СООБЩЕСТВО

СПИСОК АВТОРОВ

Ирина Максимова

[Тишина] сборник пр-ий

22-10-2004





* * * (ах сладкий запах…)

ах сладкий запах
книжная страница
желта потертая
необходимость
книги-птицы
листы
и крылья
лепестки цветов
творили из страниц
и буквы буквы буквы
насекомые
запомнилось
у корчака
король
ты первый матиуш
король
ты первый на коне
скакал по первой книге
и камешки кидал
и мыслил
одинокий
еще был принц
он маленький как сказка
укутанный плащом
пустыней и колодца скрипом
и запахом барашка
на пустых страницах
сейчас так редко
оживают принцы
и короли живут не по делам

10 апреля 2003, Калининград



* * * (ну что там дождь…)

ну что там дождь
и небо
в тумане налегке
в платке
из голубиных перьев
спускается на землю
тот автобус
ушел
и повернулся
желтым боком
теперь домой
стоять и ждать
покуда небо
не обласкает
не прижмется
чтоб выпросить
еще немного
хлебных крошек
и снова дождь
бредет навстречу
ботинки в дырах
и промокли ноги
он пьяный дождь
он слаб
и нет ни ветра
друга поддержать
ни солнца
чтобы как жена
украсить убедить
...и ты хороший
есть только дождь
но скоро даже дождь
уйдет
оставив мокрый след
ботинок
за моей спиной

11 апреля 2003, Калининград



* * * [плохое чувство]

глухая мысль
окольцевала
запретить
не удается
не вырваться
сидит и точит
точит
и бьет
как дятел
в сердце
злою
золою
в кровь

14 апреля 2003, Калининград



* * * (как у других…)

как у других
никогда
ничего
не случится
убиваю себя
меняя глаза и лица
что останется
от меня
кроме зябкой
пустой
тишины?

15 апреля 2003, Калининград



* * * [книжка-радость]

Было раньше такое, когда нравится книжка - и несешь ее всему миру показывать, чтобы весь мир радовался оттого, какая книжка хорошая. Некоторые радуются, и тогда ты еще больше радуешься сам. А некоторые не радуются, и стыдно становится, потому что вот не тому ты радуешься, чему этот человек радуется, кажется, что другой человек прав, а не ты. Но стоит кому-то опять обрадоваться - и он тебе другом кажется, понимающим.
А потом другое было. Есть книжка радостная, а никому не показываешь, тихонько сам читаешь. Боишься. Чего боишься?.. Не знаешь тогда еще. А если кто-то прочтет эту книжку изподтишка, и будет говорить всем, что прочел, и о книжке рассказывать тебе будет - тогда обидно становится, тогда как будто отобрали, украли у тебя кусочек твоей радости, как будто секрет твой кому мама рассказала, или подруга рассказала. Отворачиваешься от того человека, и еще больше от него свои радости прячешь. И сам не знаешь, почему - ведь не жалко, если люди другие радуются. А вот не хочешь другим показывать. Радость ревнуешь.

Потом еще так было. Радуешься книжке, и друзьям своим несешь, и знаешь, что им понравится. И тогда радуешься, что ты принес книжку. И когда книжку читаешь, и когда радуешься, думаешь, кто еще этой книжке порадуется, чтобы ему принести и сказать - на, держи, хорошая книжка.

А потом, сейчас, опять боишься показывать. Не потому, что не порадуются, не потому, что не поймут твоей радости. А потому что радость книжная хрупкая очень, и растащить книжку могут так, что радости не останется нигде. Взорвется маленькая радость спичечной вспышкой, а потом не поверит никто, что это радость была, из моды выйдет радость на эту книжку. Или хуже того - растащат слова по карманам, образы растащат, и не для того растащат, чтобы радоваться по-тихонечку, в уголочке, дыханием ее согревать в ладонях, а для того, чтобы за свое выдавать. Слова перепутаются, растеряются, один человек не может целиком радость забрать, и вроде кажется - никто не узнает, что не я - вор. Сначала так кажется, а потом и не знаешь, что ты вор. А некоторые сразу не знают. Просто обрадовались - и подумали, что та сторона книжки, которую они увидели, всех всегда радует, и сами радовать хотят, поэтому берут зеркальце и отражают.

Радость - она ничья. Она для всех.

28 апреля 2003, Калининград



* * * (кино картина)

кино картина
восемь этажей
построим комнату
и будем жить
легко
смотреть кино
про восемь этажей
и видеть сны
болгария
и кот
живой
он сон
про нас
для нас
любовь
смотри
вот я
вот ты
вот комната
на восемь этажей
любви

4 мая 2003, Калининград



* * * (Похоже, что можно сидеть так...)

Похоже, что можно сидеть так несколько часов, рядом с играющей музыкой (не-любимой, ибо вот наскучило все, что есть, хочется экзотики - своей личной экзотики), не в силах оторваться от пальцев-часов-четок-заусенец, нервничая - вот пора же идти, вот дела же, но даже самый страшный экзамен - не страшно, а нервно... В голове крутятся мысли, мысли-волчки, мысли-юлы, юлят, ускользают, незаметные, неуловимые - как, что, где я?

Пакет с едой на полу, возле ног, в нем пельмени - ну и что, что пельмени, успеют, не растаят, сейчас, еще немного - неважно, что пельмени, вот это брожение, смятение в теле, внутри - важно. Несмотря на то, что толку от этого не будет, просто потраченное время, так уже было много раз, сидишь, волнуешься, сметаешься в кучку, пытаясь собрать в совок собственного тела собственное порошковое внутри. Пыльное. Бесполезное и даже мешающее. Если бы не оно... это не лень, нет, зря я потом скажу кому-то - лень было, или не скажу, что лень было, скажу, что волновалась и ничего сделать не могла? Нет. Он рассердится, он такой сильный, ему не нравится ничья беспомощность. Все сделает, только бы не было беспомощности.

Я даже не переоделась, так и сижу в светлых брюках, по коленям кот ходит и мурчит, глажу автоматически, как автомат для глаженья, он мурчит, ему нравится, он соскучился, а я только пришла и вот теперь встать не могу, а надо торопиться, я уже опоздала домой. Сидела-читала-смотрела на буквы. Он сказал вчера (вчера тоже так было), что значит надо идти стиш писать или вообще значит перенаполненность. Написала вчера стиш, все не то, все пустое, просто слова, вообще перестало нравиться то, что делаю, как будто просто слова делаю, нет ничего, кроме слов, кроме слов, кроме сочетающихся букв, картинок, которые образуют буквы... Нет чувства вылаканной миски, нет чувства пустоты, все равно бродит внутри, и нервничаю.
Глаза как будто железные. Вот магнитики в разных частях комнаты - под углами от глаз - 15, 30, 45... стандартные магнитики. Или нестандартные. Вот наверняка 17... мысли с радостью помчались по градусам. Образа хочется, сильного, хочется его сделать, взять, обнять, сделать моим, поймать его, чтобы только я и он - один на один и только я и только он, больше никто - ни до... после ни?.. не знаю.

Рука на лоб - один раз вполне хатило бы, но сжать лицо, чтобы почувствовать его, онемевшее, онемевшее не для нервов - физических, онемевшее от приоритетов - самовосприятие подорвано... Оторвано само-. Может курить. Да, наверное, чертовски хочется курить, но не встать.
Временно отпустило. Чуть-чуть легче. Совсем чуть-чуть, временно, скорее бы уже.

5 мая 2003, Калининград



* * * (вот она - есть такая - с пятнадцати лет...)

Вот она - есть такая - с пятнадцати лет меняет одного уголовника на другого, все похожи на котов у меня в голове, потому что она похожа на кошку. Что такое, когда хочешь мужчину? Это когда зверский голод, это когда трясет от голода, когда вот - много - вокруг - куски мяса, красивая блондинка с худыми, но рыхлыми бедрами, голубыми глазами, выпуклыми и раскосыми. Это она, которая красила веки гигиенической помадой, или кремом, потому что пересыхали, а от крема смазывалась тушь на глазах, и веки были грязными, но сама она была - и остается - в движениях - грязной уличной кошкой, пренебрежительной, честной, просто уличной кошкой, без дома, без хозяина. Каждое движение - как скаладывается, как кошка, резкие суставы, нет, не резкие, быстрые, внезапные, грация, грация уличной кошки, кто ты? Я так и не знаю, что в тебе, кроме кошки, Бог - да, Бог у тебя есть, и мне кажется иногда, что Бог - это ты сама, и больше никого у тебя нет, кроме Бога. Так хочется любви, что ластишься ко всему, проверка на объект проста и неприхотлива - всего лишь выдерживать твое кошачье непостоянство, твою кошачью бездомность, бедная, бедная, бедная кошка. Знаешь, он любит меня, а этот меня хочет, так я и не отказываюсь - смеешься кошачье, властно, но жалко, потому что нет хозяина, какая это радость - когда есть хозяин, какое это счастье - имет собственный дом, а не улицу. Но ты продолжаешь менять одного уголовника на другого, ты продолжаешь искать уличных, чтобы были бездомнее тебя, но им-то что - они дома не ищут, они не чувствуют, что его нет. Бог знает, может быть, ты нашла уже свой дом, может быть, у тебя есть уже хозяин, но нет, ты отталкиваешь, может быть, ты уже привыкла, может быть, по-другому не может себя вести кошка, которая дома не помнит, у которой мать родилась на улице, у которой отец неизвестен, а материнский помет от всей улицы, может быть, бока твои оттого тонки, что не кому к ним прижаться, не подпускаешь, тянешься, тянешься, но в своей бездомности не видишь, что ничего - ничего - не получается, не может кошка бездомная полюбить хозяев больше, чем себя, больше, чем у нее всегда было. Не сможешь ли ты в своей неприхотливой гордости потерять себя, не сможешь ли ты быть кошечкой с бантиком, тактичной и тонкой, не сможешь ли ты? Не сможешь ли ты перестать быть готовой к удару или объедкам...

Как ты показывала мне и тогдашнему моему внеочередному мужу своего любимого... как ты сразу обсмеяла его полноту, но посмел бы кто-нибудь из нас сделать это - да, отшутилась бы, но лицо бы твое в этот момент побледнело, оттолкнула бы взглядом. Все сама, все сама. Дневник в пятерках, в десятках, десятки олимпиад, десятки падших, десятки отринувших, и фотографии - что с той фотографией, где чья-то рука помешала, где кто-то рожки поставил, обсмеял. Ты потом ненавидела того, кто это сделал, почему, посему, ты потом принижала тех, кого любила, отказывалась от них, не от себя, может быть, дарила себя, но при мне все время позировала - а я так могу, я так могу, я самая лучшая в постели, я так трахаюсь, как никто, ни одна проститутка с московской так не может, так ли это было, так ли, почему тогда это ощущение фальши, что не может так человек, не может он иметь только Бога и отлично трахаться, ты имела его, кажется так, оттого может ощущение бездомности, может, неглавное это, либо ты кошка, либо ты домашняя...

Нашла ли ты свой дом, просто ли там, приходится ли тебе там защищаться, приходится ли принимать красивые позы, приходится ли призывать-проявлять свою гордость, гордость бродячей кошки своим котенком, гордость своей миской и своей - единственной - тряпочкой в кустах, в подвалах.

5 мая 2003, Калининград



* * * (А-га-шааааа...)

А-га-шааааа
А-га-шааааа
Ударней и выше последний слог. Пусть танцует, пусть, танцуя, поднимается ввысь. Пусть отрывается т земли, отрывается от естества, пусть будет сам по себе, пусть живет вне меня.
А-га-шааааа
А-га-шааааа
Что значит это слово? Ничего, это не слово, это голос, это воздух из легких, вохдух из воздуха. Запомнилось - звуками "а" из русалочки, это последняя песня ее перед тем, как ей вырвали голос. Не потому красиво, что жалко, нет, не жалко, не жалко тех, кто умирает с улыбкой, не жалко тех, кто хочет умереть, чтобы быть счастливым. Не могла она не знать своей смерти, даже в версии для американцев с хеппи-эндом. Я люблю хэппи-энды, я плачу, когда его нет, когда герой умирает, и больно внутри, и мир кажется прошлым, полчаса назад - это уже не тот мир, что сейчас, если умер герой. Как будто эльфы, хоббиты были - и нет больше. Есть люди, которые ищут сейчас
А-га-шааааа
А-га-шааааа
в камнях Шотландии, там гномы живут, их кустами огораживают и разрешения у них просят на строительство, там гномы живут - туристические. А больше ничего нет, кроме как туристического. Когда мания поиска редкости - это убивает редкость, пусть лучше живет, где иначе жить сказкам, как в недоступных человеку местах. Где-то в России есть такие, есть ведь, правда, непроходимая тайга? Пусть там живут гномы и белоснежки, не ходите туда, а то вдруг увидите, что их там нет. Пусть они там живут.
А-га-шааааа
А-га-шааааа

6 мая 2003, Калининград
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah





Cбор средств на оплату хостинга
Cобрано 3414 из 10400₽ до 31.12
Яндекс.Деньги | Paypal

πτ 18+
1999–2020 Полутона
計画通り