РАБОЧИЙ СТОЛ

СПИСОК АВТОРОВ

Илья Имазин

На что будет похожа смерть? Из Момуса (1987)

02-10-2020 : редактор - Женя Риц





Смерть не будет похожа на

ночь, когда мы, не в силах уснуть, лежим, размышляя о смерти
треск маракасов испанских в последнем вздохе Мурьеты
мексиканские фестивали, скелеты в сомбреро огромных
руины комнат в браунстоуне, динамитом разворошённых
мандолину, которой повешенный мирно внимает
Баскирвиллей Собаку, когда она где-то за пустошью лает
Проклятие мумий, что злую шутку сыграло с навязчивыми гостями
Британский музей с жителями болот и просто костями
на огромный каток, на хитрецов, выпускающих с криком свой страх
на красного дерева гроб, а за ним пианист музицирует в дерзких мечтах
садик осенний, в котором поэты всегда обретут вдохновенье
мемориалы гранитные тем, о ком память не минула тленья
на Атаку Лёгкой Бригады пера Лорда Альфреда Теннисона
на клочок бумаги с подписями Горбачёва и Рейгана
спинку кровати больничной, иглу с новокаином, халат на вырост
судный день, когда бог-директор почётные грамоты выдаст
на брак, в коем ссоры смерть нашу приблизят, к несчастью
на сны того юноши, певшего, мол, любовь разорвёт нас на части
телефильмы и репортажи, снятые по всему свету
на нирвану буддиста, на мотылька, упрямо летящего к свету
на хрустальные Города, что возвели, поправ всяческие табу
на высокие окна, на гроб, и рядом – одетую в чёрное платье вдову
комнату с пауками, где, сцепившись, рыдают те крохи
историю со свадебными гостями, корабль-призрак и мёртвых матросов вздохи
звон колокольный по случаю в город пришедшей холеры
на Озаренье, Ивану Ильичу Толстым отмеренное сверх меры
на зыбкое море, что бликами слепит детей сквозь щели в фанере
на сказочную страну «Льва, Ведьмы и Шифоньера»
вирус коварный, СПИДом разящий влюблённых
призрак свободы, зовущий на баррикады мильоны
полночные мысли о «Позднем Звонке», когда министры уже не такие святоши
на фильм «Колодец и Маятник» с участием Белы Лугоши
бугорок на горжетке, что образован мышкою сирой
пьяного феникса, отягощённого мороком золотистого эликсира
на банкрота, отдающего связку ключей от дома родного
последний день лета, когда поглупевшие мошки на юг собираются снова
череп купца, кивающий нам с портрета Гольбейна
спорное суждение о тишине в Трактате у Виттгенштейна
на стрелки часов, в полночь слившиеся остриями
на чьи-то обрубки, с которыми юные медики забавляются вечерами
голос бандита, такой же, как и у диспетчеров аэропортов
грохот прибоя, под который Лив Ульман исчезает в бурунах фьордов
монастырь, что увидали молящиеся пилигримы
проклятый край, где Крестовый Поход Детей закончен был ими
на ад (в «Huis Clos» Сартр утверждал, что ад – это другие)
на коммивояжёра, превратившегося в жука без помощи хирургии
на 2001-й год, коморку в конце путешествия по автостраде
и ярость, которой Чарльз Бронсон давал волю в Нижнем Ист Сайде
Театр Теней, Цербера, стерегущего скорбный Аид и Голгофу
урок Непогрешимости, Чернобыльскую катастрофу
на успеха тщету, чья случайность порой к постоянству приводит
на зловещие знаки, что узрели пророки в пустом небосводе
В пустом небосводе

На что же будет похожа смерть?
Смерть будет похожа на –

 
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah





Cбор средств на оплату хостинга
Cобрано 4752 из 10400₽ до 31.12
Яндекс.Деньги | Paypal

πτ 18+
1999–2020 Полутона
計画通り