RSS / ВСЕ

|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «СТЕРХ ЗВУКОВОЙ»
|  Фестиваль "Поэзия со знаком плюс"
|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
СООБЩЕСТВО ПОЛУТОНА
СПИСОК АВТОРОВ

Юлия Тишковская

до начала

04-08-2006





сборник стихов «до начала»

*

от сих до сих,
и более – едва ли.
нам наша боль,
пожалуй,
по плечу.
и если я сейчас за все плачу,
то значит,
что бесплатно выдавалось.

и слезки кошки
отольются нам,
подкованным на все четыре стрелки
у компаса.
он защищен от ран
надежнейшим экраном полимерным.

поэтому
вернее нет пути.
до перекрестка,
а потом – направо.
и стоит эту боль нам перейти,
как попадаем в сточную канаву.

на дне ее
мы
обретем наркоз,
и легкие
расправятся водою.
так
каждый узнает,
что он – матрос
на неисправном судне
в море боли.


*

доливаю воды святой
я в бутылку с водопроводной.
с виду
кажется полной.
а попробуй стакан наполнить –
неприятный осадок темный.
непригодная
ни на что.
вот и сердце мое
как дно
неглубокой, но быстрой речки.
ей в лицо
корабли щебечут,
со спины же
несет холодком.
говорит:
чую я
человечинку.
ты долей-ка воды еще.


*

к интерьерности парка,
где скамейки развратно пустуют,
ожидая, что солнце лапкой до них дотронется, -
голубые шарики неба
я приплюсую,
чтоб все это стало одной
неподъемно много.

и ты тяжесть земную охотно
взвалишь на плечи.
мы научимся по-святому не думать.
и будем любить друг друга
безмолвной речью,
бодро отсчитывая секунды.

когда помощь твоя
утратит способность значить,
моя судьба,
потеряв последний рассудок,
скажет «фас»
и отпустит беды поводок собачий

и я побегу


*

мы оба как в больнице,
но ничего серьезного, -
врачи говорят, - вот снимут бинты –
вы увидите;
срок выписки
зависит от
произведенного крика,
деленного на
время наркоза


*

кого мы будем
любить в аду,
когда туда попадем?
первого из?
последнего из?
ребенка?
родителей?
никого? –
разгорячив послесмертный пыл,
который навечно
нам дан.
но если там будет
возможность любить –
то это уже не ад.


*

тяжело в ученье –
легко в бою.
в середине лучше,
чем на краю.
это нам запомнить
легко с тобой:
мы на флангах
встречаем
учебный бой.


*

даже если узнаешь
будет ли
дальше лучше
будет ли
дальше хуже
будет ли
дальше

будешь
смеяться
смеяться

тогда тебе
поверят
в любом случае


*

встань справа
меня
встань слева
меня
впереди
сзади
меня

от перестановки мест
меняется точка зрения

не меняется
сумма


*

ну вот же оно,
в дырках сердце, -
от тебя,
умеющего говорить так сладко,
так остро
и интересно, -
под свитером
распласталось.

ах, ставьте же
самую лучшую пломбу
из новейшего материала.
или, может, придется уже
коронку?
дорогой имплатант?

да, я знаю,
правила гигиены
нарушала неоднократно.
все стерплю
и приму на веру.
боли вкус
углеводно-сладкий
нахожу как расплату,
полулежа
в поднятом кресле.


*

ты видел
как я выгляжу
потом
потом
когда все закончилось
когда ты уходишь
лучше бы тебе
не видеть этого

ты слышал
мой голос
первые слова
интонации
какими я говорю
с кем-то
неважно, с кем
сразу после
разговора с тобой
отжимая
красную кнопку
лучше тебе не
слышать

потом
потом
эти увестистые шаги
это – сапоги
по грязной
лестничной
клетке
приходит потом
а мы – вот они

ты и я
не видевшие друг друга
после расставания
в невозможности видеть
в недосягаемости слышать
сталкиваемся
на углу третьей улицы

не узнаем
никого
в лицо
по голосу

не узнаем
потом
тех
любивших
и не было их
есть только мы
только мы
после
потом
никогда – до


*

протяни руку.
дотронься
где-то в районе плеча.
это страшнее всего того,
что ты изучал:
взять и
прощать
и прощать
и прощать
до самого дна,
до начала.

родители развелись/
кто-то умер/
отец-алкоголик –
не важен состав –
наш мир изначально
горек, -
чтоб ты, посетив его,
затвердил,
запомнил:

прощение –
самое главное,
самое трудное
чудо.
как возвращенье
домой
навсегда
оттуда,

где
учителя несправедливы,
а мир
взорвался
где-то ниже пупка.
она на тебя
не смотрит,
не замечает.
и ты
бесконечно мал.
от звонка до звонка
ей
родителям
миру
Богу
не прощаешь
все,
не прощаешь.

деревья – выше.
стройки – стремительней.
дома становятся
старше родителей,
чьи промахи с каждым годом
все незаметней.
мы все потихоньку мудреем
на пороге
прощения.

и вот –
началось.
наехало.
плачешь.
как донесла внутренняя разведка,
ты рассекречен,
и с этого места
можешь считать себя
человеком.
и уже –
не схалтурить.
прости
за всех,
и пусть останется
крохотная надежда,
что мир как мячик
покатится прямо с горы,
но удержится
за секунду
до
затяжного прыжка
в высоту


*

цыплята по осени считали
свои попытки остаться в чьей-нибудь памяти
и не заблудиться там.
свои попытки когда-нибудь превратиться
в большую и полезную птицу.
хотя бы нести яйца.
трудиться,
не покладая крыльев,
не вырастая в унылого обывальца,
под чувством вины
сохранять невинность.

цыплята расплачивались
городами,
какими-то странами
с неизвестными марками,
профессиями,
постелями,
и
не знали –
где же она –
граница попадания из холода в жар.

цыплята по осени считали –
не досчитались самого младшего,
искавшего одуванчик
в стоге сена.
теперь, господь,
когда его нет, -
самое время исполнить свое обещание:
сделай море
вровень с его коленом

чтоб
маленькие мы
вылуплялись, любили и
уплывали
как легкие парусники
в пасть неба.

осень 2005 – март 2006 гг.
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah