РАБОЧИЙ СТОЛ

СПИСОК АВТОРОВ

Анна Румянцева

Рассказы

27-08-2015 : редактор - Женя Риц





Рассказ первый. Русская поп-музыка

Андрей Губин - Будь со мной

Первый снег выпал в самом конце октября. Это было не романтично, кажется, даже нелепо. Зато у коллег и неблизких знакомых появилась тема для необязательных разговоров. В памяти Веры прошлая осень осела не показателями термометров и не прогнозами Гидрометцентра. Все, что она запомнила - как Аркадий пришел к ней в спальню, забрался под одеяло и сказал, что хочет пить так, как никогда в жизни.

Вере пришлось подчиниться, а когда она вернулась в комнату со стаканом воды, то Аркадия уже не было. Его вообще никогда не было в вериной спальне, потому что он умер за несколько месяцев до того, как она сменила квартиру. Но ее привычки остались прежними: набирать ванну с теплой водой, чтобы согреться; покупать растворимое пюре в пакетике, убеждая себя, что это экономит время, а вкус не особенно и паршив; носить рваные джинсы вопреки моде и тому, что идут они только Андрею Губину.

Русские поп-исполнители конца 90-х вообще долгое время для Веры и Аркадия оставались путеводными звездами. Они ни разу это не обсуждали, но оба чрезмерно гордились тем, сколько знали рифмованных строчек, не ясных накрашенным девкам из Томска и Севастополя, до сих пор отрывающихся под эти хиты в клубах с бутылкой пива в руке.

Именно к таким девицам в блестящих топиках и коротких джинсовых юбках Аркадий всегда был неравнодушен. При знакомстве они часто смеялись, когда он называл свое имя, но он старался не обращать внимание, хотя и смущался. В одном из севастопольских клубов Аркадий и познакомился с Верой в начале марта. В тот вечер она была скромно одета, иногда подходила к бару выкурить сигарету, не казалась доступной. Внимание Аркадия привлекла четкость ее танцевальных движений. Ему всегда казалось, что девушка не должна танцевать сексуально или эффектно. Движения должны быть четкими - это по-настоящему завораживает.

Аркадий долго не решался подойти к Вере, оттягивал момент: джин-тоник, джин-тоник, джин-тоник. Но когда откладывать знакомство было уже неприлично, он вышел на танцпол и встал позади Веры. Несколько песен она будто не замечала Аркадия, а потом обернулась и обняла за шею. Тогда он обхватил ее талию, и они вместе двигались в такт еще нескольким песням. Такая схема поведения была им обоим хорошо знакома, поэтому не пришлось перекрикивать "Любовь - только миг в последней капле дождя, и я этот миг хочу прожить без тебя".

Еще через две песни Вера и Аркадий оказались в кабинке женского туалета. Секс получился слишком быстрым и громким, как всегда бывает в подобных обстоятельствах. Но еще до того, как Аркадий вставил в Веру член, он подумал, что именно с ней хочет провести ночь - что может быть лучше проверенного варианта.

Пьяные и счастливые они вышли из клуба и залезли в первое подъехавшее такси. Когда в следующий раз Вера открыла глаза, предположительно в квартире Аркадия, то сразу же поняла, что ей необходима газированная вода. С Верой такое случалось часто, то есть каждый раз, когда она не пила газировку больше 3-4 часов. Возможно, это свидетельствовало о каком-то расстройстве.

Полная решимости Вера отправилась на поиски кухни, но звук льющейся воды из ванной сбил ее с толку. На полу душевой кабины, едва заметный сквозь пар от горячей воды и дым косяка, сидел Аркадий. По ванной комнате разносился запах марихуаны. Через несколько минут Аркадий начал вставлять в себя что-то сзади, кажется, флакон шампуня или геля для душа подходящей формы. Спустя пару минут он начал едва слышно постанывать, а после выскочил из душевой кабины как ошпаренный. Впоследствии выяснилось, что он случайно задел кран, и вода стала стала слишком горячей.

Ближе к семи часам вечера Аркадий и Вера заказали пиццу и несколько бутылок Pepsi. Посмотрели выпуск реалити-шоу по кабельному каналу. И Вера пошла домой, сытая и спокойная, как всегда возвращается из незнакомых квартир в свою собственную в субботу, понимая, что до выхода на работу еще один выходной день.

После того случая они больше не виделись. А спустя несколько месяцев Вера узнала, что Аркадий умер или погиб, ей не хотелось выяснять подробности, не хотелось их знать.

***

До этого галлюцинации случались с Верой только в состоянии наркотического прихода, то есть раз или два в жизни, а просто так, на пустом месте - никогда прежде, потому она до сих пор помнит тот октябрь.

Про самого Аркадия она вспоминает редко, да и что можно вспомнить и при каких обстоятельствах про случайного уже мертвого любовника. Она даже лицо его почти забыла, помнит только, что по нему сразу было видно, Аркадий не из тех, кто просыпается от первого звонка будильника; оставляет щедрые чаевые; живет долго и счастливо.


Рассказ второй. Корейская поп-музыка

원더걸스 - Nobody

Выбрать черное платье, которое больше никогда не наденешь, даже не используешь, как половую тряпку - выкинешь, сожжешь. Купить у метро цветы без обертки, без ленточки, не гвоздики. Не подходить к гробу, не смотреть в лицо покойнику, не целовать в лоб, как принято. Никто не заставит.


В среду, по обыкновению после полуночи, Настя возвращалась домой через парк. Она не боялась пьяных хулиганов или маньяков - полицейская машина патрулировала все аллеи. В этот раз документы проверяли у подозрительных граждан: пара мигрантов из бывших республик союза судорожно искала паспорта в карманах. Настя прошла мимо, а про себя подумав, главное - без перестрелок, без пуль, без дележки территории.

Хотя Настя никогда не видел пуль, она их очень боялась. А дележкой территории она занималась дваджы. Второй раз - когда после пятого курса снимала двушка напополам с близким другом. Впрочем, делить там было особо нечего, нужно было только стараться не занимать ванную комнату слишком долго. Хотя у Андрея это получалось с трудом. Он любил погреться под теплым душем, долго потом вытирался, укладывал волосы. Еще он любил реалити-шоу, пиццу, спать до полудня, корейскую поп-музыку: " 모든게 너무나 꿈만 같았던 그 때로 돌아가고 싶은데 왜 자꾸 나를 밀어내려 해 ". Амфетамин всегда колол в вену, считал, что нюхать не так эффективно, а, может, эффектно.

Он никогда не копил деньги, оправдывался тем, что в детстве мать была слишком строга с ним. И когда в шестом классе он попросил у нее денег на ручку с фонариком, которую продавали в школьном ларьке, то она категорически ему отказала: "Бесполезная вещь, бесполезная трата денег". Андрею пришлось три недели откладывать по несколько рублей, которые предназначались для буфета, чтобы накопить. Но когда необходимая сумма была собрана, цены внезапно выросли. И Андрею пришлось прождать еще пару дней, и желанную ручку он все-таки приобрел. Но протягивая ладонь полную мелочи продавщице, он испытал такой стыд, который в свои одиннадцать даже не способен был с чем-то сравнить.

Андрей осуждал людей, которые брали кредиты, и сам брал кредиты, чтобы потратить на одежду кислотных цветов, в которой только и можно было его представить. Впрочем, когда в середине августа Андрей выбросился с девятого этажа типовой многоэтажки, найти наряд, в котором он будет лежать в гробу оказалось довольно сложно. Все было каким-то неподходящее, да и вообще Настя не очень была подготовлена - в Проекте Подиум не было ни одной серии, где бы дизайнеры создавали одежду для покойников, и высказываний Нины Гарсии, которую так ценил Андрей, по этому поводу она тоже не смогла вспомнить.

Когда о случившимся узнали настины родственники, то поспешили выразить соболезнования, иначе и быть не могло. Первым дозвонился дядя Семен - директор некрупного банка в Саратовской области. После вымученных слов поддержки он посоветовал в будущем выбирать друзей более тщательно, ведь сразу же можно понять, что человек из себя представляет и на что способен. Что на такое ответишь?

Настя повесила трубку и вдруг отчетливо осознала, что ей действительно не особенно везло с друзьями. В начальной школе с ней никто не хотел сидеть рядом. И Настю всегда сажали с тем, с кем говорил учитель: в зависимости от успеваемости, зрения, личного отношения. Тогда она в первый раз и занималась дележкой территории, точнее пространства - парты.

Большую часть времени она просидела с Глебом, у которого погиб на войне папа. Все одноклассники об этом знали и иногда даже обсуждали случившееся во время продленки. Им было интересно, как именно он погиб, кто именно в него стрелял и почему его не смогли спасти. Самому Глебу мама тоже мало что рассказывала о смерти отца, поэтому он задавался теми же вопросами, что и его стеснительные одноклассники.

Настя чуть меньше остальных интересовалась судьбой отца Глеба, потому что о своем знала не многим больше. Ее воспоминаний не хватило бы на книгу, не хватило бы даже на тост на двадцатую годовщину смерти. Она помнила только, как играла с ним в футбол бутылкой из-под лимонада в детском саду в Томске. Этого мало? Самой Насте оценить было сложно: никто в классе не интересовался ее папой, хотя, кажется, все знали, что он убит. Наверное, потому что умереть на войне - это почетно, любая другая смерть - стечение необратимых обстоятельств, которые не обсуждают вслух.

Но так или иначе тебе придется выбрать черное платье, которое больше никогда не наденешь, даже не используешь, как половую тряпку - выкинешь, сожжешь. Купить у метро цветы без обертки, без ленточки, не гвоздики. Не подходить к гробу, не смотреть в лицо покойнику, не целовать в лоб, как принято. Никто не заставит. Никто не заставит.


Рассказ третий. Последний. Американский рок

Courtney Love - Violet

Грибник Алеша - именно так звали Пашу все школьные годы. Он до сих не может понять, почему: он не ходил за грибами в лес, не отличался особенной любовью к маринованным лисичкам, а галлюциногенные - вообще никогда не пробовал. Несмотря на хорошие отношения с одноклассниками, Паша как-то побаивался спросить у них напрямую, почему бы им не пользоваться его настоящим именем. Но как-то интуитивно понимал, что подобный вопрос может сделать его изгоем до самого выпускного, а этого он совсем не хотел.

И это решение оказалось правильным, потому что дружеские отношения с мальчишками, с которыми он вместе сбегал с уроков и списывал у отличниц домашку, удалось сохранить и после окончания школы. Эти ребята из спальных районов даже не осудили Пашу, когда на пятом курсе университета тот встретил свою первую настоящую любовь - Алешу Примакова. Только переименовали друга в Алеша-Алеша, что первое время Пашу даже не раздражало.

Паша вообще всегда был человеком спокойным и терпеливым. За время отношений с Алешей он ни разу не поднял на него руку, не повысил голос. Каждые выходные готовил обед, а по пятницам выбирал фильм. Спустя четыре года совместной жизни наступил кризис. Не такой, когда вкус знакомой спермы кажется отвратительным, а слово, сказанное под руку - решающим. А такой, когда в любой момент можешь получить четыре пули в спину на мостовой. В то время, как в крупных компаниях решают, кого сократить первым.

Алеша был очень сильно испуган сложившейся ситуацией. Его рабочий стол внезапно начал покрываться стопками бумаг, горами папок и распечаток. Паше он объяснял, что пытается найти документы, которые спасут его от увольнения или помогут впоследствии. Каждый вечер, возвращаясь домой, Алеша перебирал бумаги на столе, которые постепенно засаливались, а пальцы покрывались мелкими царапинами, которые кровоточили.

Паша старательно делал вид, что все в порядке. Хотя в глубине души, а если честно, то совсем на ее поверхности, все это казалось ему нездоровым. Но на любые попытки затащить Алешу к психотерапевту тот в свойственной ему манере отшучивался, говорил, что все под контролем, обещал заниматься бумажными делами только на работе. Все его уверения казались Паше ложью, но в конце ноября внезапно возникло ощущение, что все налаживается. Шуршать Алеша действительно стал значительно меньше, по крайней мере, тогда так казалось Паше. Но временное затишье оказалось недолгим.

В субботу Алеша, как обычно, разбирал бумаги, пытаясь найти в них доказательство собственной профпригодности, а Паша готовил ужин, пытаясь заглушить шелест листов музыкой в плеере: "And the sky was made of amethyst / And all the stars look just like little fish / You should learn when to go / You should learn how to say no". А ночью во время секса Алеша сказал, что не может дрочить - ни себе, ни Паше, - начинает щипать ранки на пальцах. Именно тогда Паше почему-то окончательно стало понятно, что ситуация вышла из-под контроля. Он заснул с мыслью о том, что надо заставить Алешу пойти к врачу.

И, закрыв глаза, он увидел огромную очередь из смутно знакомых людей, которые поочередно заходили в кабинет, а через десять минут возвращались с замотанными в бинты пальцами. Пашина очередь подошла быстро, и он зашел в комнату. В ней находилось три человека: медсестра в соответствующей форме, молчаливый надсмотрщик и Адольф Гитлер, который сидел за столом и записывал что-то в тетрадь. Заметив Пашу, Гитлер поднял взгляд и начал задавать вопросы. Паша объяснил, что работает в книжной лавке заместителем управляющего, но в основном занимается журнальным отделом.

- Это не он, точно не он, - сказал Гитлер.
- Тогда, возможно, мне стоит уйти?
- Нет, извините, юноша. Система есть система.

Медсестра протерла пашины пальцы спиртовым тампоном, а после начала скальпелем срезать маленькие грибы с большого, указательного и мизинца. Паша закрыл глаза, потому что с детства боялся крови. Он был отчего-то уверен, что вся процедура продлится недолго. Когда он вновь открыл глаза, то увидел, как кровь сочится из резанных ран на фалангах пальцев, делая линии на ладонях отчетливее.

Это больше, чем сон - предчувствие.
Это больше, чем сон - предчувствие.
Это больше, чем сон - предчувствие.

blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah





πτ 18+
(ↄ) 1999–2024 Полутона

Поддержать проект
ЮMoney | Т-Банк