РАБОЧИЙ СТОЛ

СПИСОК АВТОРОВ

Алексей Черников

Работа над ошибками

15-08-2021 : редактор - Кирилл Пейсиков





поэма для одного человека

1
Я долго ждал проснуться в тишину,
Разнять в гортани пузыри ангины,
Чтоб снова петь земному волокну
И целовать отростки древесины
В твоём дворе у лесополосы,
Куда я провожу тебя по шпалам,
Дыша ночным прощанием росы
И железнодорожным перегаром.

2
И вот, пока я сплю, а ты не спишь,
Я вижу сон, как бы идя с поминок:
Как ты воскресла, как ты ешь и спишь,
Как топчет камни звонкий твой ботинок.

Я не сказал? — Ты умерла у звёзд,
Почти мертва. К тебе не едет поезд.
Деревня называется Погост, —
Я не шучу, такая в картах подпись.

3
Устрекотала, унеслась к горам,
К противоречию земли и неба,
И холод встал меж нами, точно храм,
И вся любовь тебе — дешевле хлеба.

А я давлюсь, на крошки размолов
Просфорку нашей горькой, постной связи.
Я бег артерий расчеркнуть готов
И сгинуть в оглушительном приказе,

Коль въяве сон не осенит любви
Малиновой, кнутовой, самолётной,
Не железнодорожной — беспилотной
(В пилоты метишь? — Богом прослыви).

4
«К чахоточной малине прежних слов, —
Ты говоришь, — нет веры». В битом храме
Я даже исповедаться готов! —
Поверь, воскресни. Бог стоит над нами, —

Не холод, не губная скупость, не
Развоплощенье. Разве есть в стране
На наши жизни те, кто не в вагоне,
А в самолёте мчатся нас любить?
Ну кто ещё вот так сожмёт ладони?!
Ну кто ещё для нас умеет быть?

Кто выдержит такие виражи
Родного, непомерного, смешного?
«О муравей... Работай и дрожи.
Я не нашла ещё к ответу слово».

5
Я всю гордыню вылечил, я смог.
Я отказался от еды и ног —
Физически забыл передвигаться,
Поскольку мне не можно: я болел
Ангиной, дожидаясь антител
В гортанных развалившихся палаццо.

Я долго спал, я очень долго спал,
Я залатал надрез, разлом, обвал
В воде, что нынче пролегает между
Тобой и мной, чтоб унеслась вода
Парить в заоблачные невода
И землю миловать, растя надежду.

6
Воскреснешь, дашь попытку миражу,
Отдашься мне, как Одиссею Троя,
Поверишь мне — и я тебе скажу,
Как выпал я из книжного героя.

А если рейс твой пролетит вокзал
И заземлится у других привалов, —
В Америку уеду, как сказал
Шутник Аркадьиваныч Свидригайлов.

Переболею горлом, пробегу
От августа ангин — в микстуру снегопада.
Ну, вот, гляди: по горло я в снегу,
А ты и рада.

7
И было Царство Бо..., почти кино,
И луч живил во мраке полотно,
А нынче нет ни ра..., ни провиде...,
И я клянусь на выжженной воде
Всё залатать, пока экрана тьма
Не выгнала нас прочь из синема,
И Режиссёр нам память не пресёк
Прощальным титром вдоль и поперёк.

Твоя деревня для любви мала.
Я так люблю, что блею песнь козла.
Я раздарил костюмы, трости, перстни,
Я весь раздет. Да что всё "я" да "я"! —
Ты, стрекоза, нужна для муравья.
Я муравей. Пожалуйста, воскресни.

8
Вот и проснулся. Встал и не дышу:
Такое личное, такое голубое.
Любовь-точилка льнёт к карандашу
И тупится в словесном перегное.

Не долечился, но переболел,
И вышел всё перетерпеть по новой,
И вышел погулять, пока белел
Последней лампочкой полночный продуктовый.

Прости, стрекозка, что тебя душил
Своей нахрапистой гордыней.
Я муравейник переворошил.
Мне стал милее песен иней.

Прости, дитя Крылова, мой надлом
И приглядись ко мне по прежним нотам.
Я — свой: моя спина полна крылом.
Я — твой: моё крыло полно полётом.
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah





Cбор средств на оплату хостинга
ЮMoney (Яндекс.Деньги) | Paypal

πτ 18+
(ↄ) 1999–2021 Полутона