РАБОЧИЙ СТОЛ

СПИСОК АВТОРОВ

Геннадий Каневский

Вольным часам. Переводы с белорусского языка

12-08-2020 : редактор - Владимир Коркунов





Кристина Бандурина

*   *   *


Первое лето, которое ты помнишь:
соломенные волосы, острые коленки,
половина тела ободрана —
так ты училась лазить по деревьям.
Черная мякоть вишен,
глубокие овраги и склоны,
дикая клубника, неспелые орехи,
застрявший на 14-м лифт.
«Выходи!» —
Кричат друзья под балконом.
«Мам, я на улицу», —
летишь играть в прятки и в вышибалу
на весь день,
до темного-темного вечера.
Возвращаешься домой голодная, чумазая,
но счастливая.
Мама режет арбуз — сочный, ароматный,
пахнет на всю квартиру.
Липкие пальцы вытираешь о шорты
(да, ты еще носишь шорты).
Бабуля ворчит:
«Будешь стирать сама», —
развешивая над плитой
ползунки младшего внука.
У тебя уже есть брат.


Твое самое яркое лето:
зеленое покрывало
огромной мягкой кровати;
открытое в жаркую июльскую ночь
старое деревянное окно,
выкрашенное белым.
Чужой, еще незнакомый город.
Ни дома, ни работы, ни места,
где можно остановиться.
Все дороги открыты,
всех их одинаково боишься.
Бабули уже нет,
мама учится жить
после смерти мужа,
старые друзья стали чужими,
брату дали первый срок.
«Пошли играть». — пишет девушка,
которая тебе страшно нравится, —
и для тебя ничего не существует, кроме нее.
Четвертый час утра.
Губы — как линии электропередачи.
Возвращаешься утомленная, переполненная, счастливая
и долго не можешь заснуть.


Твое самое тревожное лето:
воркование голубей на подоконнике,
запои соседа-мента,
антисептик и маски,
бутыли, бутылки, банки с водой,
очереди, подписи, петиции,
листовки, жалобы, тексты.
«Меня это не волнует». —
говорит мама за две сотни км
от места событий.
Брат со второй химии пишет
«Будь осторожна».
Младший закончил школу.
«Выходи!» — гудит интернет,
и ты отправляешь друзьям инструкции:
- если задержат;
- если посадят;
- если убьют.
Целуешь девушку, которую никогда бы
не отпускала,
и хочется лишь одного:
вернуться —
голодной, усталой, чумазой,
но счастливой —
и повторить еще раз.


8 августа 2020 г.


Владимир Лянкевич


*   *   *

в какой-то момент начинаешь понимать всяких ацтеков, египтян и т.д.
вот что нам надо — надо насыпать горы
тогда наши дети наконец начали бы рождаться с орлиными носами
а не со вздёрнутыми и курносыми

насыпать горы насыпать

продать имущество, купить машины, непременно с кузовом, заступы,
лопаты, совки, мешки — всё для того, чтобы

насыпать горы насыпать горы

если бы у нас появлялись не только поэты, если бы смерть настигала литературных героев
не только оттого, что кинулся в реку, не только оттого, что болото
засосало, не от мороза, а ещё и оттого, что сорвался с горы

насыпать горы насыпать

одну за другой, пусть это будет народным движеньем, и никто им не руководит, не сверяется с планом, пусть сыплют неровно, а потом можно будет следить за тем, как каждой из них нарекают имя,
как понемногу некоторые из них покроются деревьями, и люди будут наблюдать за своими питомцами

насыпать горы насыпать

а там уже, чуть позднее, появится национальный праздник — День Гор,
а может быть — целый недельный фестиваль,
на который будут приезжать и глядеть иностранцы,
а на горах будут расти бульба и национальное достоинство

насыпать горы насыпать

к тому же, у проекта есть приятный бонус: то место, откуда мы будем выгребать землю и камни для наших гор, станет целым готовым морем (название для него давно валялось без дела)

насыпать горы насыпать

обеспечим потомков на сотни лет доходами от туризма
возьмём себя в руки, подправим добытое Ставры и Гавры*

насыплем горы насыплем
_____________
* В белорусской мифологии — два любимых пса князя Боя, легендарного прародителя белорусов.



Юлия Тимофеева


косточка

Мои мёртвые, всё б вам стучать в мою девичью голову!
Вальжина Морт


водою розовой
хлебом вешним
мы кормим мы поим
своих умерших



чтоб не били клювами
в наши окна
чтобы тихо дышали
и молчали о том, что



из моих волос
на том свете
качают
колыбели



моей месячной кровью
в иной юдоли
кто-то поливает
лунное поле



из моих чёрных мыслей
на том свете
кто-то шьёт бархатные
футляры
для острых как лезвия
молний



а мои белые мысли
как рушники
вышивает крестиком
на кресты
будущим душам
(а невышитые
стелет под ноги
душам прошлым)



моей слюной
на том свете
смазывают гремящие колёса
поездов, под завязку набитых
желаниями земными



по пути желания выпадают
но никто их не ловит
поезд гремит всё дальше
меж белых мхов, меж серых туманов



наши умершие
клювами
пьют розовую воду
наши умершие
беззубыми дёснами
жуют мокрый хлеб
сладкие капли
стекают по подбородкам
наши умершие
молча кивают
благодарят нас



я в ответ им спасибо


в красной глине
своего сердца
я вырыла ямку
и в ней схоронила
синюю косточку
она проросла
с той стороны земли
ешьте с неё
на здоровье
круглые плоды
моей боли
мои умершие



живите
я ваша косточка




Татьяна Сапач (1962–2010)

*   *   *

— Послушай, старик,
нам свободу вчера обещали,
и нынче с утра
уже площади полны народа,
их радость ведет,
и она нас вовек не покинет,
и с этого дня я с тобою
расстаться хочу…

— Послушай, сыночек,
вчера к нам зима подступила,
и белые платья
решили примерить деревья,
и инеем ранним
чуть проруби сверху покрыты,
и холод скрывает
повсюду и запах, и вонь —
и будет держаться
все это до вешнего ветра —
тогда на дорогах
откроются старые раны,
лишь солнце сорвет с них повязки…
И кровью и грязью
окажется радость
и званая вами свобода.
А тут, под землей,
тут, где низкие своды и плесень,
на темной стене
будут милые блики играть
от зеркала крошечной
светлой и вечной надежды…
Но в книгу, где нет ни последних страниц,
ни обложки,
где вы, мастера сумасшедшего времени,
жили,
я вместо закладки сегодня
листок положу
прекрасной герани,
похожей на кровь и огонь.



Владимир Короткевич (1930–1984)


Улица космонавтов


В городе без троллейбусов,
Над рекой — над текучим сном,
На улице Космонавтов стоит материнский дом,
На улице Космонавтов, где вечный шмелиный гул,
На самой любимой из всех,
куда в жизни я заглянул.
Стоят там дома, охвачены пожаром ярких рябин —
Шестнадцать одноэтажных и двухэтажный один.
А рядом с ними возносятся над кручей садов золотых
Громадина пивзавода, дом Общества глухих.
Чей там смех ироничный? Лучше бы помолчал:
Босиком по горячей пыли я здесь удочки нёс на плечах.
Тут мама моя у калитки, как встанет месяц над ней,
ждет непутевого сына с неведомых дальних путей.
Осенней мглой безнадежной и весной,
когда гонят коров,
Единственная из тысяч, ты — мой свет и любовь.
Нигде на свете не встретишь карнизов, цветов таких,
Тут гуси такие важные, будто с Марса вывезли их,
И нигде не взрастил на свете огромный вишневый сад
Таких малышей крикливых и прелестных, нежных девчат,
Девчат, что всю ночь до рассвета купальской доброй порой
Распевают звездные песни про вербу над тихой водой.
Пойте, девчата, подруги, чтобы отдых дать соловью,
Про сон и белые вьюги, про судьбу и утрату мою.
Никому на свете невидим, стою и слушаю вас,
Чтобы сердце не горевало в черный полночный час. 
Улицей Космонавтов сбегает в долину гора.
Исток ее — в центре города, устье ее — у Днепра.
Направо — дома и краны, над трубой — завиток дымка.
Налево — Днепр и обрывы, и над этим всем — облака.

Теперь же, после полуночи, когда нет в окошках огней,
Над ней — белорусское небо в красе предвечной своей;
Слегка мерцает Капелла, синеет вино в Ковшах,
Шлях Чумацкий вихрится пылью, серебрится Батыев Шлях.
Пойте, девчата, пойте, чтобы жребий метнуть:
С улицы Космонавтов взлететь на небесный путь.
Спасибо за передышку. Сад недаром цвел у крыльца.
Я отправляюсь в дорогу. Дороге не видно конца.
Но где-то все время светит, как в космосе дальняя цель,
Улица Космонавтов —
Пустая моя колыбель.



1962 г.

Кристина Бандурина (р. 1992) — поэтка, переводчица, редакторка, авторка поэтического сборника Homo (2019). В 2017-2018 гг. — редакторка отдела поэзии минского молодежного литературного журнала «Маладосць». Живёт в Минске.

Владимир Лянкевич (р. 1987) — поэт, переводчик, музыкант, член редколлегии минского журнала переводной литературы «ПрайдзіСвет». В 2012-2018 гг. лидер минской фолк-прог-группы «ТонкийХод». Живёт в Минске.

Юлия Тимофеева — поэтка, переводчица, публицистка, авторка нескольких поэтических книг на белорусском языке. Переводит европейскую прозу и поэзию. Редактор минского журнала переводной литературы «ПрайдзіСвет». Живёт в Минске.

Татьяна Сапач (1962–2010) — белорусская поэтесса, журналистка и переводчица, автор двух поэтических книг, активистка движения за независимость Беларуси 1980-х годов. С 1991 года жила в Вильнюсе, работала на радио «Свобода», участвовала в деятельности литовского белорусского землячества. Погибла в автокатастрофе.

Владимир Короткевич (1930–1984) — белорусский писатель, публицист, поэт, переводчик и драматург, сценарист. Классик белорусской литературы. Жил в Минске.
 
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah





Cбор средств на оплату хостинга
Cобрано 4800 из 10400₽ до 31.12
Яндекс.Деньги | Paypal

πτ 18+
1999–2020 Полутона
計画通り