РАБОЧИЙ СТОЛ

СПИСОК АВТОРОВ

Кирилл Миронов

РАЗГОВОР О ЛЮБВИ

20-09-2012 : редактор - Женя Риц





Цикл «РАЗГОВОР О ЛЮБВИ»

***
запахло женщиной
рядом
женщина
не проеби
жизнь


РАЗГОВОР О ЛЮБВИ

Dedicated to Shanti

Говорили мы вчера о любви. я например говорил так:
я в этом деле ничего не понимаю, поскольку был женат а теперь разведен
а вот Урза утверждает что любовь – это охуительный кусок пизды
грубо, согласен, но мнение есть мнение, пусть и грубое
а максим, тот который фотограф, сказал:
- я тоже ничего не понимаю, и тоже потемки.
более всего потемки то, как быстро находят они нам замену,
вот вика уже нашла – рослый, видимо состоятельный, с алкоголем не дружит – уже хорошо, а я между тем тут сижу как поебаный, пью и курю
- это еще ничего, - сказал я, - а вот один таджик – так тот вообще уверен, что мы все ошибаемся, и нет ничего более здравого, как отыскать себе молодую бабу, намного моложе себя, вручить ей в руки кастрюльку, сковороду, швабру – и не дай бог она слово тебе скажет или не уважит чем – гони в шею, не раздевая, как у маяковского
- так то оно так, - отвечает максим, - да где ж тут любовь, не романтично все, как то средневеково
- а чего тут может быть романтичного, говорю, когда видим мы бабу и подходим к ней, и вся кровь во всех чреслах пульсирует, биение сердца становится аритмичным, и то пот прошибает, то понос, то кушать хочется, то вовсе наоборот – в общем, физика, да и только
- так так, - с любопытством заерзал максим, возбудился, отпил из бутылки и закурил
- а вот так, говорю, что не каждую бабу ты себе хочешь, идешь себе и идешь, смотришь на ноги на руки, как голова посажена, не переборщила ли эта стерва по жизни, не исходит ли от нее чего вонючего – хоть от тела, хоть от духов, которыми она себя облила – а ежели облила, и несет от нее диором или шанелью – даже и не смотреть в ее сторону больше, а то потом опять выгонять, и снова не раздевая
- да-да, я совершенно согласен, говорит максим, мне тут все говорят – все как одна – боже мой, ты фотограф, сфотографируй меня, я ведь красивая, правда? а я говорю – безусловно, пройдемте в мой кабинет, пятый этаж, лоджия, все занавешено, евроремонт, санузел раздельный, можно сварить сосиски, макароны уже готовы.
- а они что, - спрашиваю
- а они ничего, попой заденут, выжрут твои коктейли, за ручку подержутся, танец станцуют и поминай как звали, на смс-ки нихт найн, звонишь – ой-ё-ёй – занята, как тот самый дурак, который землю на плечах держит, а какая-то птичка между делом печень откусывает
- свинство всЁ это, говорю, а что делать. знавал я как то одну бабоньку, размер то ли четвертый, то ли я о таких и не слышал, свитер из сэконд-хэнда, не иначе, а лик – лик богини, или что то около того. тогда еще мы с сергеем пьянствовали, а он за сто грамм рассказывал теорию современного стихосложения, вот за одним из променатов мы на нее и наткнулись. у нас портвейн, а у нее ничего, а мы между тем не глупые, сразу видим – будет пить бабонька, еще как будет, ну а дальше все в том же духе – апартаменты, без ремонта, туалет-душ общие, жрать вообще ничего
- так так, – вновь заерзал максим и все чресла его запили и закурили
- а далее, говорю, приволокли мы ее ко мне в хоромы, отыскала она какие то огурцы с колбасой и принялась все нарезать и по тарелкам раскладывать, а мы как то тихо рядом решали: кто же первый любить ее будет, и в избытке ли у нас защиты от такой любви, да и работает ли щас тетя жанна со своим магазином, чтоб в такое время нам защиту от этой злополучной любви выдать
- и чего ж в результате?
- а в результате все мы в себя поели и повыпили, бабонька домой засобиралась, нам вдруг любопытно стало – сколько же времени, ищем сотовые – а сотовых то и нету. и у нас нету и в карманах не имеется, и эту блядь мы общупали с кончиков пальцев ног и до самой что ни на есть бай хуэй – и не нашли ничего, кроме ощущений. так мы ее с миром и отпустили, а сами сели и затосковали – поебаные и наебаные
- очуметь, - выдохнул макс, потянулся тоскливо и снова выпил. – ну а я начинаю думать, что мир состоит из женщин лесбийской наружности
- это с чего ж, - спрашиваю я достаточно недоуменно
- а с того ж, говорит, что сижу я на лавочке, любуюсь девочками. и вот девочка одна подходит, садится, и начинает вести разговор. я то сам не умею – куда мне подходить, к кому, что спросить, что сделать, нервы, пот прошибает, ну и так далее – в общем совсем разрыхляюсь. а тут вот она подошла и чего то нашептывает, и улыбаемся мы, и вроде бы можно уже приступать к решительным действиям, лезу в сумку за аппаратом – и тут подходит ее подруга, блядь ее подходит, целует в высшей степени непристойно, машут они мне ручкой и съебывают на променат
- и что же мы имеем в итоге?
- а ничего в итоге мы не имеем – можжевеловой больше не производят, колдырятник «второе дыхание» уже на замке, песен нам никто не споет, и стихи про нас не напишут
И тут нам кто то сказал «талифа куми», и мы встали, пошли, и идем до сих пор.



***

о самая любимая развратница экклезиаста,
о моя шлюха-ночь!
сегодня я покупаю всю тебя без остатка
ценой в две пачки сигарет,
и потерянного рабочего дня
сегодня я лобзаю твое темное тело
двигаясь вместе с твоим ветерком у тебя -
между прекрасных ног
и слышу как черные псы кладбища
обмениваются новостями
покоренного тобой сердца дня
как стоят трамваи в депо
и где-то далеко по главному шоссе
неспешно едут редкие автомобили

о ночь-нимфетка, фаворитка жизни моей!
вечно бы лежать под ласками твоего покоя,
наблюдая за царством беспечного сна суеты!
но обезумевший шар утомленно вращается
уводит тело твое в белую клетку дня,
и медленно ты бледнеешь
и алчно-солнечный демон наливает пробужденные души
всей этой уродливой красотой
струящийся ян

я знаю: он - как и ты -
вы две шлюхи одного публичного дома
и у того продажного мальчика есть свои прелести
но все же я выбираю тебя,
засыпая в его лучах,
чтобы вновь пробудиться в твоих нежных объятьях



***

Обещаю
все будет пиздато
я буду тебя любить даже когда ты
будешь щекотать меня волосками на своих ногах
ведь я же знаю
я понимаю
что регулярно брить целую ногу
к тому же целых две
заебывает
да так что хочется сказать
А ЕБИСЬ ОНО ВСЕ КОНЕМ
буду так ходить
на работе в чулках
да и насрать что обо мне думают на работе
а от него несет перегаром
и шляется он с поэтами
фотографами
и художниками
и вообще я его таким люблю
терплю
хочу
чего это мне тут выскабливать мои хрупкие стройные ножки
к тому же так теплее
к тому же ты рано или поздно говоришь ОЙ
и исчезаешь в ванной
и появляешься гладкой
и капли стекают с твоих длинных прекрасных волос по телу
и ты смотришь на меня как животное
и я на тебя смотрю как животное
и мы любим любим любим
любим друг друга
и пускай мы состаримся
сдохнем
и никакой любви между нами больше не будет
потому что не будет нас
а будут две частички вселенной
или пара улиток
или амеб
или ты лань а я лось
и у меня рога
а у тебя все хорошо
по херу
я люблю тебя сейчас
ведь ты моя женщина
жена
моя долгая и счастливая жизнь



***

Не теряй свою бабу
свою любимую женщину
береги ее
если че то не так
выйди покурить
подумай
что за хуйня
кто виноват
может быть ты
может быть она
это не важно
вы же лЮбите друг друга
ну так любИте
боритесь за свое счастье
боритесь сос воим несчастьем
это я специально так написал СОС ВОИМ
так забавно
забавляйте свою бабу
свою любимую женщину
и она обязательно будет забавлять вас
оденет что нибудь эдакое
или наоборот
разденет что нибудь такое
будьте безумны
не ебите ей мозг насчет несваренного борща
или сваренного так
что прям блевопекарь
мож у нее проблемы
мож ее кто обидел
узнайте имя этого мудака
адрес и место прописки
сожгите его дом
если вы отчаянный чувак
но если этот мудак это вы -
упадите перед ней на колени
просите прощения
даже если хочется в туалет от съеденного плохого борща
или колики от несваренного хорошего
и жрать хочется
и ее хочется
а у нее голова болит
всякое бывает
поминать друг друга на чем свет стоит
всаживать пулю -
на войне только можно
а война — говно
а если война говно
на хер в него вступать
слушайте аквариум
НА ХЕРА НАМ ВРАГИ
КОГДА У НАС ЕСТЬ ТАКИЕ ДРУЗЬЯ
СЛИШКОМ МНОГО ЛЮБВИ
Я НЕ МОГУ ОТОРВАТЬ ГЛАЗ ОТ ТЕБЯ



***

как тебе мой танец любви
ты был похож на омерзительного червя
что ты думаешь о моем доме
я думаю что ты БОМЖ
вот мой план изменения мира к лучшему
да ты ебанутый
мне кажется, что не стоит прислушиваться к тебе
да ты и не прислушиваешься
почему ты меня совсем не поддерживаешь
потому что ты стоишь на ногах и не падаешь
но я же стараюсь
твои старания никому не нужны
а как же мой танец любви
это задротство
я стараюсь сделать что нибудь прекрасное
на хуй
ты очень злой
да и мне от этого ХОРОШО
а мне плохо
вот и хорошо



ЗАПОВЕДИ ДЕРЬМО

возненавидь ближнего своего,
как он сам себя
(От Миронова, гл. Х, ст. Х)



мать никак не может убить отца
отец никак не может убить мать
сестра никак не может убить брата и отца
брат похож на отца
сестра тоже похожа на отца
но он хочет убить его
а ее нет
хотя она не похожа на мать
может быть из за того
что она хочет убить отца
а его (брата) не хочет
может быть потому что он тоже хочет убить отца
а мать нет
или из за того что он частично похож на мать

по идее брату убить бы их всех
или сестре убить всех
или отцу убить всех
или матери убить всех
стало бы сразу лучше
всем бы стало спокойнее
некого было бы ненавидеть до смерти
но все настойчиво живы
наверное боятся
вдруг некого будет попросить
о какой нибудь хуйне



НЕВЫНОСИМО НО МОЖНО

я не краду машины
не взламываю счета
не оформляю квартиры на свое имя
не беру кредиты под левые фирмы
потому что ума не приложу как это делать
но если бы я знал
если бы к этому у меня был талант
если бы я умел быть преступником
я бы обязательно им стал
и грабил бы
свою страну
и сограждан
без малейших зазрений совести
но вместо этого
я люблю искусство
и мне совестно
если недостаточно сильно
или больно
если мне его не хватает
и чертовски стыдно
если кто то любит его больше чем я
и невыносимо до смерти
когда не хватает сил
отдаться ему полностью
безвозвратно
навеки

blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah





Cбор средств на оплату хостинга
ЮMoney (Яндекс.Деньги) | Paypal

πτ 18+
(ↄ) 1999–2021 Полутона