РАБОЧИЙ СТОЛ

СПИСОК АВТОРОВ

Юрий Соломко

И ванька, и встанька

23-10-2012 : редактор - Женя Риц





Ничего не вижу. Ничего не слышу.

1

   Возвращаясь домой с работы, я увидел своего дядю
   (мы с ним не виделись несколько лет) роющимся
   в баке с мусором… Присмотревшись к дяде Мише
   внимательнее, я с облегчением понял, что обознался.

   До казуса с моим дядей я почему-то наивно полагал,
   что рыться в баках у нас приходится только пенсионерам.

   Я, понятно, и раньше видел роющихся в баках людей. Но до казуса
   их присутствия в собственной жизни не осознавал. А значит, для меня
   этих людей — как бы и не было. И я легко мог верить (и верил): в то,
   что и со мной, и с нами, и с этим миром — все в порядке. Что мир этот
   устроен благодатным образом. Что мир этот — прекрасен и справедлив.


2

   На следующий день, идя на работу и возвращаясь с нее,
   я вглядывался в каждого, кто находился возле баков;
   Я поймал себя на мысли, что боюсь и сильно не хочу
   заметить там своих сверстников или кого помладше.

   Через пару недель я увидел девушку. (Она шла чуть впереди.
   На ее плече была хозяйственная сумка.) Внезапно она свернула
   к домам в направлении баков; Я не замедлил шага и не повернул
   головы в ее сторону. И благополучно не увидел ее возле них.


3

   Спустя пять минут девушка поравнялась со мной,
   обгоняя и говоря на ходу. Сначала я подумал, что
   это она не мне. (Сейчас мне смешно, что я так подумал —
   это ведь мне: даже если она говорила кому-то другому

   или сама себе, а я — услышал). Она сказала: «Это ж надо —
   сколько нищих развелось!» Я повернул голову и посмотрел
   на девушку — явно была не в своем уме. Но сказала
   (как есть), то в чем я попросту струсил себе признаться.




Скоморохи.

   Около входа в зоопарк — двое
   изнывающих от жары мужчин.
   Один в костюме казака. Другой — Микки-Мауса.
   У каждого в руках — голова своего персонажа.

   Ночью под окнами общаги ссорятся
   мужской и женский голоса. Мужской
   кричит: «Сука!» Женский просит:
   «Пожалуйста, только не по лицу!»

   Почтальон пристегивает велосипед
   к пруту забора. Отдает почту
   в офисный центр охране. Возвращается —
   у велосипеда нет переднего колеса.

   Мужчине на костылях, хромающему по вагону,
   бросают в жестянку монету. (Ударяется о дно
   с глухим звуком.) Мужчина останавливается,
   встряхивает жестянку и, забинтованной ногой
   в направлении — вперед по проходу, буцает
   вылетевшую из нее одно-двухкопеечную монету
   со словами «ни в пизду, ни в красную армию!».

   Пассажиры покупают у юноши черно-белые
   ксероксы календарей. Посевного и с расписанием
   православных праздников — за те же деньги, что
   стоят цветные на специальной бумаге. На одной
   из станций, отведя парня в сторону, милиционеры
   пытаются взять с него «местовое». Парень косит
   под придурка, и ребята в форме — уныло отваливают.

   Врач приходит только к десяти. И только в половину
   одиннадцатого вызывает двоих по списку. Отправив
   второго за бутылкой, закрывает дверь — наливает
   с початой и пьет с первым. Продолжают втроем.
   Поднявшись до состояния «я тебя уважаю», сочиняет
   истории болезни и направляет на исследования, куда-то
   звонит и называет фамилии — оба остаются на гражданке.

   Пьяный в дым, с цветами и с татуировками на пальцах,
   вручает букет прохожему: «Может хоть тебе пригодится!»
   И просит «на выпить». Получив пару мелких купюр, забирает
   часть букета обратно. Сквозь дым до него доносится «нечетное
   дарить не принято» — чешет репу и возвращает одну розу. Затем
   думает вслух: «Та, хули!» И одну за другой добавляет еще четыре.

   Тащим с соседом Костей газовый баллон на заправку,
   находящуюся в паре автобусных остановок от дома.
   «Ну, его… волочить его пешком, — говорит Костя , —
   обратно — едем в автобусе!» (Стою на задней площадке
   в обнимку с баллоном. Водитель: «С баллоном нельзя!»
   Костя: «Отец, — мы заплатим!» И платит за баллон, как
   за пассажира; Так мы и едем втроем: Костя, Я и Баллон.)



   Репортаж из начала 10-х.
    (Украина, Харьков, ул. Сумская).


   Рев моторов, писк и гул клаксонов,
   хлопки открываемого шампанского.
   По центру проносятся машины
   с высунувшимися из окон
   курсантами-выпускниками,
   приветственно размахивающими фуражками.

   Слева от проносящихся машин, по тротуару,
   шествует колонна Свидетелей Господа Бога.
   На одежде каждого Свидетеля бейджик
   с призывом «Бодрствуйте!». Такая себе
   колонна учителей из близлежащего райцентра.
   Только, что лица радостные! Только,
   что глаза у них какие-то что ли безвольные.

   Справа от курсантов работники ЖКХ,
   фактически на четырех костях,
   закрашивают надписи вроде «могила дуба 247»
   на дороге, проложенной ценой вырубки
   более пятисот деревьев городского парка,
   без учета мнения горожан —
   по воле власть имущих.

   Ближе к площади, перед банком
   люди в камуфляже и масках. Один
   говорит по мобильному. У другого —
   рука на цевье автомата; с балкона здания
   хозяин банка (его не выпускают из кабинета)
   отвечает журналистам (их не впускают в банк)
   на выкрикиваемые с тротуара вопросы.

   На площади, между фанзоной Евро-2012
   и облсоветом, около сотни заводчан
   (в основном, предпенсионного возраста)
   с флагами Союза рабочих и портретом Че (?),
   с плакатами на русском и английском языках:
    «А как же «пацан сказал — пацан сделал»?
   Губернатор, выполни свои обещания!»

   [Мимо курсантов, словно в наложенном
   на наше параллельном пространстве,
   скользит кабриолет с двумя красотками.
   Из машинки деликатно звучит музыка.
   Такая, чтобы ясно: не стервозные суки мы
   и не соски на содержании, мы — что ни на есть
   те самые. Из ваших, блядь, мужских грез.
   Из ваших сосок, блядь, бабских кошмаров.]

   Восстанавливая привычные контуры мира,
   но не возвращаясь к исходному наполнению,
   с фанзоны на площади мимо облсовета…
   Братаясь с заводчанами и футбольными
   фанатами, с местными и гостями города,
   с медицинскими работниками и ментами.
   Со словами благодарности на транспорантах:
   «Спасибо Вам — Вы прекрасные люди!».
   …по нашим улицам идут. Нет: плывут.
   Нет:текут, — реки голландских болельщиков.
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah





Cбор средств на оплату хостинга
ЮMoney (Яндекс.Деньги) | Paypal

πτ 18+
(ↄ) 1999–2021 Полутона