RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
|  Новый автор - Сергей Мельников
|  Новый автор - Лотта Заславская
ADV

Как приобрести шины Pirelli в Белгороде
СООБЩЕСТВО ПОЛУТОНА
СПИСОК АВТОРОВ

Тимофей Дунченко

ни слова о м.

16-04-2010





1. золотой январь
2. дремлющие элефанты
3. некрасота
4. золотое руно
5. твой ад
6. ведро крови
7. дети, животные и мороженое
8. гончие
9. кипяток









золотой январь

1.

Воробушек, не паникуй. Мы на том маслице с горки
в ясли.

Злая воспитательница в семь часов идет домой и отрывается
на муже.

Воробушек, пей из лужи. Увидимся в отражении,
если даже.

Я не возьму в свои руки оружие.


2.

Через ночь, череп дочери рассмотрел и увидел
пятнышко.

Чья это точка. Орда агага. И безмолвие тела. Через несколько лет
все вокруг опустело.

Только эхо и гагага.

Серый спринтер ушел в бега. Его шорты тлели. Его номер
на имя не откликался.


3.

Так как десны расскажут, где губы. И в той же сказке
млечные берега пригублены. Где губы расскажут зубы. Кисельные реки
помнят о человеке.

Он был и хлюпал.

В груди заныканные обереги. Боязнь ссутулиться.

Музыка в этом веке, звучит и щурится.

Дурно пахнущие чеки.


4.

У весла частицы зла, серное поволжье. Через кровь того
узла - выйдя на ее же.

Слева грызть, направо есть. Обнаружить плечи. Широка страна и месть,
даже человечья.


5.

Червоед вены съел и сморщился в окаюк. Раззудя отчество, через глаза
пророчество е мае.

Жить на корни, и выйдя на иллюзорные божества.

Захохотал в июне. Через три месяца падала не его
листва.


6.

И - каюк. Тело зудит, трепещет. Воробушек, не паникуй. Зверь
ищет. Находит край.

Тело мрет. А после его ликует. Золотой январь. Доживи еще. Золотой
январь.




дремлющие элефанты

1.

Наконец теперь на песке. Словно
дремлющие элефанты лениво. От мира на волоске чувствуя
паленый воздух.

Потихоньку отпуская свои куски, как войска на смерть. Говоря им
что то, что вот вы танцевали теперь попробуйте петь.

И уверьтесь уже наконец на песке
в свою элефантову поступь.

Пойте за все неудачи, за черные звезды на
радужном молоке.

Пойте и подпевайте тому, что вы все
закачиваете. Мы в разных лодках
в одной реке.

Пойте, подначивайте. Элефанты какие уйдут. И в серой дреме,
как в рыхлом доме - подвинутся стены.

На предельной частоте,
на глубокой высоте
пойте хором слоны
попеременно.


2.

Никогда не ныло в груди, а тут вдруг кашлянуло
и тонюсенко.

Вышел голос и быстро оброс
своей шерстью.

Его чрево, его тонкое алмазное пузико
вытолкнуло несколько пупков подряд, как бусинки.

Ожерелье это тебе носить, невестье.


3.

Пойдем посмотрим на зверюшек,
как они мочат нас из пушек.
А мы сидим, жуем и ржем,
под их дымящимся ружьем.

Они за клеткой, мы за клетку
выводим ровную отметку.
Корми слона пока он жив,
когда умрет он убежит.

Пойдем посмотрим на зверюшек,
люблю огромные игрушки.
И чем огромней, тем объятней.

Тем жить становится
приятней.


4.

Какому сну верить, на который
не обижаться. Если все потом вкратце пересказать.

Типа сон.

Как любить и бояться, надуться и сжаться.
Выдохнуть отдохнуть.

Я увидел, как дремлет на ярко желтом песке
серый слон. Элефант, зарывший свой хобот по локоть. Торчит
пятачок.

Через правую - новый мир, через левую - старый. А он
дышит обеими. Несправедливо.

Но он дышит и дышит. А песчаные мухи летают и мучают,
очень запаривают.

ты за какую ноздрю ты за какую ноздрю

А песок горячий, и солнце яркое. Тут бы дремать
и дремать. Лишние разговоры
не вштыривают.

элефант лежит и дышит
мухи вьются и жужжат
я живу под этой крышей
подо мной живет мой ад


5.

Называется сводил в зоопарк. Дети общаются с животными,
взрослые говорят Миша
не суй палец жираф вегетарианец.

Миша говорят не суй палец они не поймут.

Пойдем к слону.

Элефант посыпанный листьями задирает хобот. Ему говорит
его опыт.

Задираешь хобот - летит жратва. Не задираешь,
увы-увы. А во сне его

он становясь в ряды
жрет королеву качая свои права, жрет ее
на е2.

И загнавши в угол
становится бессмертным и золотым.


6.

Молчат они, дремлющие. Неспящие говорят
про стыд, про то, что им завтра клюет в темечко. Про то
от чего они все навзрыд.

Молчат они глыбы. Дремлющие элефанты. Все понявшие,
живущие от стыда.

Медленные, неумело танцующие музыканты. Запертые в трубу,
а она небесная. Нигде

не оканчивающаяся труба.



некрасота


1.

Попытаюсь еще раз мокрым языком
облизать твои сухие уста.

Чтобы проговорила и выблевала куском своего
живого мустанга.

Он бьет копытом болит спина его
выливается ржавая пена.

Убедительно скинул с седла и почувствовал себя
охуенно.

Побежал на пастбище,
выкусил и устал.

Вспомнил те уста и вот тут навалилась
тяжелая некрасота.


2.

Как им жить, когда жизнь лежит,
а смерть дует пузырики и показывается
ручной.

Смерть такая смешная в полосатом купальнике
по пространству на надувном матрасе.

А они после соли бегут скорей к умывальнику
соль смыть.

Они выйдут из душа чистые,
и подумают, что колбасит их, что опять репит. А не лезет
даже. Их ядро сгорело на пляже. Но вовсе спит.

Невидимыми волдырями некрасота. Начинаясь уже у рта - в звук выходя,
не сгорая от собственного стыда, умирая от внешнего.

Выключая велосипед, идя пешим. Наконец
увидеть рассвет.


3.

Тут щурь глаза, тут ресницы причесывай. Ноги
в синий целлофан.

Ширь прочесывай, мир бескрайний своею особью. Стать
его фаном. Стать не собой, а россыпью.

Смертельным профаном.

От бедра в некрасивое. Очень сильною, слишком зыбкою. Золотою
акулой уйти в небеса.

Ненавидеть их всех за глаза. Всех зверюшками, всех за
дымкою.


4.

Мир был черств, он знал. И, поливая водой, засовывал
в микроволновку.

Мир стал мягок, так он сказал. Я поливал дождем его
заготовку.

Но вышло плохо, стало хуже. Раз потужилась - вышло дитя. Что его пути,
где оно будет распятое на кусту, в который кинули ее еще ту.

Там она еще та, думает о деревьях.

Уже в кустах.

И целую жизнь пустует.


5.

Попытаюсь еще раз, двинуть в бровь, попасть во глаз. И сравнить
всех тех микробов со своими.

Состоят из такого же имени. Красота. Я держу целый мир у рта. Яд держу
у рта, и высовываю язык.

Есть другой божественный. Он приник и сосет. Жизнь сосет, как тюбик. Так и я
точно также в губы поцеловал собственную смерть. Охуеть от нее успел. Подержал
у рта.

Да, такая она сладкая и прекрасная, на вкус приятная
некрасота.





золотое руно

1.

Так они все издергались, волосья повырывали
и где их мятная пустота надувалась и лопалась задевая нос
походили посмотрели что-то зафиксировали поставили внутреннюю галочку
ага случилось а в следующем сне перебило на пустошь
и мертвого осьминога.

Так они все издергались, не знали куда примкнуться
заняться чем то ли бежать в местный аналог интернет-кафе
то ли осесть и почитать книжку
одергиваясь отвлекаясь считать согласные в мыслях
и мертвого осьминога.

Издергались все, примкнуться волосья повырывать утихомирить гнев
выдержать паузу выдохнуть вычитать в бумажной новости
некую чушь и усиленно сопротивляться
раздавить случайно носком ботинка детскую молчаливую игрушку
как мертвого осьминога.


2.

Я же еще не придумал, а ты говоришь говори
несложно глаз ловит чувства вырублены можно пиздеть и пиздеть
например вопросы и дальше с ними потом подойдет и попросит мелочь
отвлечься и посмотреть в глаза ему а потом в свой карман
или в глаза его и уйти дальше.

Я же еще не придумал, ты говоришь говори
хорошо небо здесь очень дебильное низкое и раздражает
но опасность нравится никогда не знаешь где вдруг случится и обрадует
прихватит на углу между улицей и улицей ты зевом
охватишь и сможешь понять и уйти дальше.

Я же еще не придумал, что дальше, а ты говоришь говори
хорошо дальше мы придем домой я замолчу ты не будешь
задавать вопросов ничего вообще больше интересного не произойдет
я сниму с себя уличную одежду и через 5 часов ничего
лягу спать когда ты уже спишь и уйти дальше.


3.

И колебалась свеча, но горела, и даже более
освещала то немногое не выхватывая светом нужные детали
и светила а огарок потом соскребали со дна соседка воск
спрашивала а зачем тебе нужно а электричество
уходила ни с чем плакала наверное.

И колебалась свеча, значит сквозяк, или щель
по идее надо купить нужные ингридиенты и колдовать на зиму
ну чтобы не дуло что не мерзли не холодно было
идем в супермаркет ориентируемся на заголовки покупаем нужное
кассирша пробивает мрачно плакала наверное.

И колебалась свеча, мы вдвоем в этой узкой ванне
я пытаюсь увидеть тени твоего тела незаметно вглядываюсь
мы разговариваем говорим про всякую незначимую в общем смысле хуйню
обсуждаем мотивы друзей несколько минут говорим про твою подругу
шутим над ней хихикаем говорим плакала наверное.


4.

Сердце мое истлело, мягкие от него трубки смотрятся презабавно
слишком многих теперь любить очень странно но как еще
я им играю в себя без кулис не ожидая хлопков рук мне не надо играю за так
чтобы их посмотреть и пощупать послушать как нужную пустоту
никому не сказать что сердце мое истлело.

Сердце мое истлело, и теперь доказывать каждый свой прищур
что эта морщинка лыбится она испытала и ей неймется объять
доказать что морщинка лыбится что зима не так далеко а еще немного и снег упал
и вдруг передумает тело я не специально но случается да
и сердце мое истлело.

Сердце мое истлело опять неживую морду
сколько еще напрягаться что бы стало понятно зачем и как
чтобы не смотря на родинки и ямочки, на бабочки и луга
как еще никак и бежит олений о всех клыках извините его бы тело
но мое да мое и сердце мое истлело.


5.

Перекур. Я бы там и растил золотой помидор. Перекурить
и знаю зачем и как. Их ростки сготовятся впопыхах,
их внутри готовится золотой раствор. Если их на треть
и меня на треть. Мы бы так, сверкали, был ли бы в нас разговор.

Мы бы каждого его ниточкой, затыкали свою пимпочку. Мы бы цвели
как цветы мертвые. И делили бы смерть надвое.

Танцевать говоримое. А движение четкое и неделимое. Мы бы цвели, перекур. Три часа говорил
я не знаю, был ли в нас разговор.


6.

И последнее, ни слова о м. Как будто других нет тем. Как будто ты так живешь,
что уже никогда не умрешь.

А умрешь ведь, но позабудь. Никому удачней не ковырнуть. Ковыряешь, и ковыряемое оно
танцует радостно без штанов.

Ковыряй, но ни слова о м. Словно нет среди разговоров наших других тем. Ковыряешь, и ковыряемое оно
как добыл золотое руно, результат то же. Умер, корабль твой на тебя
упал.

Но.

Похороненный под обломками своей цели. У другою был на прицеле. Как и все другие
на дно. Одних цель утащит.

А ты понял. Утащит вес.

Золотого руно.




твой ад


1.

Что за стыд ты поможешь определить,
между мной и тобой золотая нить
рассверлить и нещадные.

Грело и все те забавные расколотые на вчера и завтра
я им всем говорю космонавта
глупого отправленного в никуда для глупой цели
и смешно ему будет и страшно
когда он один уцелеет.

А планета его расцветет цветком
огненным и вчерашним.

По космической лыжне и до финиша
как в последний закуток плесневой
сажать цветок.

Неба нежного бойся, зябни. Они тут разойдутся
и цапнут.

А ты двигаешься как обычно
живешь в минуту.

Ты не знаешь, когда оно произойдет,
и укутает.


2.

Нарастило сердце на себя
шлем.

Емкие до безобразного кормятся от
глубокого жемчуга. И его ловцы
те самые мудрецы заглянут в ракушку
в ней светится.

Они ахают от того что их бог накипь
а он распадается на медузы
и всплывает наверх.

Я потерял тапок на балтийской
косе. Он отнюдь мне не был обузой.

После этого мое сердце нарастило на себя
шлем. Невелика потеря.

Пусть он будет потерянной
латой.

Но я верю с тех пор в то что я
ни во что не верю.

А он пусть плывет по закатам.


3.

И ни слова о м. Сердце наращивает
на себя шлем. Разные люди берегут сердце.

Но боятся того что в нем шевелится. Вытекает через рот,
непонятный язык.

Ловит ритм среди этих всех музык. И танцует,
и веселится.

Они тык туда, они этак тык. Ничего. Еще смогут
осуществиться.


4.


Стыд еще. И райские кущи. Через несколько лет понять,
что то что тебя мучает, это он.

Тот пропущенный звон.

И под эхом его, им лакаем, им расцветен.

По гладкой как будто на склон.

Их ведь тысячи. Ты ведущий. Игра началась уже
с первого твоего поклона.

А дальше круче. Чем проигранней, тем лучше,
тем захватывающе побежден.


5.

Мы их целовали в пальцы, говорили о том какие они прекрасные
мы их поддерживали, каждого по отдельности видели очень разными
за что они нас не любят?

Мы и это и то. И широкую земь и каждому закуток. И еще сладкого и забавного,
утешение.

Мы и это и то. Что им надо, какого хуя, какого. Мы сами мучаемся,
а им то чего?

Мы им играли сценки, задавали интересные им вопросы, всячески
раздразнивали. Чтобы было интересно.

Мы в них влезли. Мы вылезли и не мучали, оставили в покое на некоторое время,
ну чего им надо. Им ничего не надо? Мы не трогали.

Не обращали внимания. Забили положили отвлеклись
на собственные проблемы.

А потом вернулись, ну что же еще мы их целовали в пальцы. Прекрасные вы,
охуенные, интересные, сладкие, что вам надо.

Вам ничего не надо? Молчат.

Вы не знаете что вам надо? Молчат.

А теперь приглядись к себе. У каждого личный ад. Отдавать себя - твой ад.
Перевернуть мир - твой ад. Счастье - твой ад. Любовь - твой ад.

Раздаешь, как рекламки, свой ад, а машины мимо
по пробкам гудят.





ведро крови



1.

Через мякоть его грудины,
через хлюпанья тысяч горл

ну понятно непобедимы.

Взвесь и мое ведро крови, подсчитай
и мои родимые.

И меня и меня на кол.

Ну понятно мертвее, чем
невредимы.

Ну понятно что
паладины святые консервы.

Что ты мне треплешь
нервы.

Что ты меня мордой по срани
своей провел.


2.

Хорошо же ты свое время проводишь, если
скользкие пальцы, то с кем же ты
хороводишь.

Выпадают, растопырив руки,
скользишь по кругу.

Станет воздух звенеть упруго
и выталкивать в вакуум.

Они в центре сидят
и плакают. А по кругу несет. А клыки их
паркет царапают.

А вода плеснет.

Их не трогают и они
не вякают.

А проснутся, повздрагивают, поволочат себя
к выходу.

Только страшно идти и
ссыкотно.

Мягкими и рыхлыми. Размазанными
калеками и маляками.


3.

Был бы ствол, стрелять в корень. Был бы
зол расстегнул ремень и потешился.

Слабый стеклянный домик прошел через
выдув стекла.

Забрезжился.

Арахниды сети отмывают свои орудия. В тазиках
в ванной.

Эти странные дни, эти вечные праздники, эти
юные и забавные, как вулканы.

Тихо ждут пока лава их выскочит
по заданному и - на селенья.

Был бы ствол он бы испортил всем тут,
настроение.


4.

Ничего-то ты не понимаешь, а времени
все меньше и меньше.

Все бледнее тени от мельниц.

Не смотри им в глаза иеремия бьется
об палец. Его же женщин.

Гремит багрянец, их много лиц, и отец их еще раз
женится.

И тыц и расколот мир. Как в черных дырах
его копировать без краски.

Ну такой и получится, озлобленный
и опасный.


5.

Через мякоть груди его, неправильно
говорю.

И мое ведро крови
опрокидывается на люблю.

И измазанные смешные грязные.

Глупые и несчастные.

Красивые безобразные.

Заглатывают и клюют.





дети, животные и мороженое


1.

Ощущая себя уничтоженным
накопил на выход с детьми, животными
и мороженым.

В целом - целый, обведенный
и раскрашенный.

Где бы ляжет, рассыпаясь,
его крошево.

Обезоруженный и безбашенный
говорил мне про
лажу лажою.

Они так же себя исплясывая, расходились
живыми язвами.

Ощущая себя уничтоженными
упираясь во вход
с детьми, животными и мороженым.


2.

И издергалась, что забавно
перепугалась за эту
страну.

И возьмя за бедра
тебя одну.

Мигают глазками, мол мы все ядовитые
сказками. Перепугались
за эту страну.

Колокольчики правил ни слова о м. Никак
не выучить ни одну из схем.

А оно все равно потешится. А он видит
и вмешивается.


3.

Ну беги, ведь я тут ни о чем. За чужим
плечом видя разные архитектуры.

Я бы сам эти все перекуры назвал
ручьем.

Забегая на брод, получаясь наоборот. Я не
видел не знаю, как он это все
провернет.

Заходя под луч и пытаясь
его лучом. Питаясь его плечом. За чужим
ни о чем.

Под собой ни о чем.


4.

Все теснее в коконе, суше корка,
влажнее утро.

Там их несколько очень мудрых.

Там их несколько скоро утро и входят в метро
и играют в шутер. С закрытыми глазами
пыщ-пыщ.

Где увидеть как их расплющит их
собственный парадищ.

Мелкими тут, по зернышку собирая
древо. Золотая эра пыщ-пыщ.

Все теснее в коконе это нэва
и тугеза пройдет
отыщет.


5.

Так не тронутый и нетроженным,
с детьми животными и мороженым рассказал про м.

Сколько будет еще диллем, яростью ли
осторожно.

Увеличив темп. Выбивая ритм
непобедимы.

Отшвыривая в сторону ритмы и там за ним,
потушая лампы.

Заработал уже на лимб. А другие схемы покажут
еще себя.

Гавриил заработался и трубя, он нисколько
не понимает. Что там, где его гнобят.

Зажигаются яркие
безвоздушные дамбы.




гончие



1.

Не дождавшись подарка она обиделась
и натравила гончих.

Им бы всем ткнуть в кончик
носа. И хохотать.

Научили бежать, разучили летать истончены слухи кормятся самки,
а чем их еще девать.

Не дождавшись подарка словила сыпь на носу,
я бы проклял
осу ту, но она ищет сахар
на моей мочке.

Осторожно понять, где летят
мои клочья, а где их жадная глина
ощутила, что дальше ад
а засохнув - непобедима.

И та еще лесная картина,
прямо таки пейзаж.

Они говорят - я наш. Я боюсь, и гну ту же
линию.

Не дождавшись - позвала гончих. Я им в морду
рисуночек небытия.

А они мне мой собственный яд. Я взял выдержал паузу
и закончил.



2.

Кляпы мягкие слишком и выплюнуть можно. Говорю
где бы покурить, где балкон, где лоджия.

А он про свое, до чего мы дожили. До чего он дожил,
он любит сон.

Если бы не закон страны - я бы его
уничтожил.

Но есть закон, есть он. До чего я
дожил.


3.

Мы тут мерцаем и говорим про пустошь. В бетонных
стенах.

Что я тут обнаружил. Ты сам от него никуда
не денешься.

Ты сам, а я тут вкусовой батут испытываю
и смешно мне.

Ты выйдешь наружу, а я навсегда тебя и себя
запомню.


4.

Через чресла любить, порвать нить
быть готовым.

Что еще забыть, я и это вам и вот это,
отдам за плево.

Разорвется хитин, затрещит кокон
в нашей квартирке так мало окон.
Разорвется хитин и твои жвалы.

Да.

Распорядок дня нарушают. Убило бы тебя
по глупости током.


5.

Но через минуту, мы друг друга в друг друга себя
укутаем. И всемогуще.

Старательно всех расплющим. И если был миг,
когда вдруг запрыгало через нас
грядущее.

Они там расплющенные - не понимают, как им
на радость исходящего из горла
звука.

Хорошо. Мы им ставим себя, как отпугивающее
от них - пугало.

Хорошо же они живут, хорошо же и мы живем.

Так они никогда не умрут.

Так и мы никогда не умрем.




кипяток



1.

Все дерьмо - мы рыбы. А там

и ты был.


2.

Пухнут колени от небытия. Они там,
но ни слова о м. Говорят тебя.

И как катышка, ты им бабушка, и они
тебе принесут торт
через зверя.

А ты им поверил, ха, ты поверил им. Нету воздуха,
есть их дым.

Есть твоя неопознанная потеря. И чертов климат,
через аудио, через стерео.


3.

Я плясал свой
текст, хохотал. Я его танцевал, он
меня пригласил поебаться.

Я его проебал, он меня танцевал, я его говорил, он меня
у меня украл. За тыщу долларов говорит
назад отдамся.

А у меня нихуя нет. Да и нахуя
мне мой текст.
Мне любой разговор - минет. Мне любые чужие слова
тоже секс. И мой текст взял
и обратно отдался.

Мы живем друг с другом. И нас - нет. Воздушными ямами, черными дырами - я и он
оказался.


4.

Чтобы плел наружное красиво, чтобы лава стекала и убивала
как можно больше.

Так и мы в этой малой квартире, вдруг друг друга себя
уничтожим.

Я ни слова о м. Я о радости и вчера. Хороша же была
игра, победили чего мы дожили.

И возникнув, как радужное ура. И приникнув, как жаждущий
осени.

Я ни слова о м. Как на нем все песчинки - бусинки. Как оно
становится, как космическая дыра. Где мы все
малюсенькие.


5.


Соловело мое семя, хотело быть слон. Но неправильно
задало тон.

Выбирая имя Оптимус Прайм, подержи талон. И пробей,
наше время поставит мой бэй.

Я выдержал весь урон, я выдержу весь урон, я улиткой
на склон. Как слон. Ломая гору, немагири мару, а я возьму. И ломая камень,
под той кромешной.

Его можно сломать,
если нежно.


6.

Кипяток, кипяток - мы сварили лепесток. Получился
чай. Мы как восток - кипяток, кипяток - сплясали свое ча-ча-ча.

И дерьмо они - а мы рыбы. Мы сложные на изгибе, мы думаем на авось. И своей
земли неземная ось готовит нам всем погибель.

Кипяток кипяток - через запад на восток. Лети лети всех победи. Запиши в табель. Узри свой хобот,
поймай свой тапок. Понюхай копоть, мы со всеми сладим.

Кремль - мой мир. Лепесток гниет, упадет умрет бросит семя. Пашня -
золотое темя. Как тут распустится и что начнет. Все умрет - но
покажет время.
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah