РАБОЧИЙ СТОЛ

СПИСОК АВТОРОВ

Николай Синехог

базовая комплектация

02-09-2022 : редактор - Юлия Тишковская





0.

достань-ка, королевский пивовар,
закат июльский, тёплый, как узвар,
тягучий, как шальная медовуха.
накрой на стол, вставай из-за стола —
закат осветит только три угла; 
ты стой в тени, и слушай в оба уха.

там медь и сталь, предательство и нефть,
то бьют ключом, то пробуют звенеть —
не та основа под хороший стаут.
дождись пшеничных, свежих и хмельных;
свари такой, чтоб лучше остальных.
чтоб что болело — выпьешь — перестанет.


1.

27.08.2021.

белеющий ларингит,
своеядерный клич,
настройки приватности на нуле.
город не спит,
волнуется по земле.

дождь ошарашенный;
плешь лесопарка,
воглый лесной массив.
чем стекленеет башня —
кого бы спросить?

вымостишь улицы
перекладыванием,
снег замешаешь кашей.
реклама цветёт фасадами,
едет такси по кривой.
чем зеленеть пашне?
завязью яровой.

время всё время дублями.
страшно смотреть в экран,
боишься увидеть их;
ходишь с бедой, прорубленной
прямо от сих до сих.

мягко идёт бедовый.
пытается ехать глупый,
но Боженька светофор
сверхстопорящей лупой
кровавит ему с тех пор.


2.

картинки, вжики, мелкие снежинки,
поток, потоп — потом не разгрести.
растратят весь оплот опорожiнки,
не оставляя даже горсть в горсти.

разбито тело, мокро в головном —
попробуй изъясняться на ином;
порубок и разставленный язык,
отличный от того, к чему привык.

командуй, белошвейная игла,
спряжение неполное пространно;
иное время шепчет ино, странно,
раскупорив каршеринг добела.

запомни светлость и неясный знак.
а як iнакше? а иначе — как?


3.

А. 

«смотри, смотри: волна
пшеничным не пьяна,
ну что ж исправим это!» —

так запад нас завлёк.
летим; прощай восток
срединной части света.

«как холодно в воде!
мочи же пятки! где
те мокрые ракушки?»

по-прежнему, как встарь
под волнами янтарь 
желтеет, как веснушки.

вода своё лицо
как женщина с кольцом
украдкой накрывает —

и пена как фата.
и чаек больше ста;
прожорливая стая 

рассказывают впрок
как шторм сюда привлёк
коряги и моллюсков,

и танец травяной
и мягкий жар дневной
и камешек приплюснут. 

«пойдём, поспим в теньке 
мы вышли налегке?
ну вот, без возражений!

ведь даже там во сне 
не будем в стороне 
от медленных движений».

во сне размытый вид,
но море шелестит;
в него бросают блёсны

сновидцы-моряки,
и манят, как буйки, 
танцующие сосны.


4.

Юлии Тишковской 

любовь и ковид очень похожи.
ну сами смотрите: любОВь и кОВид.
или так: lOVe and cOVid.

«ов» — новая мантра, сошедшийся остров;
было сокращение «о-в» — а стала новая мантра.
новая мантра, прививка Манту,
умирание выброшенной медузы
съёживающейся на свету.

окурки, летящие мимо урны — 
метеорный поток Персеиды;
медицинские сёстры затягиваются несколько раз,
избавляются от бычков,
заходят вовнутрь, 
проводят необходимые манипуляции,
набирают целебную жидкость из ампулы,
протирают спиртовой салфеткой предплечье.

ов, ов, созвездие Псов,
остров необитаемый
(мы им пугаемы),
чипированные аборигены,
за тканью не видно ртов.

говорят, что отношения не заканчиваются хорошо:
или кто-то умирает, или они расходятся — 
это про любовь. 
с ковидом та же история:
или кто-то умирает, или же продолжает жить.

ов, ов, новая мантра,
скрипение поездов,
лязг засовов,
облетание широколиственных лесов.

всё когда-нибудь прекращается;
главное не перепутать «нибудь» и «не быть».
ов, ов, не видно ртов,
но если правильно всё исполнить —
то ещё должно быть 
не видно носов. 


5.

поле непахано нива твоя
ни одного ошмётка
вьётся позёмка змея 
снег искрит как оплётка 
надорванная по краям
съехавшая пилотка

вот производим урочный спас
кадровая работа
как бы проспаться 
как бы обнять кого-то 
класс класс Claas клас 
лут для дочурок Лота 

ради такого случàя 
жизнь зачинают ссучая 
с записью в картотеку
не разбирай изучая
снарившегося коллегу
то-то наносит снегу
то-то певичка качает

сказка на сказе скоро
выровняем дела
сквозь прорастай мукором 
проштампованные дела

___
ну и куда ты дела
то о чём не допела
что не выполнила

спасла тебя как сумела
всё поднебесное напрягла
поле бело иди смело
с ними скооперировалась и спасла 


6.

Дане Курской 

смотри туда: легко стоит гора;
ягнята подрастают; в свитера
мечтают добровольно превратиться.
сейчас преполовение утра;
земная жизнь — украдкою за тридцать.

на всем полузнакомом языке
снежинки устремляются к реке
неслышными холодными шагами.
пойдём туда! на выстывшем песке
метелица сгибает оригами 

до хруста проминая уголки.
давай вглядимся в зеркало реки
застывшее. к нему мы приникали,
смотрели, как плясавшие мальки
по одному пускали пузырьки
округлые, как свежие хинкали.

гора в снегу. зачем ей свитера? 
надежней всех укутана гора;
за минус тридцать где-то на вершине.
— идём скорей! так снежно и свежо;
и говорят: кто верил — тот дошёл! 
ну что, идём? 
— конечно, раз решили.


7.
СОНЕТ С ЛИШНЕЙ СТРОКОЙ 

скажешь тоже, золото и воск
думай о своём, твори молитву
точит ксёндз в исповедальне бритву
всё пока ещё не началось
но уже гремело под ногами
звонкое «считайте их врагами»
на два-три вели расстрельный счёт
всё пока ну в общем-то ничё
громкий звук твоих уведомлений
заглушает гул уведомлений
вон летят, смотри какой фейерверк
а из предыдущих поколений
гэть в метро и не глядят наверх

всё куда начало ни конца
лишь блестят в воронках озерца 


8.

Всё остальное, а сколько его, знают архивы и архивисты, требует осознанных усилий по экскавации, размораживанию, одушевлению; чаще всего им неоткуда взяться. 

Мария Степанова. «Памяти памяти»



Мария! 
с прискорбием вынужден сообщить:
архивисты не знают

видите ли: спектр познания большинства из них 
заканчивается где-то на каталогах
(причём, если бы архивных;
нет, на глянцевых каталогах хорошей жизни).
также, как молитва заучена цитата 
из «Генерального регламента или Устава»
об упоминании собственного ремесла;
чествуют десятое марта
в качестве значимой даты,
примеряя сегодняшнее ворошение ГАРФа
на тогдашний кропотливый и бережный труд 
по сохранению государственно значимых документов.
в общем-то, это всё.

их сокровенной задачей является
всенепременное беспокойство;
проще говоря — шило в жопе.
поясню: не постоянная полезная деятельность,
а именно мелкое копошение.
невозможность дать мёртвым место покойно;
непрерывное ковыряние в их делах,
попытки найти неизвестные ранее обстоятельства,
направленные на получение материальных выгод.
проще говоря — бумажное гробокопательство.

это, в общем-то, экскавация.
это размораживание и одушевление.
но лучше бы вам не встречаться 
с этими разрытыми, размороженными и одушевлёнными.
видите ли, Мария,
архивисты отрывают, согревают и оживляют всё 
в нечто себе подобное.

просто примите к сведению:
среди создавших петиции по ситуации конца февраля 2022-го
(которые тотчас становится документами, 
на радость этим же эксгуматорам)
есть студенты МГУ, СПБГУ, МФТИ, МГИМО,
есть студенты маленького Литературного института;
есть даже неравнодушные священники, 
которых, я уверен, ждёт чреда внутренних репрессий.
но нет и не будет, поверьте мне,
петиции от четырёхбуквенной мерзости,
расположенной неподалёку от «Новослободской», в полутора переулках.
поверьте мне, тру́сы, окончившие историко-архивный факультет этого заведения богоспасаемого с красными дипломами
(и очень гордящиеся этим единственным своим достижением)
никогда не осмелятся высунуть носы из-за горы бумажек, 
которые они перекладывают, сортируют, описывают, каталогизируют, подшивают, штампуют, помечают и сдают в архив.

они давно могильщики, и не более.
чтобы без помощи свыше отвалить камень от двери гроба
нужна, для начала, смелость. 
чаще всего, ей неоткуда у них взяться.

они не знают;
но это их осознанное незнание,
отворачивание, закрывание глаз и ушей,
умывание рук.

поэтому-то они и не знают, Мария;
осознанным усилиям неоткуда взяться,
когда прилагаются осознанные не-усилия


9.

возвращается лес перестуком колёс
ты куда же там слез в это море из слёз
ты куда же там слез в это что-то там грёз

разберись это пыль
заплетаешь ковыль
в новомодные прясла
но узором гремит 
озорной динамит
и взбивается масло

из молочных желёз
из потерь и из слёз
из пустот и воронок
воротник заправляй 
воронок 
сучий лай
всё кричит он подонок

все молчат вот крестец
перекрёсток конец
колокольню к вечерне взорвали
масла гладкий шматок
налегай же браток
пока кашицы чуть наподдали

вдалеке лесостепь не изволит пустеть
пустельга не чичвиркнет напрасно
снова снова плетёмся в хвосте 
ну хотя бы есть взбитое масло

ну хотя бы что впрок
нажимали курок
не осудят судимые строго
не случилось звонить
но повязана нить 
лесостепь примелькалась дорога


10.

се скачет всадник на бледном лихом коне;
солнышко спит и видит себя во сне,
видит игру света на луковичных куполах,
видит детей, пашущих на волах.

всадник несётся лихо, во весь опор
вот промелькнул заброшенный хутор; двор
подле каждой избы заброшен и пуст;
всадник несётся, и слышит хруст.

что это, всадник? это ли сухостой?
что это, всадник? в целом, ответ простой.
это не манна, не жатва — кормить гостей.
это то самое поле сухих костей. 

им не воскреснуть, всадник. им не восстать;
глянь-ка туда — церковка им под стать.
дети, священник, коровушка, волчий вой —
хористы тянут за упокой.

скачи же, всадник; резов твой конь.
не оборачивайся. слезинку свою не тронь.
скачи же. спрячься за морем, на небеси.  

эта сказочка не кончается, как ни проси.

август 2020 — август 2022 



11.

А. 

нам говорят и поют: чтобы любовь
подтвердить не как конструкт
не как некоторое влечение 
не как совокупность дружескости и страсти
необходимо прожить определённое,
необходимо успешно завершить ряд квестов.

итак:
пуд соли (погугли, сколько это в метрической системе) съесть;
семь пар башмаков железных (безвкусица и нефункционально) стоптать;
злую ведьму/колдуна (опционально) победить;
обратно с победой вернуться;
классическую свадьбу на широкую ногу сыграть.

везде, заметь, фигурируют 
функциональные глаголы действия,

а по итогу — долго и счастливо
эти геймеры только «жили».
в прошедшем времени. 
то есть — уже не живут,
несмотря на всю их квестоустойчивость. 

дальше — больше. 
плодится дихотомическая модель:
горе и радость,
богатство и бедность,
болезнь и здравие,
смерть разлучающая. 
по логике, в этом списке сначала стоят проблемы,
а потом радости. получается,
что богатство — это тоже проблема. 
счастливая семейная парадигма вырисовывается так:
радостные, бедные и здоровые. 
но всенепременно после горя, богатства (видимо, временный бафф) и болезней. 

замечу, 
что данный список не включает в себя: 
потерю близких, депрессию, поехавшую кукуху, страдание, синдром спасателя, синдром отмены, алкоголизм, войну, крах экономики, революцию, преследование по национальному/расовому/сексуальному/гендерному/религиозному или иному признаку, измены, лабильность полового влечения и половой конституции, постродовую депрессию, ПТСР — и прочие вполне себе случающиеся вещи. 

в связи с этим 
предлагаю новую модель отношений:
«без каких-либо квестов». 

базовая комплектация включает в себя: размеренный быт, совместные развлечения, поддержка друг друга, общение с друзьями, общие хобби, посиделки/полежалки вечером с просмотром фильма/сериала, просто посиделки/полежалки, прогулки, доверие, тактильность, саморазвитие и ненавязчивая помощь в развитии другого, поездки на дачу к друзьям, слышать и слушать друг друга, разнообразие половой жизни, совместные путешествия разных масштабов, споры о вкусах (без драк), совместная готовка, взаимоуважение, преданность друг другу. 

топовая комплектация не предусмотрена.

все напасти и невзгоды
остаются на волю случая 
и не включаются добровольно в комплектацию 
самими участниками процесса. 

предлагаю начать такое
с отечественной сборки.
всем собирать такое; 
каждый — в своём сердце.

дальше, по идее, должно быть обобщение,
сформулированы выводы — но нет.
напоминаю: сборка современная, отечественная,
а значит подушка безопасности не предусмотрена. 
всё как в жизни;
с тем лишь отличием, 
что когда вы в бесквестовом режиме — 
она вам и не нужна.

поэтому я делаю очевидное: 
борюсь с базовыми конструкциями языка. 
изменяю порядок слов,
так, чтобы функциональный глагол действия 
расположился в начале, как бы обозначая
работу, золотые нити, прилагаемую жизнь;
а последняя буква алфавита 
была бы на своём законном месте. 
итак: люблю тебя я. 


12.

вечно пугали, страшили букой;
ходили за водкой, врали что восемнадцать;
стоила восемь рублей отрубная булка
самое страшное было — с любимой расстаться.
— да если и бросит, и что? напьёмся! да не одна она!
будет другому женой, впоследствии — мать родна
каким-то оболтусам, вроде нас.
вот, в общем-то, весь рассказ.



солнце всё жарче, опускается всё южнее.
жизнь становилась многозначительнее, сложнее, 
разнообразнее, неприятней.
помнишь сухарики по четыре рубля, приятель?
помнишь? да в общем теперь неважно.
все изменились. всё изменилось страшно.
чьи-то слова плавили мозг-приёмник,
мир становился картоннее, но объёмней —
чтобы было о чём, 
когда подожгут картонку
позабывшие внутреннего ребёнка. 



говорят, что красивый рассвет с любой темнотой сладит — 
но нет, снова бомбят, вопреки проходящей Олимпиаде. 
такие вот, в общем-то, новости,
такие дела.
как хорошо, что ты, мама, не дожила. 


13.

мохнатая коровка на лугу,
я больше оставаться не могу.
ни видеть отцветающую падь,
не жить всё время будто умирать.

какое место — топкие луга,
гниет тихонько спелая ирга;
мычит твой брат на правом берегу —
я больше оставаться не могу.

пытаюсь я: шажок, ещё шажок;
напрасно тополиный пух поджёг.
земля топка, как тёплое рагу;
я больше оставаться не могу.

забор, калитка, пашни как стежки;
я продолжаю рваные шажки,
потом срываюсь, наконец бегу.
теперь могу. теперь — уже могу. 


14.
БЕСФОРМЕННОЕ-2


Господи, дурного меня возьми
посели в город с другими людьми
буду делать сотни разных вещей
иногда ковыряться ложкой в борще
запираться в ванной плакать навзрыд
ну или как там Твой Промысел говорит 

кричать буду не пропущу ни дня
возьми же возьми же возьми меня 
Ты, когда-то лишивший меня ребра 
ототри до сверкающего серебра 
пусть происходит из этого ничего 
новое серебро Господа моего

не зови забери у меня имён
звучание и первой капели звон
помоги зародить у себя слезу
я её запомню и Тебе принесу
не оброню ни в море ни по росе
научаюсь новому в этой слезе 

научай же меня пожалуйста 
и от того
становлюсь радостным 
серебром Господа моего 

май 2021 — май 2022
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah





πτ 18+
(ↄ) 1999–2022 Полутона

Поддержать проект