РАБОЧИЙ СТОЛ

СПИСОК АВТОРОВ

Евгений Козаченко

Аронов

23-08-2012 : редактор - Женя Риц





(читается нараспев)


   С добрым кукареку вас, мои озорные, и, если есть на то божья милость, то жил на свете грубый мужик Аронов: серая нитка, старая книга, сырая ткань. Волос, волнистый волос его разбегался по подбородку, курчавил щёки, затылок, темя, лизал виски. Губы его устроены были ирландской дудочкой: то обдувал детальку, то целовал букашку, то выдувал чекушку, а то и песенку напевал. Утром он просыпался неторопливо, не по будильнику, а по настойчивому звону в ухе и голове. Рукой вслепую по стулу шарил, нащупывал штанину, сперва ручищу, потом, оклемавшись, ногу, потом, слягнув с себя одеяло, вторую ногу он продевал. Ставил на плитку чайник пожарить воду, пока та сердится, закипая, рукою в банку с рассолом за огурцом нырял. Зевал, продирал глаза, не забывая сухарик на зиму отложить. Глупый мужик Аронов.

   Из дома, потом из дома во внутренний дворик дома он выходил. Скалился, гвоздём ковырял в зубах, чесал промежность – и выходил. Разбегался, с гиканьем запрыгивал на качели, равновесьем овладевал. Распугивал детвору, злую, глупую детвору, под двери ему носившую дохлых крыс. Спрыгивал, поскальзывался и мордой с размаху в прелую листву целиком нырял. Спиной прислонясь к копейке, полуразобранной, растащенной на детали чужой копейке, смотрел на солнце, морщил нос, из всего потока выуживал по лучу. Солнце катило шарик, в зенит входило, и выходило, как нос Аронова, морщилось, багровело, пряталось в рукаве. Он заходил в подъезд, отпирал квартиру – и ну ей форточки отворять.

   Было – ходил на курсы автомехаников, потому что, кроме автомехаников и таксистов, профессий нет. Востребован только тот, кто разбирается, и тебе растолкует, бездарю, как свалить. Было – читал Соссюра, пылится Кафка, Акутагава на полке, Гоголь, Шекспир, Андреев, Стендаль, Тынянов, Плутарх, Олеша, Катаев, Гамсун, Доде, – но был мужиками бит. Так и отвык – ну что – ну пускай пылятся – не выносить же их на помойку – странный мужик Аронов.

   Истинная профессия Аронова была вовсе не автослесарь, и не механик, а ипохондрик, ходил к врачу как к себе домой. Нет, говорил, не занято, если кто-то хотел на лавочку рядом с рыхлой его фигуриной вдруг присесть. Вот и сейчас – невезение, ох, башка тарахтит, вибрирует, словно в ухо воткнул отвёртку и проглотил. Аронов идёт, качается, но не очень, каждый шаг, как в пустом спортзале, отзывается в голове. Голову опрокинул, как по-над пропастью, с ртутным градусником, балансирующим на носу.

   – Батенька, – мямлит доктор, буравя взглядом снимки черепа на просвет, – странная аномалия, видишь, серый налёт извилины поразил. Надо бы ликвидировать; капли, в ухо, три раза в сутки, а лучше сразу давай под нож.

   И вот ведут Аронова санитары, ведут в палату в левом крыле. Над правым крылом начертано: «Онкология», там для тех, кто побезнадёжней, дикий взгляд, метастазы, смерть. Над левым крылом начертано: «Онтология», там пока Аронов сидит один. Что за мужик Аронов. Так и летят, качаются на попутном – два крыла, посерёдке корпус, а там главврач.

   Я не хочу иначе, кричит, верните, как было раньше, хочу – копейку, качели, чайник, а тут болячка, проклятье, серое вещество. Доктор, ампутируйте эту тыкву, ну невозможно, иначе точно сойду с ума.

   Так до сих пор и мается, лезет на стену, санитар на него – в глазок. Пил микстуры, ставил компрессы, глотал таблетки, но хоть бы хны. Думали ампутировать – передумали, случай редкий, а ну помрёт?

   Что-то там было дальше, но затерялось, ходили слухи, но было некому записать.

   Видел его недавно, недели две назад: смотрит окунем, окунь окунем, нет, не выздоровел вполне. Этак и смотрит всякий – глубоководным тяжёлым взглядом, – кто раз очнулся и поумнел. Для остальных он окунь, треска, селёдка, дурацкий взгляд. Нет, говорят, не лечится, крутят пальцами у виска. Движется в отчуждении, словно бункер с собой несёт.

   А как о нём подумаешь, так у каждого – голова начинай болеть. Думаю, надо в клинику – в онтологию – записаться – на диагностику – просканировать три извилины – ну как тоже что обнаружится – плёнка серая – ампутировать – записаться – но всё никак.

 
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah





Cбор средств на оплату хостинга
Cобрано 4800 из 10400₽ до 31.12
Яндекс.Деньги | Paypal

πτ 18+
1999–2020 Полутона
計画通り