RSS / ВСЕ

|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «СТЕРХ ЗВУКОВОЙ»
|  Фестиваль "Поэзия со знаком плюс"
|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Василий Ломакин

"Эпитафия" и другие стихотворения

22-09-2006 : редактор - Владислав Поляковский





***

Да, мы спросим у зеркальца
Где и кем что имеется -
- зазвенит истерический смех

Человек, как собачка ты сделался
Зубки, глазки и мех

Странно было б надеяться
Кинуть радости Божьим трудам
Зареветь бы в подлейшее зеркальце
"Я тебя никому не отдам"


***

Сделанные из мертвой женской человечины
Для насмешки над русским горем
Такие в сорок втором году подо Ржевом
Остановили жидовские орды


Новогодняя ёлка

1
Кровью на земле
Калом на стекле
Синий-синий керосинный
Воздух
В моем теле и тепле

2
Отцы-матери с детками на руках
Старики и старухи в отвисших мешках
Серые волки в синих лесах

3
Раз-два-три
Не понимая смысла слов
Быстро говорит внутри
Раз-два-три
Ёлочка, гори



***

Мы все окажемся невинные младенцы
В таком же рае золотом
И голова моя, отрезанная в детстве
Уже не запоёт дурацким петухом

Без рук, без ног
И без змеевика
Нарезаные впрок
Составим штаб полка
Нам шеф Единый Бог
И сердце род значка



***

Сумасшедший ревёт, тетрадь берёт
Пишет опять в белую тетрадь:

"Сегодня снова белый снег идёт на мир
Пятиэтажки, толстые тётеньки, о мой кефир!
Бирнамский лес, прости господи, заговорил"

Такое иерархиям отправлено письмецо -
Власти, Господства и Силы отворачивают лицо
Чья-та рука с перстнем заложила три градуса на руле
И наш герой заплясал в петле

Сильно заходил, заскрипел крюком
И на полумёртвого сверху рухнул дом



***

Продажные Предметы
Объект Жетон

Карамзину полезли в щели
Très mauvais ton!

У нас, отец, двойные двери
Медведи из стекла

Живая нива серебрится
Лишь ждя серпа



Хам

На сперме леса золотого
Плясал отец косматый снизу

Пускай на зелени весенней
Мой сын легонькими руками
Перед седми-холмовыми москвами
Неподнимаемую подымает ризу

Примерит и сейчас порвёт
И сердце порванное cнизу
Своим не назовёт



Старый цыган

Спектаклы битые зеркал
Плясали грязные цыганы
Один осколки подъедал
И пьяной глоткой болботал:

Её хранил!
Любил, ебал
И ревновал
Торжествовал!



Tweeds

Одно лишь только место есть
Где твид выделывается из органических овец

Вручную бабы шерсть стригут и красят и прядут
И отсылают в Эдинбург

И как уж повелось меж небом и землёй
Селёдочная кость даёт прообраз твой
Узор пиджачный, вечный, огневой

Где пиджаки и килты шьются
Как старое вино, обретая серийный номер
И над континентальными дешёвками смеются:
Таскай, французский идиот -

Если изделие не Harris -
То этим и не твид, носи, пока не помер
И дьявол не имел твой жалкий рот



***

И раз и два и три
Считалка есть

Но Алексей Лосев утверждал
Что есть четвёртое внутри
Его не вынуть и не счесть

Он был монах
Его не съесть

На брашна общие с Паламой
Мы запланируем нежнейшие пупки
И из одной тарелки с мамой
Мы вместе поедим четверики



***

И смерть себе идёт
Её клиент в крови
И рыбкой проплывёт
И птичкой по любви

Кто рыбкой пропищит
Кто птичкой протрещит -
Наставит свой монокль:
Какой любезный вид!



Северный вокзал

Ещё с вокзала вырезали почки
Заполнив сферами места известных сфер
Паскаль, увидишь через детские очёчки
Пятиугольники, ебаный вилль люмьер

На небе утра золотого
В случайной брассери со мной
Кричи: давай яйца крутого
И хлеба с ветчиной

Поев, реви, что нам не надо
Пятиугольных сочленений
И кофе пей, чтоб гадкая прохлада
Не раздражала русский гений



Денису Новикову

Ты, умирая в пророческом сне
Даже сквозь гадский прищур
Жил бы и и жил бы в Советской стране
Это уже чересчур

Видел бы адское небо над ней
Эту коцитную слизь
Стал бы любить и считал бы своей
В месте, где мы родились



Эпитафия

Я громко говорю: алмазная Maman
Есть нравственный закон на ясном Firmament

И кто сей фирмаман назвали небесами
Устали торговать китайскими трусами

И даже умерли, а в мире смерти нет
И лишь имеется небес неясный свет


Рождество

1

Мы видим сумасшедший дом
Белый от внешней луны
И внутренней человеческой белизны
Где сердце живёт своим трудом
Между духом и плотью, своим гнездом
И видит сны
Что кровь идёт своим путём
Из открытой мечом спины

2

встань, источись на землю кровью,
и ходи
созданный любовью, перед лицем любви

тебе указано, что надо
идти, а не куды
иди, пока ночная прохлада
рисует след звезды



***

Шилом проткнусь из Московских дворов
Мылом сварюсь из жидовских жиров

Горький дым из помойных мест
Перл неволи моей, и странный крест
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah