РАБОЧИЙ СТОЛ

СПИСОК АВТОРОВ

Роксолана Гулинская

север любит всех

20-08-2021 : редактор - Евгений Паламарчук





север любит всех
нет никого, кого не любил бы север
он берет их белыми руками, целует, гладит, бросает в воду


***
никаких тревог, никаких надежд, проснуться, помыть посуду. город спит, воздух горек, горяч и свеж, а тебя будто ветром сдуло

хоть с тобой жизнь смотрела мне прямо в лоб, будто брат обнимала  пламенно
и хрустел хребет, закипала кровь
мы срастались живыми ранами

и гремела попса где то там вдали, 
страсть сюжета дискавери; странными
нас обоих никто никогда не любил,  так что да, все окей, каждый сам теперь

это правильно; хищно бегу на крыльцо
ты в другую, конечно же, сторону.
я привыкла к историям с адским концом
и мне все равно все равно все равно
***

***
никогда, но к тебе, по дороге каменной
сквозь дома с пирогами их и богами их
сквозь глухие деревни с остывшим пламенем
сквозь пустые отели, где все одни

я же вроде охотника, вроде киллера
мне бы просто понять «ты бы смог любить меня?»
в каждом баре щемящее «обійми мене»
так, что что то дергается в крови

никогда, но к тебе, сквозь шаги вполголоса
через мертвый пейзаж в освещении розовом
через старые песни, что сплошь разбросаны
через реки, где нет воды

путь извилистый, а значит дорога верная
сторож кормит собак, значит я не первая
я прошу, не бросай меня в этом времени
говорю, давай перейдем на ты

там, где мы молчали другие плакали
кто то вместе с листьями жжет слова мои
здесь когда то цвела золотая яблоня
а теперь только дым и жесть

я то думала схвачу тебя, ну, чтоб больно аж
так бывает: стучишь в чей то дом заброшенный «я сюда, мне все надоело, боже мой.
дай мне шанс еще, если есть.»

так и я иду к тебе; меркнет улица
молодежь таращится, кровь волнуется
здесь легко заблудиться, если задуматься.
здесь ладони становятся горячи

я иду к тебе чтобы вцепиться в спину и
горячо дышать «твою мать, держи меня,
говори со мной, думай со мной, смеши меня»

а не выгорит - вновь растворюсь в ночи.
***

***
у меня все хорошо!
говорит она
в доме чисто и свежо
и не приторно

пусть не все у нас сбылось
что нам, слезы лить?
мы пройдем - придут они
кто их выходит?

кто расскажет, что из всех
песен, книжек ли
лучшие писали те,
кто погиб уже?

кто расскажет, что вот здесь
в центре города
мы почти что как они
были молоды?

ссорились по пустякам
пели высоко
кто расскажет им, что нам
не спасти себя?

что слова обычно - пыль
реже -  олово,
что мы тоже, как они
на всю голову?

не сложилось - не срослось
где - то - выжжено
но мычишь себе под нос
«покажи же им!»

хорошо, что дождь прошел
пахнет приторно.
у меня все хорошо!
говорит она.
***

***
я бы мог защитить тебя от всего
от бури, грозы, огня
и от мутной воды, и от тех, кто любил тебя до меня
я бы спрятал тебя в ладонях, тихо, как чистый лист
никакая б грязь тебя не коснулась, войны б не добрались

и зареванную целовал бы в щеки, слушал бы до утра
прижимал бы тебя, как щенка, к груди, пальцы б перебирал
на любые твои кошмары достал бы хороших пуль
и не ври мне, малыш, что ты большая и
злющая, как питбуль

я бы защитил тебя от насмешек,  пьянства и воровства
я бы ждал тебя годами возле подьезда, подмигивал злым глазам
время лжет, смеется, и дует губы, ангел грустит в гостях

я бы спас тебя от чего угодно
от кого угодно
кроме себя.
***

***
фонарь дрожит
мы едем вверх
темно и тихо

вот здесь мы выйдем покурить
здесь выпьем пива

а здесь уйдем в себя, хоть там
страшней, чем в школе

здесь заночуем у врага
здесь выпьем крови

вот здесь приручим все мечи
сорвем цветы все

мы не ревем и не кричим
поскольку фиг с ним

с любовью, с городом родным,
да даже с этим

стихотворением, где мы
все время едем

мы едем, боль щекочет грудь
как пух весенний

вот здесь я тоже не умру
вот здесь веселье

вот дом ученых, вот сильпо
вот мост над речкой

не парься; плачь, пока темно,
плачь..
.. станет легче.
***

***
меня не спасали. все просто, как марш бросок.
никто на моих врагов не спускал злых псов, никто не ждал меня ни у метро, ни у серых скал, никто меня не искал

никто за меня не дрался, не звал кентов, никто меня пьяную не прятал в свое пальто, никто не выслушивал, не гладил по волосам, никто не смотрел в глаза

никто не будил меня, не слушал мои стихи, никто никогда не ел мои пироги, никто не прощал меня, не пел под моим окном, не спрашивал где мой дом.

никто не сидел со мной на кухне, кляня судьбу, никто никогда не нес меня на горбу; как после войны - внутри пустота и грязь, гляжу на тебя - а ты бы, наверно, спас.

и в полночь, когда все сходят с ума от бед, я вместо овечек считаю шаги к тебе, хоть сердце не любит подачек, угроз, мольбы, и вряд ли вообще то примет тебя любым.
***

***
давай стрелять из пистолета
по банкам из под бренди - колы

и нахрен то и нахрен это
и нахрен дом, соцсети,  город

читать стихи унылым уткам
кормить их теплым белым хлебом

давай уедем ранним утром
мне на - до - е - ло

вчера казалось, что живая
сегодня прячу лоб в ладони

нам хватит времени, желаний
и пуль в обойме.

ну что ты смотришь, друг прелестный?
бери кота, вино, оладьи

я знаю много скучных песен
на лето хватит.
***

***
кто то из бара ползет, как жук
кто то кривится.
а ты уходишь,  я вслед твержу:

посиди со мной.

холодно нынче, а эту боль
мне не вынести
но ты уходишь, и черт с тобой.

посиди со мной.

руки в карманы, бегу вперед
как от выстрела
дом, супермаркет, аэропорт..

посиди со мной.

выдох, посадка, кафе, такси
сдохнуть мысленно.
как это « я не расслышал, прости»?

ты же близко был.

не отмотать, не отдать доугим
кто ж тут выстоит?
три резких слова, какой то миг

посиди со мной.
***

***
а дальше желтели и сыпались листья, хрустел под ногами песок. мы сами не поняли, что заблудились, оставив родное крыльцо. кого то позвали сбегать за пивом, а он поступил в универ, другой побежал чтобы вызвать такси, а.. третий
а третьего нет.

а дальше желтели и сыпались листья, все тщетно искали ночлег, пытались работать, учили английский, хотя не врубались зачем, снимали жилище у всяких мерзавцев, звонили родным раз в году. и каждый терялся, серел, замыкался, и жил сам с собой как в аду.

а дальше желтели и сыпались листья, в газете то смерч то расстрел, и мы научились бояться за близких, и жарить просроченный хлеб,  мы стали нежнее, чем были в семнадцать, но злились, что это не в счет. и город терял, разбивал, разливал нас, и стало совсем горячо

а дальше желтели и сыпались листья, нам тупо хотелось тепла, но краски сгущались, а тучи клубились, повсюду мерещилась мгла
мы пили ночами, таращились в стену, курили одну за одной; дороги сплетались, как черные змеи, о господи боже ты мой

а дальше желтели и сыпались листья, мы вышли куда то в грозу, мы сами не поняли, что заблудились, и нас никогда не спасут, дорога темнела, деревья качались, стекло укрывалось трухой,
и все вдруг исчезло, и мы осознали
нам незачем ехать домой.
***
 
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah





Cбор средств на оплату хостинга
ЮMoney (Яндекс.Деньги) | Paypal

πτ 18+
(ↄ) 1999–2021 Полутона