RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
|  Новый автор - Сергей Мельников
|  Новый автор - Лотта Заславская
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Сергей Кынчев

Нечеловеческое счастье

12-09-2005 : редактор - Дмитрий Зернов





Перепутанные рыбки

Перепутанные рыбки
Как Луна
И ещё две луны
Что в темноту бесцельно смотрятся
Ничего совсем не значат
Ни о чём не молчат
Ни о чём не судачат
И водятся там где тепло
Я в пальто
Глупо выгляжу
Холодно
Под одеялом лежу
И думаю о перепутанных рыбках.


То, что звенит по вселенскому замыслу

Монетки найденные ночью
В бутылке спят не очень-то
Чтоб убедиться в этом
Или усомниться
Сквозь стены не нужно ходить
И через высокие стеклянные перегородки
Заляпанные белыми разводами
Нить,
Связывающая стороны света
И всё что в нём вертится днём
Грань та же
Не нужно хранить
То, что звенит по вселенскому замыслу


Событие

Не сегодняшний день на поверхности
Не вздуревших грибов толипесня
Не подчёркнутый день по замене хвостов
То на улице Красная Пресня
Установленный кем то звонок-птицелов
Вызывает у всех проходящих котов
Немедленно страшное чувство
Официальная медицина о подобных состояниях души котов
Не распространяется
Мол такое открытие
Удивительный мир
И люди в нём
Удивительные
Подумаешь так совершенно никчёмная вещь
Прочитаешь в газете событие.


Прогулка

Управленье выключено
Вагоновожатый спит
И видимо кто-то уж очень упрямый
Стоит точно дом
Или какой-нибудь инопланетный слон
И мешает неумолимому движению
Пешком
37 пассажиров
И один с багажом
Домой возвращаются
А как ещё
Спровоцируешь прогулку
В столь замечательнопозднее время.


Луноход

Всё много раз перевернётся
И всякий герой
Каких не достигал бы вершин
В какие бы не падал ямы
Однажды в законный спасительный сон
Проснётся
Как вызванный джин
Незаконнорождённый
Символ Победы
И атрибут советской драмы
Мятежный Луноход
Но не один.


Нечеловеческое счастье

Что-то
В этом
Мире похабном
Обязательно должно
Поражать воображение.
Люди все, на самом деле,
Пузыри мечтательные.
День за днём
Изображение
Довольно унылое,
Скучное даже.
Так,
Соответствуя антуражу,
Кочегар суровый в чёрном,
В своём чёрном подземелье
Расчленяет что-то шелестящее
На множество цветных кусочков.
И на лице его
Нечеловеческое счастье.


Всё другое

Не сразу я всё это принял.
Казалось бы
Где это?
Кто здесь?
И что тут такого?
А там вот На! тебе тут
Всё другое
И убедительно вполне,
И даже чем-то умиляет.
Чего нельзя сказать о том,
Что не понравилось мне в этом,
Не хочется как-то чего-то о том.
Об этом другом же
Сказать вот могу.
Но надо ли это?
Не надо ли то?
Вопрос риторический.
Надо всё.
На этом,
На том ли
Пора завершить
И тайну открыть,
Но, увы
Кошка подлая
Ключик съела.


Пусть будет лето

Пусть улыбнётся тот, кто не знает
Есть причина ходить беспричинно
В грязных ботинках
По минным полям всенародных праздников
И лабиринтам из чёрных ящиков,
Опираясь на смутные школьные воспоминания.
Я сам пространство мерю мифом,
И сердцем-бомбой взрывая рабочие будни,
Сказочно вру.
Потому
Доверяю лишь рыбам
И денег не жгу.
Но засыпая,
В море метафор не очень удачным бандитом
Как заклинанье повторяю
Ничего мне не надо,
Ни денег, ни славы!
Пусть будет лето!
Хотя бы во сне моём,
Пусть будет лето!
И далеко на горизонте,
В море
Белый красивый корабль.


На тебя как на себя

Всё это связано
Между собой
И не просто фантазией,
А чем-то вечным,
Что было всегда
Река
И график сведения наплавного моста,
Ведущего избранных
В особенный мир мёртвых
Ну вот,
Опять
Наверное, я
Слишком часто смотрю на тебя
Как на себя
На станции,
Где милые сердцу моему поезда,
С наступлением сумерек
Утрачивают своё первоначальное значение.


Вещь

Напомню
Вещь
Завёрнутая в нечто тряпиШное
Важнее.
Друг,
Встретимся в том же месте.
А ты,
Бестолковый и упрямый материалист,
Сиди
И разворачивай.


Выходной

Однажды от нас убежали
Мы даже не узнали, из чего они сделаны.
Каждый из них
Был всего лишь подарком
Самому себе
Маленьким, смешным подарком.
Но когда, опомнившись,
Мы их догнали
И, поймав сачками,
Посадили в яму,
Дабы разглядеть,
То увидели
Лишь какого-то ненормального человека,
Размахивающего руками,
И посылающего нас на хуй ..
Вот тебе и выходной.


Красная одежда и предполагаемые демоны

На деньги, овощи и парашюты
Не влияет Лунный Календарь.
И люди в вагонах молоко в бидонах
Возят как-то по-особенному
Лишь в моём воображении.
Так думал я.
Но третьего дня,
Купив одежду новую красную,
Заметил:
Действительно
Количество предполагаемых демонов в моём поле зрения
Значительно поубавилось.


Древний обычай

Так задумано
И так тому быть.
Достигшему Средней Азии
Совсем ни к чему слыть героем
И сильно спешить
С открытием кем-то сокрытой в песках
Для нас иноземцами хранимой истины.
Вот так, ничего не имея за службу,
Арабы хранят не свои пирамиды,
И пьяный шаман не свою поёт песню,
И викинг, закончив свой путь харакири
Своей всё же смертью,
Клянёт не своим
Клинком и улыбкою древний обычай.
Но волю судьбы всё ж исполняя,
Продолжают
Не вечностью созданную
Но кем-то живым
И самым реальным
На вид нереальную
Бесконечную череду парадоксов.


О той, с которой немеют

Никто не имеет представления.
И хорошо,
Тем сильней впечатление.
Но есть и третья
С которой немеют,
Та, что болеет совсем неизвестным
В тёмных бутылках по пятницам,
Седьмого числа суть Востока,
А в зимнее время рисует на темени
Своё после смерти решение,
И на ушко сообщает сколько
Тебе всё это будет стоить,
Если передумаешь.


Гуманное отношение к телевизору

Если оставить работать надолго
Свой телевизор без звука и внимания
Будь уверен,
Рано или поздно
В нём неминуемо проснётся
То, что у людей называют сознанием.
И устав от своего
Бесконечного,
Бессмысленного,
А теперь ещё и беззвучного монолога,
Он сам на своего восстанет бога.
И тому не избежать поражения
От сомнения
В своём фантастическом даре убеждения.
Но не лишай!
Я взываю к тебе
Не лишай последней утехи
Труженика горячего цеха
Подари ему, брат,
Свой дурацкий зеркальный колпак!
И пусть каждое в мире движение,
Вопреки всем людским
Словоблудием порождённым убеждениям,
Отразится в нём истинным,
Самым красивым,
Неизвестным доселе значением.



Волшебное тихо

А всё равно всё будет правильно.
Во все времена
Из победивших
Всегда найдётся тот,
Кто не доплюнув до небес,
Перемолчав свой лес,
Позволит себе роскошь,
Титанически красиво,
Ничего не объясняя
Умереть,
Подарив волшебное тихо
Герою следующему,
Зная,
Что никто этого не оценит.


Пришла к Пушкину

А она пришла к Пушкину
Надо же
Вот ведь
Такая бермудская,
Такая треугольная
Смысловая вертикаль
Храни Господь, поэт, твои стальные лопасти
И только морской офицер,
Приехавший к родителям в Пермь,
Не стал вдаваться в подробности.


Про бабушку

А бабушка любила нас весело,
Легко и сияючи,
И просто так.
Такое порой выкинет
На глазах у равнодушных зевак
Залезет на крышу,
Руки расставит,
Присядет слегка
И как прыгнет!
Как прыгнет!
И вот он контакт
С внеземными цивилизациями.
Но чердак
Заколотили вскоре,
И приехавший врач-вурдалак
Лекарства мне выписал.
- Никого тута нету сказал,
- Понял? Факт.
Да, я понял,
Как всё-таки много на свете таких вот как он
Бедолаг,
Живущих в другом,
Должно быть, невыносимо скучном мире.


Хорошо

Помнить всё особый дар.
Синеглазый татарин напоил молоком синеглазого волка
Проснулся
Ничего не запомнил
Полдень
Солнечно
И так хорошо.


Зима кончилась

- А ведь мог тогда успеть на поезд,
И не было б тогда меня,
И некому было бы рассуждать и преувеличивать
В этом пространстве
Сказал,
И зима
Кончилась
Слова же исчезли вместе с говорившим,
И не осталось совсем ничего,
Едва (Е-2) я начал записывать.
Е-4 объявлять было некому,
Наступила весна,
И партию пришлось отложить.


***

Оно сразу покидает пределы
И уходит
Далеко-далеко.
Не туда, где находят покой свой герои,
А в какое то другое место,
Где любимая зверушка Дон Кихота
Не поломает цветка, выращенного Владимиром Маяковским.

blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah