ПОМОЩЬ САЙТУ
СООБЩЕСТВО ПОЛУТОНА
СПИСОК АВТОРОВ

Юлия Тишковская

до отбоя

04-01-2008





До отбоя
(сборник стихов)

Дом крика

А ведь
автомобильной сигнализации
никогда не бывает скучно.
Она
строит дом
каждый раз,
как кто-то
неосторожно проходит возле.
И даже когда падает снег.
И я хотела бы зайти туда.
Но салфеточная снежинка на моем окне
еще не умерла.
Значит, рано.
А если я спрошу тебя:
«Понимаешь, почему мне туда так нужно?», -
ты закроешь глаза,
чтобы не отвечать,
и будешь пальцем рисовать на стекле
улыбающегося человечка.
Ночью.
Ночью
его улыбка скользнет вверх,
распахнув форточку,
и снежинка,
чтоб никогда не умирать,
выпрыгнет на машину.

… а кто-то похожий на меня
проснется
в
Доме Крика…

январь 2003 г.


Проводами

Протяну проводами
свою самую странную песню.
Какой закон действует
на время, погруженное в плесень?
Какой чертик выскользнет
из-под крышки черепной коробки?
Неловкими выстрелами
убиваю
мысли
в ярких конфетных обертках.

Я начинаю производить в уме
утомительнейшие вычисления.
Аккуратные столбики.
Баланс. Прибавь-отними.
Но
красиво сходить с ума –
прерогатива гениев.
И это явно – не мы.

Придумать
свой мир,
свой язык,
свои правила
и,
погрузившись в туман,
больше не чувствовать стен.
Только
пропавшие без вести
неожиданно вылезают из
закоулков души,
чтобы спросить: зачем?

И все-таки:

натяну проводами
свою самую лучшую песню!
Ничего не подействует
на время, погруженное в плесень.
И какой бы не выскользнул
чертик из-под крышки коробки –
все равно мне не хватит выстрелов,
чтобы сорвать
все
яркие обертки…

февраль 2003 г.


По стенкам

шагнула с освещенной стороны луны в тень
начинается головокружением
заканчивается…
как сделать, чтоб никто не пострадал?
война без жертв
война без героев
все смотрят на солнце и падают, уткнувшись в землю
все смотрят на землю и засыпают, уткнувшись в солнце
пузырьки пива по стенкам души –
хороним осень
ты дай мне руку – раскрасим мир
в цвета, которых не бывает
в цвета, которые не воспринимает глаз человека
их просто нет
но это еще ничего не значит
слышишь?
проведи ко мне телефон нервным отростком
я буду отвечать на твои вопросы
я отвечу на все твои вопросы
даже если ты ничего не спросишь
лестница в небо –
шатается двадцать пятая перекладина
война без войны
никто не смотрит
уткнувшись в землю, трудно ее увидеть
просыпаемся заново
на третьей стороне луны
на самом дне реки, впадающей в солнце

февраль 2003 г.


До отбоя

Ожидание – мусорными пакетами.
Составь список – что нам нужно.
Берем только самое необходимое.
Контрольный вес.
Издалека – долго.
Отмечены одной колючей проволокой.
Отправь мне почтовую карточку.
Уведомление, что ты все понял,
как надо.
Суперглупость и гиперотвага
жить здесь
по принципам маркиза де Сада.
Но это не наш формат.
Слушай,
как я думаю:
точки-тире.
Без остановки
работа мысли.
Неудавшийся эксперимент.
Сэллинеквойя.
Объект вышел из-под контроля.
Расчитайтесь по двое.
Самое главное – вычислить время отбоя.
В лужах –
искаженные плоскости.
Господи…
Пошло что-то не так.
Ты чувствуешь?
Что-то не так!
Объект слишком опасен,
он знает так много.
Узнаем по шраму на голове –
опознавательный знак.
Идентификация полная.
Время
тарана
ворот
этого города.
Зуммер.
Ты тоже когда-нибудь умер.
Я выключаюсь.
Отбой?
Сэллинеквойя.
Мест нет, придется стоя.
Доживем до… сегодня двадцать второе.
Самое главное – не заснуть до отбоя.
Работаем без перерыва.
Яростно красим черные дыры
белым
до обрыва
магнитофонной ленты.
И это – приказ.
Ворота города давно растоптаны.
Нескончаемые аплодисменты…
Эй!
Кто будет любить тебя прямо сейчас?
Кто тебе верит прямо сейчас?
Место, где нет нас,
место, где нет нас,
нет
нас
нет
нас

к сожалению,
есть.

февраль 2003 г.


Когда закончится

Так надо.
Когда закончится пиво,
десятый белый кролик убежит из клетки.
Исключительно редкий
вид
все равно убежит,
когда закончится пиво.
Линия жизни –
криво
пунктиром
от сетки до сетки,
и в каждой тебя нет, и
кое-что объяснить просто некому.
Если каждому дать по лету, а
себе – запах зимнего ветра…
На горе не смотри сверху
на то, что осталось
от
самого
крайнего
центра.
Хочешь, я покажу тебе – stand up! –
в уголке музейного стенда
есть наши следы.
Мы –
невыносимые абитуриенты
института
убивающих страшные сны.
Не спи!
Ведь мы оба –
пока без дипломов,
которые, в сущности, никому не нужны.
Держи меня за руку крепко.
Так надо
в моем мире.
Я знаю.
Последний белый кролик сломает клетку.
Когда закончится пиво.

февраль 2003 г.


Сборник малобюджетных стихов «Какие радости?!»

Вереница

Он словами горит
и
взрывается.
Он ночами не спит, -
разливается
по подушкам,
по душам,
по каждым пространствам пустым.
И они на глазах
наполняются.
Что не стоит имен –
называется.
И летит
раскаленною палицей
спетое им,
свитое им –
становится сразу
твоим,
становится сразу
моим,
окружает как нимб
из горящих ракет,
из раскрывшихся снов,
улетает в весеннее небо
стайкой белых слонов,
самолетом израненных век.
Ты не жадничай, слышишь.
Ты ведь должен всегда быть готов
постоянно бросать нам под ноги
лепестки этих слов.
И ты счастлив,
ты счастлив
жить так,
жить под запах шагов,
подставляя ладони
листом перелетных газет
в этот дождь без начала
из распахнутых настежь голов.
Слишком сильно хотел
слишком мало –
не успел.
Подсчитаем итог:
исключительный саван,
память тел
и
венок из дорог.
А иначе – не стоит, слышишь!
А иначе
он, к счастью, не мог.
Пусть поплачут…
Вот и ночь.
Ты не спи!
Ведь
кто-то
ждет…

декабрь-январь 2003 г.


Хоть что-нибудь
(В.)

Когда не знаешь, что сказать,
просто забудь, что у тебя есть рот.
Просто забудь, что у тебя есть еще,
кроме
этого желания говорить
эти заведомо проигрышные слова.
Ты проиграешь, если их скажешь.
А если смолчишь,
никогда не выиграешь.
Просто
зарегистрируй их пожизненно
где-то в том месте, куда –
если бежать –
ударяется крестик.
Это самое лучшее.
«Это самое лучшее», -
говорю я вторую неделю,
забыв, что у меня есть рот,
забыв, что у меня есть еще,
кроме этого желания говорить
говорить тебе
хоть что-нибудь
хоть что-нибудь
хоть что-нибудь…

декабрь 2002 г.


Квадратные плитки

Квадратные плитки пола.
И я не должна наступать на трещины.
Ведь что-то случится тогда.
Что-то случится…
Ты знаешь, чего мне хочется?
Слышишь!
Выложи из моих желаний линию.
Пусть она будет длинная-длинная.
Самая длинная.
И пусть никто никогда не увидит,
как она кончится,
чем она кончится…

январь 2003 г.


Шкаф

Ты мне предскажешь погоду,
голову к небу задрав?
Слушай…
Или как хочешь…
Впрочем…
Однажды ночью
меня заперли в шкаф.
Просто так.

Я сначала
так громко стучала
и кричала.
А потом закрыла глаза.
Нет, не умерла. –
Замолчала.

А запах старой одежды
смешался с привкусом пыли.
Конечно.
Какая удачная шутка!
Но отпереть-то
забыли…

Каково экземплярам гербария
в тесной книге как в душном зале?
Слышишь?
Я со всеми так разговариваю.
Вот только не вылезаю…

По платью спускается клещ…
В бреду энцефалита
дай
всякому времени
срок истечь.
Ведь всякая дверь –
открыта,
если ты хочешь…

Так
что ж ты предскажешь на завтра,
голову к небу задрав?
Впрочем, какая разница…
Мне ли думать о сладком?
Знаешь, моя погода –
шкаф.

январь 2003 г.


Заблудившись

Заблудившись в темном лесу.
не верь запаху сосновых игл.
Он не поможет тебе.
Разве что разбудит голод.
Но ты возьми его с собой, дорога длинная.
Дорога долгая.

Заблудившись в темном лесу,
не верь голосу ночной птицы.
Он не поможет тебе.
Разве что станет страшнее.
Но ты возьми его с собой, дорога долгая.
Дорога длинная.
И время в пути – страшная тайна.

Заблудившись в темном лесу,
не верь даже маленьким светлячкам.
Они не смогут помочь тебе.
Только высветят твое одиночество.
Но ты собери их в ладошку и возьми с собой.
Должен же быть хоть кому-то нужен их свет.

Заблудившись в темном лесу,
закрой глаза под запах сосновых игл.
Под голос ночной птицы.
Под ласковый свет светлячков.
Никто не поможет тебе.
Никто никогда не поможет тебе
на этой такой длинной и такой одинокой дороге.
Но ты спи.
Спи и набирайся сил.
Спи и никогда не думай про это,
но всегда помни.
Никогда не думай,
но всегда помни.
Никогда не думай,
но всегда помни…

Ты просыпаешься в своей кровати от криков будильника, запаха его одеколона и слабого света из-за двери…

Заблудившись…

январь 2003 г.


blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah