РАБОЧИЙ СТОЛ

СПИСОК АВТОРОВ

Звательный падеж

Анастасия Кудашева

14-09-2020 : редактор - Женя Риц





Кудашева Анастасия, 22 года, Екатеринбург – Москва, вуз – РАМ им. Гнесиных





***

Крыши Екатеринбурга покрываются снегом,
как рахат луккум покрывается
сахарной пудрой.

Я в извечном конфликте
с безвыходным небом,
с пагубным блудом,
с чёрной посудой.

Неоновым вопросом
стою над прострацией города –
"Кто мы, откуда, куда мы идём?",
потому что не родились ещё как следует,
не приучили себя к мировому штрих-коду...

Это – немая опера холода,
привязанная нитками
за нательный крест.
"Я бы обнял тебя, но я просто текст",
согревающий перед
последним восходом.

К черту всё, кроме бесконечности,
сокрытой для человечества
заснеженным небосводом!..


***

стена смотрит на стену
как на данность
жизнь дольше человеческой
и не надоедает
это брак без выбора
или судьба
я думаю, что судьба судьбы

далеко-далеко
сияет переливчато
напевает в космосе
космическая птица
слияние трёх галактик
ESO 593-IG 008
в клювике зиждется стихотворение
держится в полости невесомости

и двум стенам
с узорами тюльпанов
с каплями клубничного варенья на обоях
не скучно и не грустно
им никак
это благо неодушевлённых
хотя откуда мне знать
субъективному субъекту
мажоро-минорного лада
что значит быть стеной
и стоять Атлантом на выдержку
ради того, чтобы выдержать
при наступлении ада
и всё равно не выдержать

жизнь – это мало-помалу
чтоб мылом по мылу
и рисом по кипарису
пустоту раскладывать
по полочкам

я хочу быть твоей стеной


***

Воистину ничего не существует.
Синих плоских сидений,
Телеэкранов,
Шума.

Пришельцы из ниоткуда
С шампанским "Россия"
Стремятся в процессию мракобесия.

Общественная прогрессия,
Столичный нерв.
Коала жуёт зелёный листик,
Коала попала в решётчатый плен
Зоопарка гос.права.

А мы друг другу – воистину зоопарк!
Воистину Ничто.
Поднимаем вино и говорим:
Посмотрите на моё вино,
На моё слоу мо,
На моё всё равно!


«Семиструнная неврастения»

1.
На улице Правды
качели детства скрипели
диапазоном в кварту
на квартал квадратный,
качаясь от ветра
невзгод-несвобод
в небосвод.

2.
Социальная сеть –
социальная клеть.
Клик-клик,
никого-ничего,
никаких улик!
Жизнь ускользает, как блик
на экране-титане,
где крутится-вертится
сливочно-сладостный клип.


3.
Мельпомена!
Я – антена тлена!
Мысль современна,
как мяч жонглёра
в проекте
антрепренёра.
Безответным актёрам
трудно вздохнуть...
Дайте воздуха!
Вздох духа!
Вдох чистого духа
в пространственную грудь!

4.
Белка в колесе,
колесо в белке,
белка на колёсах,
я – твоя тёзка,
сестра по нервическому бегу
в апокалиптическую Лету.

5.
Бег неистов
атеистов
перед жизнью
уходящей,
слишком много онанистов
перед смертью настоящей.
Почернела карт колода
человеческого рода...
Дайте детям до пролога
всеобъемлющего Бога!

6.
Рвут волоса,
ревут в голоса,
расчёсывают шею
в мясо.
Телевизионные паяцы
имплантируют воздушное пространство,
массивно
массажируя массы
телевизионным дилетантством.

7.
Подсознательное
бессознательно
изнывает в покупателях.
Скрипучая телега жизни –
не нега, а первенство эго.
Душа перед телом – раб,
мироздание – паб,
наслаждение – бар,
послевкусие – ад.


***

чёрные дождевые лягушки
чёрные бездомные кошки
чёрные куры-несушки
выглядят очень печальными

их вызвали из одичания
с чёрного-чёрного солнца
на пёструю странную землю
далёкой среды обитания

и бродят они и стыдятся
все чёрные змеи Аспиды
и вороны чёрных субстанций
и кроликов чёрные виды

их солнце за тень принимает
и чёрные-чёрные люди
с чернильной темницей-душою
по минному полю шагают
обвесившись тьмой-мишурою

и призракам пепельным баста
и перст правосудия режет
их тёмная-тёмная каста
их чёрная-чёрная нежить

стремится на зов иноземный
к поверхности чёрного солнца
из невыносимого плена
врождённого цвета сиротства


«Ответ»

распухшая бочка с вареньем которая нарывает
двадцать тысяч лье под водой
изобилие стонов
дверь скрипит
словно рыдает
сердце стучит неровно

поднимаю руку выше головы
как в школе
чтобы ответить Богу
я  з н а ю  и с т и н у
и свалиться навзничь
в грязную тину:
меня не услышал Он
буду судьбу ломать

а тина оказалась внутри
и колобродила душу светлую
и мне снилось, что три пути
к ветру к солнцу к распятию
тщетно и незаметно
я повернулся вспять

прости
п р о щ у
не прощай
п р о щ у

у меня есть семь колосков
русых волос любимой
Господи
я поднимусь к тебе
с ней

п о д н и м и с ь

новый завет ветхий завет
я читаю она читает
Господи
мы не лгали всю жизнь
Господи

и с т и н а  т е б я  з н а е т


***

Что стоит за моей спиной?
Что стоит за моей судьбой?

Фонарный столб,
бельмо пустот,
трюмо пустынь,
трава полынь,
кровавый сок,
духовный смог,
истёртый век,
холодный свет.

Почему нельзя оглянуться?
Почему нельзя обмануться?

Потому что боль – это
затопленная Венеция,
паукообразное нечто,
дубль-бемоль,
красная специя,
спазм романтического митинга,
танцующая политика
за пределами критики чистого разума
да и обыкновенная смертельная пауза.

Остановлюсь на эскалаторе
и буду шагать на месте вверх,
как это делает битый век
всеобъемлющий человек.

Клюква в сахаре
растворилась в ля мажор.
Мелодический хор
не поднимется в холм
первородным нутром.
Дом – это не дом, а лоно лон,
погружённое в сон.

Клюква в сахаре,
размозжённая на эскалаторе.
Я остался в человеческом кратере,
кванторе всеобщности
всеобъемлющего несведущего
пешего пишущего
духовные грозди слов, троп, нот.

Небосвод запахнул обнажённость в ночь.
Кратер взрывается в дождь.
Бог – это вождь единства
и первичное материнство.
Эскалатор остановился и осатанился.
Никто не влюбился и всуе не переродился…

Односложное – ложно.
Оглянуться теперь возможно.


***

Листок упал, и в мире стало тише,
и бабочка в туннеле замерла,
и паучок карабкается выше
по паутинке познанного зла.

Разбег на месте, рост без совершенства,
продукт «Растишка» тухнет и гниёт.
Сизифов труд пророческого детства
живёт в нас всех и всех переживёт.

Расхлябанные мысли после стирки
просушиваешь в книжных этажах.
Таятся под страницами былинки
и оседают пылью на перстах.

Ах, если бы пыльцой или нектаром!
Блаженство между строк не утолить.
И бабочка не выдержит угара,
и оборвётся познанная нить.


 «Граффити»

каждый новый человек устаёт по-старому
усталость – пена на глазах
и желание плакать от пустоты

пятнистые животные проходят мимо
чистые масти – редкость
полукровки – тоже редкость
кровосмешение победило кровь

каждый сантиметр земной поверхности
облицован граффити
будто бы мир кричит
ПРОЧИТАЙТЕ МЕНЯ ХОТЬ КТО-НИБУДЬ

только пена в глазах не позволит
объять восприятием
кадры чужого пространства

– принимают тело за себя
– примеряют маску на врождённую маску
– боятся остаться без кислорода
– боятся остаться без

– занимаются не тем и не с теми
– потом жалеют о времени
– и обо всём, чего нет

(потому-то и время не жалеет о нас)

<инструкция>
1) на мгновение сдуть телесную пену
2) прочесть граффити
ДЬЯВОЛ ПИШЕТ, КАК ОН ДЫШИТ
3) зачеркнуть
4) и записать
РАЗОБЬЁТСЯ СКЛЕП КИРПИЧНЫЙ
И ПРОБЬЁТСЯ КЛЮЧ СКРИПИЧНЫЙ
РОДНИКАМИ ИЗ-ПОД ТРЕЩИН
БЕССЛОВЕСНЫМ БЕСКОНЕЧНЫМ

»контуры мира дают пощёчину
авторам подобных граффити
ограничивая трафиком-некрологом
заоблачные публикации,
спасибо за умирание«

НЕБО — ЭТО ГРАФФИТИ БОГА


 
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah





Cбор средств на оплату хостинга
Cобрано 4752 из 10400₽ до 31.12
Яндекс.Деньги | Paypal

πτ 18+
1999–2020 Полутона
計画通り