РАБОЧИЙ СТОЛ

СПИСОК АВТОРОВ

Егор Моисеев

О-брЯт

08-09-2022 : редактор - Юлия Тишковская





*
Мой глиняный брат, наши меньшие братья словесны 
и нет у них языка для того,
чтобы не множить уродливых маленьких бесцветных себе подобных
с каждым словом 
творение не вынесет говорящих зверей 
а у нас есть Названный Брат 

*
Красные шарики в складочках бледных, 
ядра с маршрутом из всех лабиринтов —
глаза белой крысы, что брошена в блендер, 
вдруг разрослись до отметки в пол-литра. 
Это не месево косточка хрящик
желудок, 
кашица крысы мне кажется чудом —
зеркало выросло для уходящей
души. 
Крыса, мы видим тебя

*
Мой глиняный брат, наши меньшие братья словесны 
и зорки 
они нам внушают заботу из бездны
молча на четвёрках 
когтистых лап
о том, что нам уже известно: 
жестокость — не коготь, не зубы,
а наш
обряд
да названный брат 

*
Где он живёт, 
хлопая себя по бокам и груди, 
как будто не горит, а наоборот —
шарит зажигалку? 
Как ему выбраться, когда позади 
чёрный кот
гуляет вдоль 
лежачего полицейского, 
а впереди зомби едят кукушек? 
Когда его море шумит так,
словно вырывается
из смирительной рубашки самой себя, 
он заставляет меня идти в твою комнату. 

*
Я поднял рентген разглядеть на свету, 
загородив солнце:
это я выворачивал тебе руку;
не вижу где именно трещина, 
но небо — чëрное, 
с туманностью запястья
и прояснением связи 

*
Прохор, иди сюда
Мокрой шерсти запах 
детские резца 
я кусаю за бок 
золотистого пса 
он извивается, скуля, 
когда я размыкаю зубы —
смотрит на меня. 
Карие глаза, 
Значит
Он безнадежнее крысы. 

*
Танец с тобою похож на табу, 
и схватка с тобой. 
ты уже дремлешь в полëтном поту, 
а над Волгой-рекой
тянется-тянется смрадный Калинов мост, 
и через него
Названный Брат обретает крысиный мозг 
(больше телесного). 
Собака скребет в коридоре, ей снится укус
коня моего или ворона, но не мой. 
Из ноздрей родителей ракитовый вырос куст, 
их постель облупливается росой.
Кто уже сориентировался из лабиринта
и мчится, мелькая в зеркалах поперёк горизонта?
Названный Брат не отыскивал нас до поры до…
Но теперь за ним мост, кукушки горят и зомби.

*
К утру брат вырос на высоту сонного полёта,
Родители прилипли к простыне.
А я встретил его.
В левой руке он держал свечу из мокрого хлеба.
В правой руке он держал рентген — бросил его на небо.
Я снова вижу тот же цвет 
(Свеча не для того, чтобы светло,
но ради свечи — темно.
Земною жизнь пройдя до парафина,
я оказался в сумерках)
— Бубоки мои глобоки
 И море моё резвей,
Подземные носят потоки 
Корки моих идей.

Я завидел, как оно есть:
—  Сегодня твой брат 
Станет сильнее тебя,
Завтра родители будут гордиться тобой,
Потом ты уедешь на окраину Москвы,
Где тебе дадут пизды,
И оставишь девочку,
С душонкой — удар-по-трухлявому-пню,
И рассудком — подвешенный-крюк,
лесопильня она, живодёрня.
И когда тебя спросят: вернуться назад ли на 9 лет 
или миллион долларов,
ты не вспомнишь меня,
но станешь защищать абсурдный вариант.
Спорить ради спора,
в наушниках ляжек лежать и не внемлить,
тому, кто работал на время,
любить ради закалки,
корчиться от боли в паху, взглянув на ментоловую зубочистку,
проклиная возможные причины (нестиранное бельё,
три выкуренные подряд сигареты,
мысли об измене), 
и таращить корни зубов на небо,
рассветной муке по сусекам,
предпочитая сферы ворованной крови сосущие,
от недосыпа и ломки представлять,
что у каждого в вагоне из щеки выступит паучье брюшкó —
у толстых — круглое и пушистое, 
а у худых — похожее на палец доспеха…

А потом с тобой ещё ничего не случилось,
Но бубоки твои глубоки.
И станут тебе хлебные огарки,
Над коими мы порыдали,
Как мёртвому — три парки: 
По смерти рудиментарны 

*
Псв.
Е.М., М.М., Е.М, О.М, В.К, Р.С., Д.С., Т.Ж.
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah





πτ 18+
(ↄ) 1999–2022 Полутона

Поддержать проект