ПОМОЩЬ САЙТУ
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Мария Клинова

Стихотворения

01-10-2015 : редактор - Василий Бородин





*
все, что я старалась услышать, было падение снега
незавершенное падение
мягкого белого снега нетающего
падение, говорящее о любви
ведь мы однажды придумали
и это казалось завершенным
и это казалось самой важной метафорой

все, что я желала увидеть для день, было спокойствие
на дне колодца глаз
вода искажала несоответствие
моих изливающихся (ты был устьем, куда я направляла свои речные истоки, потоки речи, куда я впадала)
твоим, острыми ветками меня трогающим, царапающим

все, что я хотела запомнить, было скольжение рук

Эскалатор. Твой силуэт спиной в мою сторону: ты бесстрашен, т.к. нож от меня невозможен по умолчанию. Все для того, чтобы я держалась за поручень и чувствовала, как он ускользает, ты

прикасание к исчезающему, становящемуся бесплотным,
чтобы потом в потопе, в темноте дня я могла вспомнить, построить ковчег из этого прикосновения, чтобы не потонуть вконец

все, из-за чего я медлила, было стремление памяти
к инфинитиву, неопределенной форме глагола
услышать беззвучие, бестелесность увидеть, дотронуться до отсутствия
все, на что я надеялась, было чудо синтеза
оказалось - синестезия
одновременное ощущение и совместное чувство
в неврологии
явление исключительно моего восприятия, моего "я" в этом мире






*
я пришел туда, где меня уже не было

тронул дверь провалился в комнату теплых тонов
то там, то здесь появляются бегают
два маленьких человечка
хохочут держатся за руки
маленькие хохочут
растворяются при рассмотрении
донесся колыбельный звук трубы Mайлсa Дэвиса

началось цветопадение
с потолка на кровать, залитую белым светом
поют красные гвоздики падают:
"мы отпеваем то, что не упокоено"

прохладный джаз спокойнее запах ладана
цветы падают, падают сквозь меня
мне становится лучше в тот момент меня не было

блаженно отсутствие прервано возгласы придыхания
два человечка бросились
на кровать маленькие
я бесплотней двуобъятья крепче все ощутимее

не было увидел свое лицо
которое тут было счастливо
здесь закрывало глаза постанывало
не было стало больно

хотел закричать выбежать
но языка моего сие есть тело мое не было

куда я проснулся
чем зарыдал






*

всем странным детям
Наташе Панченко и брату Кирюше, когда он вырастет


1

любование крайней степени тем или иным предметом
глаза, сведенные в одну в точку касания окружностей радужных оболочек,
в точку росы, при которой ребенок начинает плакать,
в нульмерный объект, точку, не имеющую частей и характеристик
и теперь мы боимся ее распада
мы боимся остаться на теневой или светлой стороне этой точки
<потому что даже черный квадрат Малевича, я вижу'2015, не абсолютный безболезненный нуль форм, а процесс распадающегося Ничто, потрескавшаяся яичная скорлупа (Пасха не наступила, но мы пойдем, разобьем все витрины - ночь станет хрустальной - и из стекла раздобудем благодатный огонь)
<потому что у Целана можно к Ничто обратиться, к Ничто, стоящему в миндале, рядом с царем, можно пропеть Псалом, уставив глазницы на
<потому что

2
мама пишет: первый ребенок:
рассеянность внимания, малоподвижность, оторопь

второй:
ребенок прыгает, впадая в транс
мечтает о войне
его лицо напряжено
и руки бьются, разрежая воздух
и разве стаи лошадиных лебедей грустят, как стаи лебединых лошадей
ее перебивает выплывший из времени приемник

характеристики обоих:
им все смешно и все не важно
кроме того, что попадает в их поле зренья, обнаженного до хрусталя, преломляемого им света, а пальцы одичавшие танцуют в подтверждение их веселости

позврослев, мы сами танцуем
чтобы наконец овладеть своим телом
чтобы в танце окружающее размывалось и все вертелось

мы верим, в один день Ничто для нас станет всем
танцуя, мы станем, наги и прекрасны

теперь мы боремся
по-греко-римски
но в руках у нас нет оружия
мы, воспитанники антимилитаризма,
профессорски и поэтически рассеянны
мы остраняемся и восстаем





*
даше

царство молчания распадалось на голоса

балерин, танцующих лебедей
у кремля, чьи длинные шеи обвиты подобьем
венца из терна, раздирающим
горло, - голоса заключенных
тел, взрывающихся на площадях

(секс - это речь - это отсутствие речи

мужчин, тоскующих по мужчинам -
то, что они говорят, ветром
доносилось до них со средины реки
между ними
женщин-амбиваленций, в руках
с веточками бузины, в запачканном
кровоподтеком ягодным платье -
и голоса их были яростны
от слабости и тихи от силы)

а пока было много неизбывной любви
за горами их представленья,
в легких пыльца оседала,
цветень в груди,
царство молчания задыхалось,

сооружаясь в момент распада
своей страны разъятия
воздуха и воды
из раздавленной бузины под ногами





*
Кинофильмы сменяют друг друга, мы в восторге
от быстроты, на грани присутствия, леса, воды

Лицо твое, голубь мой, василек, в болотных разводах,
озарено налетом молчания, пугливой пыльцой

Я совершаю насилие над собой:
глазное яблоко ниспадает запечатлеть
лицо, которое я целую ростком, которое в царстве сна целует меня между плеч

(Росинки пота, крошки грязного хлеба на длинных белесых ресницах, вьющиеся ниточки крови - тебе здесь пять лет, от тебя ушла мама в то общее место, где она никогда не будет стареть)

Узкоглазые буквы танцуют,
испытуя трепет письма
на камнях, оживающих
от женского тела, степенно темнеющего,
существующего метонимически,
без органов, без семени, без цветов

Заключенный в объятия этой войной,
шедши налево по обратной стороне сердца,
язык выйдет из себя,
мы не заметим этого, мы не выйдем,
отказываясь быть разбуженными,

мы спим качаясь на ветвях еловых
наш летаргический сон прекрасен
не будите нас не будите нас
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah