RSS / ВСЕ

|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «СТЕРХ ЗВУКОВОЙ»
|  Фестиваль "Поэзия со знаком плюс"
|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
СООБЩЕСТВО ПОЛУТОНА
СПИСОК АВТОРОВ

Рафаэль Левчин

Из цикла «РИТУАЛЬНЫЕ ЧУЧЕЛА»

17-12-2004





* * *
Сигма, сигма, сигма... сигарета...
Позабуду, что хотел сказать.
Одуванчиками разлетелось лето --
не вернуть назад.

Я вчерашний, мне и мало горя,
что навечно ввёрнут в уши ритм.
В чашке белой яд ли, молоко ли --
невзаправду риск.

Ничего ещё не понимаю,
словно детям в цирке пламя пьют.
Как смешно! ладони окунаю
в памяти струю...



* * *

На Капри, на Тибре рыдает аргон.
По берегу -- арки и пары.
Победа бедна, как спартанский жаргон,
последний, безумный и старый.

Ещё не успели слезинку испить,
а лето опятъ улетело.
Притиснуто в транспорте время в час пик --
слепое и тёплое тело.

И свет не зажечь, и нельзя позабыть,
дыханье таить, не обидеть...
Столы сатурналий.
На вёрстах столбы.
В Молдавию едет Овидий.



* * *

Плывут из песнопевной темноты --
...гекзаметр, гекзаметр...
гекзаметра священные черты.
...гекзаметр, слезаметр...
Пришла пора, Приамов град сгорел.
(В то лето удивлял в Элладе снег...)
Никто не крикнет: -- Среди нас Гомер!!
...гекзаметр, глаза мои...
Никто не знает, что Гомер ослеп.
...гекзаметр, гекзаметр...
Смешно смотреть, как он ступает вслед,
и подают Гомеру меньше всех.
(Огрызок яблока воткнулся в снег...)

Бессмертия стоят, как строй кассeт.



ПОДРАЖАНИЕ БРЕХТУ

И поскольку
мало кто его знал в лицо,
победители переворачивали мозаику трупов,
победители выпытывали у пленных;
пленных было шесть тысяч,
и почти все
отвечали одно:
-- Я Спартак!

Так что,
в конце-то концов,
чтобы не вышло ошибки,
несмотря на огромный материальный убыток,
их всех распяли вдоль Аппиевой дороги.
Шесть тысяч крестов,
как приснившийся аэродром,
торчали в небо.
Так,
под знаком креста,
начиналась
новая
эра.



****

Мне сатир попался в роще,
козлоногий и поджарый.
Я схватил его за рожки
и убил одним ударом.

Говорят, сатирье сердце
помогает от проказы,
злой любви, реминисценций,
гриппа и дурного глаза.

Но подумав, что увидит
и меня однажды Некий,
и моё он сердце вынет,
и останусь я калекой,

вокресил его: живи, мол!
И вскочила эта падаль,
и, меня копытом двинув,
унеслась, виляя задом!



****

Вином золотым, винным солнцем облиты,
хмельны или просто легки,
в стремительной пляске несутся лапиты
с кентаврами вперегонки.

Шумят древолюди и ржут людокони,
весёлою силой полны.
Да царствует свадьба на всём Геликоне!
Не будет отныне войны!

С ладонями в такт ударяют копыта:
будь счастлив, будь счастлив, жених!
Танцуют кентавры, танцуют лапиты –
как славно остаться в живых!

А каждый кентавр приглядел себе кралю…
Под пение эпиталам
танцуют последние капли в бокале,
катящемся кромкой стола…
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah