Сбор средств:
Яндекс Paypal

РАБОЧИЙ СТОЛ

СПИСОК АВТОРОВ

Никита Сафонов

портрет десяти человек – джазовая проекция

24-08-2008 : редактор - Женя Риц





ангел
там дожди

ты сможешь это прочесть когда 10 человек, о которых идет речь, внезапно проснутся и начнут медитировать на простынях
и повторять:

наступаем туда, где палка не входит в землю так глубоко
что слышится рваный треск сухого корня


и вообще – описание развалин не показать на чертеже
тем более не объяснить как это выглядит в перспективе
южная часть неба это оно, убежавший от выветренности север
раньше на этом месте проходили войны, потом лежали туристы
а теперь все население 10 человек
всегда непонятно – что могут делать люди когда их так мало,
и они закрыты в такой бесконечности
(сюжет, нашедший Сартра, у него они бы жили)
и никто кроме них не узнает, наяву они или нет

твой ангел спящий под землей как улитка
(какая-то уверенность что именно там они проводят холодные времена)
скрипит по дереву ножом, открывая бутылку, нравится этот треск, напоминающий костер
а костер не развести, здесь дожди
бережно вырезает кольца и думает сколько лет проходит
сколько он пропускает цветов, падающих вниз, сколько
(так можно продолжать долго, так как мысли сейчас – те же откладывающие яйца насекомые
на тыльной стороне листа с жуками ускоренной съемки)

самое интересное – прожить эпоху там, где не знаешь чего-то еще
так же он, со своей мерой времени, напевая линейные мелодии
которых бессчетное количество, как перьев в старых подушках
подкладывает руки под голову и надеется
что в выключенном телевизоре у тебя дома, в котором протекает крыша
заиграет его грустный реггей

champion jack dupree
мексиканские воспоминания

все начинается с того, что на одной из улиц города,
пропадающего в проливе
всегда можно заблудиться в сумерках
из-за плохого освещения

но таких не мало
и обязательно скажут куда идти
хотя бы просто наугад
а там и рукой подать
синеет утро - длящееся не здесь
такая игра

рано или поздно
в отметках блокнота появляется запись:
саранча пропадает сейчас там же,
где днем висли ночные насекомые

имитирующие шум костра на Новой Земле
просвечивающего, как в красной комнате
лицо русского полярника, читающего страницу из книги
на которой изображено распятие бабочки, из тех,
что обычно стучатся в окна
южных фонарных домов, обозначая прилив

в такой вечер
как чемпион разбивает в бокал гиннеса свой главный ритм
так, что ни один музыкант с тех пор в это время не пьет пиво
на помеченную неоном площадь приходят те, кто
обошел несколько десятков кварталов,
и меряются шагами

(говоря о своей жизни так, что солнце боится смотреть
на бедро луны)

moon river
последний инженер

картонная табличка в мягком свете половины одиннадцатого
в спящем вагоне
проходя от конца к началу обратно в конец
девочка садится
и выдыхает
подняв глаза, все, что могут увидеть со стороны:
грузинская женщина плачет и закрывает лицо
написанная маркером, она умерла недавно
исчезает и маленькая, оставляя запах своего растянутого акцента

и подземный ветер переносит лоскуты их широких платьев
здесь, как в качке на тонущем пароходе, по столу катятся карандаши
к концу света на разложенной карте
последний инженер встает по колено ночью,
недалеко от юго-восточного монастыря,
в молочную воду – в надежде всплыть таким образом
прорезав время, очутиться в пустой пыли цифровых часов
над своей кроватью
где-нибудь дома

после того как наш с тобой разум исчезнет
и два первых человека будут ступать
обгоревшие в шоколадное масло ядерного песка
посмотри на спутник, уплывающий от страха в млечный путь
это та река, в которую входят натертые ноги
когда и тебя и меня не видно
широкомасштабный, если не сказать что настолько безмасштабный
крах – языка
и всех его отложений

(выключен свет
с неба падают капли всех мыслей)

джафи райдер
смок попадает в твои глаза

где-нибудь в правом углу пыльной полки есть запас сигарет
на всякий случай
и сосуды с водой, приютившие плавающих существ
после того как зимой леденеют ручьи, сделанные кем-то отсюда
рассеянные по всей
холодной горе
и куски из медицинских справочников
пятым симптомом аллергии на пыльцу

ближе к спускам много лучей, это не может не радовать
невидимые тени парков, крупных лиц на листве
что закроешь от дыма глаза
и можно рассмотреть фонтаны
зеленые зоны, плачущие звуки мечети ближе к концу дня
заговорить с пресной водой
с одними позывными – лошадь и черная смородина
написать на земле туда и теперь

здесь, более сотни лет на планете
мальки, потерянные во времени, в рукавах и банках
протыкающие открытым ртом плотное пространство вокруг себя
знают, что умереть это меньше чем растянуться
в часах, декадах, яме, траве
с удивлением открывают глаза
боясь очутится в аквариуме
в котором кроме воды ничего и нет
только бестолковая, пустая, безжизненная нирвана

(и свет
по утрам)

blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah


πτ 18+
1999–2020 Полутона
計画通り