Сбор средств:
Яндекс Paypal

РАБОЧИЙ СТОЛ

СПИСОК АВТОРОВ

Виктор Качалин

БЛИЗНЕЦЫ

21-09-2019 : редактор - Женя Риц





+++

Не может укрыться городок,
взбирающийся на вершину холма.
Скоро его затопят. Выскабливают и сносят пещеры,
чтобы там никто не остался встречать осень.
От моста через Тигр уцелели одни быки.
В кафе пьют напёрстками кофе, и воздух лечит.
Не может укрыться город в соседней стране,
стоящий внутри горы,
не могут укрыться в небе следы самолётов,
летящих кормить этот город глубинными бомбами голубей.
На солнце шуршит река, ещё не перекрытая дамбой.
Исчезли мало-помалу следы укусов от мошек на твоём теле,
мазь не поможет, да здравстуют корольки и черепахи,
не прикормленные с руки.
Мы играли в жару в эту игру: «Змей переполз через два
крутых холма, окаменел» - и возник городок, куда мы укрылись,
не зная, что через месяц его подвергнут пытке водой,
нет, стремлению быть потаённым, со дна вырывая солнце.


+++

Во сне я срывал курган,
и ураган
понёс меня на себе,
возделывал он или нет,
я не знаю – в ответ
пока я молчал и терпел,
он говорил и пел:
«Я исследовал лёд дел,
пока не исчезли мёд и следы
янтаря по бумаге,
пока не исчезли леса.
Я убивал всю жизнь,
чтобы найти пределы
страдания и сострадания,
пока один нежный росток
не пронзил мою ось насквозь,
молнии били в дорогу,
это же ты был,
ты её обнажил,
ты разнёс мою пыль».


+++

Кто слетел на свет,
а забился между занавеской и стеклом
приоткрытого окна,

кто летит на смех,
а находит белый потолок,
в зернах творога,

кто ушёл в плафон
и нашёл там спящих
за семь тысяч лет,

кто засыпал крыльями
свадебные столы –
сколько было свеч,

пеплом дышит свет
утра
налегке


+++

Последнее, что теряется, это время
(а может быть, здесь, быть может, всё оно здесь)

и ни одно событие не отличается от другого
(а может быть, все со всеми отличны, и все во всех)

и донник достал до сердца, а клеверу некуда деться
(лишь только быть сорванным и стоять на окне в кувшине)

в жару испаряется тело страшней, чем при взрыве внезапном
(и вот оно здесь, и вот его нет, оно внутри и снаружи)

последнее, что неподвластно, это дыхание
(оно излучится, оно излучится, исходно и неисходно).


+++

За мигом миг уходит посвежеть,
войти друг в друга, смолкнуть хоть на миг.
За поцелуй в пустыне - городами

расплачется подземная вода
из прошлого - и некому ж ворваться
в сплетенья караванов с ветерком

затих на время, навсегда, узором
не изувечен и не призорочен,
а на прощанье развернулся Дон


+++

Голубь и крыса выглядывают за край мира,
куб тесноват, а крыльям без воздуха – рай,

кто-то вдали машет косами,
падает и колышется запах зерна и пыли,

оба решили без промаха:
«подберём все крохи».


+++

Кто видит одинаковые сны,
а в чём их одинаковость, не видит,
кто отмечает вдвойне последний миг,
особенно когда он возвратился,
двумя мизинцами срастаясь крепче,
кто вне игры и потому в игре,
кто причастясь огня, играет сам,
не жалуясь на певчих.
Кто видит отрицательные сны,
которые сбываются незримо,
не открывая четырёх ракушек.
Кто жемчугом не пересыпан.
Кто просто любит.







 
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah


πτ 18+
1999–2020 Полутона
計画通り