РАБОЧИЙ СТОЛ

СПИСОК АВТОРОВ

Юрий Угольников

Слон на севере

17-08-2022 : редактор - Юлия Тишковская







СЛОН НА СЕВЕРЕ

Кулинарная поэма об устранении властной вертикали
в одном заседании


«Природы вековечная давильня»
Н. Заболоцкий


"На севере, на севере
Слон сидит на дереве,
Распростёр слоновьи уши
Над шестою частью суши.
Будто тучи в час ночной,
Уши реют над землёй,
Реют уши над полями,
Над лесам, над зверями,
Через луга, через моря...
Пиздец, короче говоря.

Пример слона — другим наука,
Хотя, по сути, слон — большая сука.


Зверям, конечно же, обидно:
Ни солнца, ни луны не видно.
Они живут в тоске и мгле,
Как россияне в октябре,
Да и на протяжении большей оставшейся части года:
К россиянам вообще несправедлива природа…
Им светит мало, им совсем не светит…
Неужто слон за это не ответит?" —
 
Во мраке бесконечной ночи
На муравейник жук рабочий
Глядит с тоской и ждет ответа.
Ответа нет и света нету.
В печали жаба и гадюка,
Лицо осла переполняет мука,
Грустит медведь, лишившись мёда,
В тоску погружена природа...
По мордочке печального песца
Читается: страданью нет конца,
Всё  мрачно, холодно, тоскливо.
Грядет собранье коллектива.
 
Завыла в темноте собака:
"Кто, кто нас выведет из мрака,
Кто наш спаситель, наш герой?
(И, кстати, котики — отстой!)"

 
Грозно крикнул ворон старый:
"Всех слонов пора на нары!
Смерть слонам, слонам позор,
Чтоб больше, блин, ни разу невер мор".
 
Заголосили враз тукан и попугай:
"Да, им, носатым, только  волю дай!"
 
И следом птица-секретарь:
«О, да, теперь не то, что встарь:
От нашей-то прескверной жизни
Уже и  гризли в пессимизме,
А также львы, орлы и куропатки —
Природа вся в нестройном беспорядке...
Во времена правленья крокодила
Такого не происходило.
Да и тираннозавр, хоть он и был суров,
К деревьям не пускал слонов.
И вообще по мненью пожилых пернатых
Его правление относится к числу весьма пиздатых. 
(А слонов  тогда, кстати, ещё и в помине не было....)"
 
Идею привнесла горилла
(она с мартышкой говорила):
"Послушай, — сказала, — на озере Чад
Гиппопотама можно повстречать".
Все оживились и осёл медведю
Кивнул: "Пусть бегемот поедет.
Бегемот — нам всем защита,
Он — законности оплот,
Трав прибрежных поедатель,
Житель речек и болот.
Африканский уроженец,
Водной глади пешеход,
Нила, Конго и Замбези
Пучеглазый патриот.
 
Ходит-бродит по полям
По ночам гиппопотам.
И там, в ночи, его обширной тушке
Хвалу поют и жабы, и лягушки.
Да, да, я заявляю прямо,
Что не зря гиппопотама,
Называют бегемот!"
Услышав это, бегемот
Немедля взял самоотвод.
 
Говорила белка: "Может, крокодила?
Он хоть не тот,  не прежний, — все же сила!"
 
Сразу после этих слов
Возраженье поступило
От мандрила и  коров:
"Крокодил ваш нездоров —
Он с утра  зубов не чистил,
Рев его гремит как выстрел.
Вот лежит он в реке, слёзы льёт крокодиловы,
Не тяните его, не тяните из ила вы".
 
По мордочке печального песца
Читалось, что собранью нет конца.
 
Так и пошло: у кого работа,
У кого семья, у кого природоохранный статус,
А кто-то и в спячку уже отправился...
 
За морковкой лазал зайчик —
Сильно оцарапал пальчик.
 
Пожилой, печальный дрозд
Потерял в бурьяне хвост.
В виду отсутствия хвоста
Решили, что не стоит слать дрозда.
 
Волк, гостивший у лисы,
Надел случайно синие трусы.
Кто знает, что творится в волчьем организме, —
Теперь в тоске живёт и пессимизме.
 
По мордочке печального песца
Читалось: это всё  закончится?
 
И крот обратился к ежу:
"Все болеют, как я погляжу,
А, впрочем, со слоном ли, без слона, —
Кто  друг крота? — друг крота — темнота.
Наличие червей, тоннелей и  приплода —
Лишь это важно для глубинного народа.
 
Енот, вмешавшись в диалог,
Немедля с  возмущением изрёк:
"Во мрак погружена планета,
Ни зги не видно, а кроту начхать на это!
Не станем же терпеть подобных штучек!
Ни хоботов слоновьих, ни кротовых кучек!"
 
"Не стоит припираться, — высказался клоп, —
Устроим под слона подкоп..."

Тут поднялся галдеж и лай.
Енот кроту сказал: "Копай!"
От возмущения дрожа,
За лапы крот хватал ежа:
"Ты только глянь на это, блядь:
Меня долой и мне копать!
Я заявляю со всего размаху:
Енот, иди ты, сука, на хуй!"


Еще с подкопом мог помочь сурок.
Сурок с подкопом не помог.

Сказал сайгак: 
"Не надо так.
Слон послан нам во испытание.
Возлюбим же, собратия, страданья,
Нам, грешникам,  ниспосланные свыше!
И будьте  тише  — он услышит".
Сайгаку вторила макака:
"Кто верит, тем светло средь мрака…
Мы тихо будем жить за годом год,
Слон сам когда-нибудь помрёт".

 
…………………………………………………..
 
Вдруг вышел из пруда реальный герой,
За бедных зверей он поднялся горой.
(Ну, по размеру, скорее,  пеньком или кочкой,
 Но мужества в нём столь огромный объём —
Хоть канистрой черпай, хоть банкой, хоть бочкой…)
 
Бобр встал и сказал: «Доберусь я до севера,
До слона, до ушей его и до дерева!
Чтоб  было над лесом свободное небо,
Чтоб  каждому зверю — хатку и хлеба,
В заводи рыба, трава на лугу,
Звери, я сделаю всё, что смогу!»
 
Окончил речь и в воду плюх...
Он греб  во весь бобровый дух
Через пруды, через моря...
Бобр путешествовал  не зря.

 
На севере диком, средь рек и болот
На голом утесе, он видит, растет

Огромное древо, будя аппетит.
И явно на дереве кто-то сидит:
 
Свисает с ветвей нечто серое, длинное,
Рукав-не рукав, пуповина, штанина?
Змея-не змея,  на слона  не похоже.
Попробуем выяснить, что это, всё же.
 
Бобр подошел, решил потрогать,
Глас раздалсЯ с небес:
"Оставь, пришелец, хобот!

Что в хоботе тебе моём?
Ступай обратно лучше, в водоем".
 
Взгляд свой бобёр устремил в небосклон
(из-за слонометеорологических условий сугубо гипотетический),
И произнёс: "Уважаемый слон,
Ваши уши скрыли небо —
На земле упала урожайность хлеба.
Не уродились также редька и капуста,
И заросли осин теперь растут негусто.
 
Звери и птицы тоскуют о солнце!
Нельзя ли для солнца сделать оконце
В ушах, или, может, форточку?
Чтобы оно хоть как-то, хоть встав на корточки,
К нам бы, всё же, пролазило?
 
Не можете — сами спускайтесь к нам вниз,
Звери внизу вас давно заждались!
Кто камень держит наготове, кто полено,
Вас очень ожидают, несомненно".
 
Слон отвечал, вздохнув: "Да разве же я птица?
Мне с дерева трудновато спуститься.
Да и к чему? На этом месте
Я просижу ещё лет двести".
 
Бобр почесал чуток в затылке,
Достал салфетку, нож и вилку,
Хвост  подвернул, удобней сел
И дерево в минуту съел.
 
Всё хорошо б, но в процессе падения слон
Не смог рассчитать ни маршрут, ни наклон.
В общем и целом итогом полёта
Явилось  его попаданье в болото.
 
Неудивительно: всё-таки слон —
Не самолёт, и летает он
Плохо:
Навёл слон в болоте переполоха:
 
Квакали жабы, шипели удавы:
"Что происходит, кто вы, куда вы?
 
Лучше не лезьте вы в наше болото:
Болото — это вам не место для полёта!"
 
Что полная правда:  в болоте и липко, и вязко,
Вокруг только тина, осока да ряска.
И хоть кулик своё болото хвалит,
Он, гад, к зиме отсюда первым валит.
 
Что дальше случилось, рассказывать мне неохота,
Но, в целом, слоны не любят болота.
И летать они тоже  как-то побаиваются.
 
Но как же наш бобр?  Он доволен и сыт:
На небе не хобот, а солнце висит.
Растёт урожайность прибрежных растений,
И если чем-то опечалено зверьё, то недостатком тени.
 

P.S.

Года прошли. Ни крыса, ни ондатр
Уже не вспомнят, чем был страшен  хоботатор.
И далеко на севере медведь
На дерево влезает посидеть.

P.P.S.

Присесть там, в общем, мог и я,
Но вреден север для меня.


___________________________

на самом деле, конечно, кукушки мигрируют гораздо раньше, — как и стрижи, и много кто еще. Да и сами по себе кулики весьма разнообразны, так что, скорее всего, улетают в разное время



 


 
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah





πτ 18+
(ↄ) 1999–2022 Полутона

Поддержать проект