у меня была сумка с книгами и записные книжки, самые главные из которых я оставил дома, поэтому уже ложась спать, знал, что вернусь обратно. Чтобы дойти до этого места, мне пришлось тащить велосипед на себе, прыгать с ним через канавы. В таких лесах всегда неожиданные находки — сдувшийся надувной матрас, новодельные иконы, телевизоры, различные советские агрегаты непонятного значения. Я лёг, разбросав вокруг себя вещи и подложив под голову сумку. Среди вещей была и «телефонная книжка». От комаров было больно, но уснул. И увидел себя со стороны.
Что я — Путин. А на плече у меня сидит маленький попугайчик с лицом Медведева (это премьер). Сознанием я тоже был Путин — это выражалось в том, что я чувствовал себя Архитектором. Тем, кто знает, как что построено и думает, как построить изящнее, выше, прочнее. Что у меня прямая связь с Богом. Как Медведев сидит у меня на плече, так я — у Бога. Не хватает смысла, идеи — пожалуйста, есть я.
Когда я проснулся со всей это информацией, я понимал, что остался самим собой, не было никакого телесного превращения. Но сознание... Солипсизм — это, конечно, не моё, но тем не менее Путин был во мне. Однозначно, как говорил его предшественник.
Архитектор — тот, кто чувствует малейший дисбаланс. Мне почему-то стало стыдно за публикацию одной «документальной» истории, в которой не были изменены имена прототипов. Она была про некую группу людей. Я нахожу в «Телефонной книжке» номер начальника этой группы и рассказываю о существовании его подопечных и его самого во вторичной реальности, однако говорю, что имена поменял. Но на самом деле: я же Путин — и отдавал ему приказ поменять имена реальным людям. Начальник понял меня и пригласил приехать к ним на праздничную ярмарку.
Машины на трассе казались лишёнными смысла, но я его им предал. Самолёты были лишены смысла, но я его им предал. Заводы вдоль дороги были лишены смысла, но я его им предал. Захотелось пить, и я заехал в полусельскую какую-то «Пятёрочку» (сеть продуктовых магазинов «бюджетного» сектора).
Люди отвлекались от каких-то своих милых препирательств и смотрели на меня почти с ненавистью. Они тоже видели весь этот абсурд, но терпели его. Благодаря мне. Увидев у меня в руке бутылку с лимонадом, люди стали смотреть немного доброжелательней: пьёт — значит ещё не совсем аннунак.
Я проехал ещё несколько километров и понял, что я голоден. Рядом был большой торговый центр. Прежде я сходил в туалет, а потом пошёл в ресторан с детской едой, называемой «суши». Заказал суп. Официантка обслуживала меня предельно сухо, даже раздражительно. Она поняла, что я пришёл, чтобы поесть, а не наслаждаться ролевыми играми, что мне важен результат, смысл, а не процесс, который она с виртуозностью организует. Ну, или она была раздражена просто, потому что я Путин, не знаю.
Следующая моя остановка была уже в центре, недалеко от дома. Я зашёл в магазин, чтобы купить сигарет и «энергетический напиток» (лимонад якобы с гуараной или жень-шенем). Хотя мне неудержимо хотелось их украсть, благо система самообслуживания позволяла. Я купил. Рядом с моим велосипедом тёрлась какая-то попрошайка благородного вида. Смысл и бессмыслица перемешались после нескольких глотков «энергетического напитка». Я уже почти полностью был собой. А когда доехал до дома, то всё это путешествие и вовсе предстало материалом для литературных упражнений. Хотя в прошлые разы такие поездки действительно придавали мне сил.

 
2013 - 2017, собрано 2019
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah