RSS / ВСЕ

|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «СТЕРХ ЗВУКОВОЙ»
|  Фестиваль "Поэзия со знаком плюс"
|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
ADV

коммерческие помещения в бизнес центре К 2 У МКАД
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Звательный падеж

Евгений Борисенко. В фарватере кратера

26-09-2007 : редактор - Женя Риц





Родился в 1987 году в Москве, где сейчас и живёт. Учится в Лингвистическом Университете. В свободное время пишет стихи, переводит их же. Абсолютно уверен, что будущая профессия (юридическая и переводческая) не помешает заниматься тем, к чему лежит душа.






ГОРЕНИЕ

Гори, моя река, гори,
С громким льдинным треском затяни свой пояс.
На стене флюоресцентным светом напиши:
”Нет меня в пути”.

Колоколиным лязгом в берега,
Пой, река, да проколи
Мои глаза - самого сурового врага,
И самого немилосердного Бога.
Вон у того острога останови свой ход,
Сожги мои ресницы и измени мой голос.
Гори, моя река, гори,
Неси меня из снежных стран в самый жаркий в мире холод.

Гори, моя река, и пой,
По холмам тромбоном бей.
Гори, моя река, гори,
Огнем гори и песню пой,
О том,что нет меня в пути,
И в списках нет,
Что не осталось ни грехов, ни воли.
И что побед не будет,
Гори моя река, сжигай остатки крови.

И остановок больше нет,
И огня почти не осталось,
И воды лишь самую малость.
Ты скажи мне тихонько, ответь
Для того чтоб дотла сгореть,
Нужно ль ждать свою старость.



ОХОТА

Прошло время охоты на фей
В городе двух сотен стен
В городе двух сотен дней,
Где каждый день сдается в плен
Другому дню, а среди вишневых аллей
Запах прелой хвои, цвела сирень и пел соловей.



НЕМОГИЛЬНАЯ ЗЕМЛЯ***ЧУЧЕЛО
1.
Забил в меня землю,
Не верю в тебя, не верю.
Забил меня крепко, пекла глубже,
Так что я почувствовал неземную-подземную стужу.
Стой теперь надо мной,
Слезы лей,
Водку из горла пей, стакан разбей,
Клей в уголках рта -
Рот, он как будто изо льда.
Где же теперь жизнь моя?
Где же теперь любовь моя?

Стоял надо мной, водку пил,
Твой оскал на фоне черных стропил,
Обгоревшим каркасом будто в небе парил.
Забил мой рот землей,
Речным песком и жухлой травой,
Скажи - сколько ещё таких немертвых могил?
Сколько ещё таких, как я,
Каких не желает принимать земля?
- Засыпаю разверзтые пасти песком,
Желанье жить оставь на потом.

2.
Чучело из живого мяса,
Красным, черным, красным.
Искры в ночь, испаряется кровь,
Бей в кость, бей под бровь.
Мясо, огонь, кровь и боль,
Ты король и я король.

Бег вокруг огненной спирали
В сочащуюся плоть боем попадали,
Страстно одержимы страхом,
Что плоть и кровь обернутся прахом.
Мясо, кровь, боль и огонь,
Сквозь огненный мираж - невыносимый конь,
Стой - не тронь,
Чучело из огненного месива,
Подвешенное над пламенем висельно,
Плоть стиснута,
Жилами стянута,
Подбита плесенью.
Чучело из розового мяса,
В чужой коже,
Из чужой утробы.
В огонь его и в пепел, чтобы
Как Феникс вновь восстал из праха.



***

Идет каблуком, отбивая в такт,
И камни умножают такт во сто крат.
Идет, взлетает, молекулой единой
Птеродактилем, птицей невидимой,
В свете солнца едва различимой,
Своим присутствием незримым
Искупляет первородный грех,
Раскалывает череп, как орех
Достает язык и зверский стон
И взлетает повыше, туда где он
Скинет вниз, не жалея о том,
Что дочь теперь на дне реки
Льдом.
Куском черного льда,
Средоточием бед, средоточием зла,
Как давно ты взлетела? Как давно ты упала?
Из какого города? Из какого коралла?
Черным льдом отравляешь потоки реки
Зачем ты вверх взлетела, намекни?
Свое черное тело по дну распластала,
Ледяным плащом, плащом из металла,
Выплыть хотела, пузырями орала
Прикована к илу, затянута в тину,
В кого ты в детстве играла -
В Прометея или в Икара?
Забита в рамку, зашита в картину.
Плывешь по течению, ждешь водопада,
Или порога - другого не надо.




ЛЕПЕСТОК ФИАЛКИ

Где-то в темном углу стояла. Мерзла.
Кров накровный кровью. Мерзко.
В саму себя заглядывала. Скользко.
Щучий хвост на окне под пылью.
За стеклом морозное око
Око сжирает щучий хвост.
И закусывает рыбьим.

Стояла у подоконника, на фиалку глядела.
Будто из нее выползет узамбарская фея.
А из нее выползает розовый лепесток.
Лепесток без цветка.
Он падает к твоим ногам
И лежит у твоих ног.
Как нашедший свою конуру безобразный щенок.

Летела вдоль проводов,
Хотела догнать журавлиный клин,
Но в солнце вонзился он.
И солнце погасло. Спим.

А ты не летела. Ты на самом деле стояла.
И не спала.
И мерзла у батареи.
И хотела лепесток вернуть обратно в фиалку. Клеем.
Но он не приклеится и не пришьется.
Он тебе в награду. Он пришел просто так. Просто.



***

Я мнимопораженный.
В мимо проходящей войне.
Я сигаретный пепел,
Растоптанный клевер,
Звук магнитофонный,
Отраженный в стене.

Так отступают леса на восток,
Так замирает воздух и возникает крик.
А давление преодолевает совместимый с жизнью порог.
Так умирают.
И так распыляют в небе
Ви-икс и иприт.
А еще
Так замирает на губах неродившийся стих.

Это мнимая война,
И я в ней снова мнимопоражен.
Я мимо пролетел.
Я незаметен.
Я нейтрон.
Я просто пепел выбросил в окно




ОКОНЧАНИЕ***ВНЕ
Я не хочу быть на свете мы,
Я не хочу быть на свете они,
Я хочу сам, я хочу один.
Я хочу хотеть,
Хочу с осенними листьями преть
От утренней зари до полуночной тьмы,
Пусть будет где-то взрыв,
Пусть будет где-то война
Я останусь как ветра порыв,
Я останусь, весь вытянусь в штормовой извив.
И пусть думают, что это война,
Она не во мне, она не моя.
За окном зола баррикад,
За окном черные птицы в грязном марше
А я буду в стекле разбитого окна,
Смотреть на левоногий парад,
Смотреть и думать - кто же здесь на самом деле старше?
Я буду вовне,
Я буду не здесь и не там,
Не буду бить в полковой барабан
Не буду пули пускать в людей
Не буду воду сжигать в огне.
Я вместо этого к стене прижмусь,
И буду слушать тихий плач,
Я буду слушать этот горький детский плач,
И как будто черноколпачный палач
Подносит тесак к потеющему лбу,
Я буду думать, что где-то есть такое место
Где за стеной десятилетний мальчик не будет в подушку ронять слезу,
И где он не станет ни палачом, ни чьим-то тестом.
Я прошепчу молитву тихую свою ему,
И коснусь его незаметно,
Троеперстно.
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah