RSS / ВСЕ

|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «СТЕРХ ЗВУКОВОЙ»
|  Фестиваль "Поэзия со знаком плюс"
|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
СООБЩЕСТВО ПОЛУТОНА
СПИСОК АВТОРОВ

Ксения Щербино

улитки и чуланы

23-10-2006





ИСХОД УЛИТОК

1 исход

улитки уходят - пусто
город засахарен слизью
бархатной и воздушной

на чердаке рожки
забыты - и близко-близко
шуршит уползающий хвостик
податливо мягко виляя
по жесткой упертой земле

мы жили так долгонежно
что раковинное небо
сомкнулось над мягкой плотью

и вывернут наизнанку
печальный ее живот



2 элоиза и абеляр
(парафраз на стихотворение Гали-Даны Зингер "сперва любовь, потом ея предмет")

сперва печаль потом ея улить
потом любовь потом ея навыверт
и ничего и более не выйдет
ни спать ни выть

шпаргалка из примет на да-не-да
беда беда и кто ее увидит
она свернулась дымчатым чулком
и ни о ком

инструментабелярий синевы
сидели у окна окно стучало
как будто сердце далее на вы
и все сначала

хотелось спать случайно говорим
ли ждем письма как гранта на немного
счастливой жизни - терпкой как дорога
идущих в рим

каретой ставшей юрких горсть семян
успеть к концу товарного состава
проросшего сквозь элоизин саван
как абеляр

желая обладать сквозь незабудь
сквозь элоизий выскочив из тела
потом любовь потом ея умело
и как-нибудь



3 дерево

дерево звали под одеяло
дерево приходило ложилось колом
мне смешно и душно а ты что голый
ты ходишь дышишь

кто-то говорит по ночам ли ковко
будто ли хвосты ящеркам рубит
кто-то говорил кровью говорил любит
дерево слышит

дерево слышит как мы ебались
как мы боролись как мы орали
и нас боится - мы с топорами
мы ходим дышим

мы сшивали-сшивали а где не сшили
закалывали-закалывали и закололи
и плоть на взводе и плоть на срыве
и плоть разошлась вслепую

а дерево плачет



4 вещи

мы вещь в себе и свет в себе померк
но восходящий ток терзает вверх
и смерть смеясь разворотила веер
и неживые тянутся к живым

давай с тобой поговорим о том
какая течь кругом сирень кругом
и вот улитки тянутся от гроба
на параплане душного стыда

в то никогда где мы еще немного
изысканны и дремлем у порога
у двери за которой никуда
и девочки целующие в губы

в то никогда где панцирь дом и гол
в тот леденцовый жар вертушный стол
где некий трансцендентый изолярий
и черная глумливая река

и жизнь одвоевременно легка



5 пирог с улитками

улиточий нежный скрежет
по ту половину шага
во тот запредельный воздух
которым легко дышалось

и мелет и мнет и режет
прозрачная как бумага
скорлупка чей хрупкий остов
как внутренний аэроплан

когда бы ни долго долго
настраивался оркестрик
осмысленного дыханья
и спрятался в сердце хвост

и мечется в небе летчик
и вниз посмотреть боится
он заведен как денди
с иголочки невесом

он вышел из дому в небо
подарочно упакован
он дома оставил завтрак
и страшно смотреть вослед

а там на далекой кухне
и плавится и смеется
рождественская улитка
в тесном гробу пирога


6 щегол

улитки расходящаяся плоть
щеголья речь или почти что речь
я попытался тополь уколоть
я попытался иву одолеть
я попытался усыпить сосну
и сердца расходящаяся плоть
заперьевой болеть

вальсируя в небесной невесо
зверинец сна где церебральный слон
щекочет нос где томный скользкий сом
засердий батискаф и шепеляв
тупая и высокая вода
кто более и далее вода
и ты прощен не далее как да
и да

щеглись душа покуда жив щегол
покуда знаешь как покуда мол
и звери проворачивают кол
и заставляют сердце зацепив
вертлявый выворачивать мотив
и лунный свет от дыни отделять



7 улитки на чердаке

на чердаке и страшно сжать в руке
но так сжимаются в груди пионы
осознавая юбчатость тщету
что не пойду

изверченность наивной красоты
испуганной и потемневшей пыли
и нежности скукоженной в комок
как мой чулок

на чердаке оцепенев следить
два рожчатых завернутых в наверно
из перламутра сверченную клеть
пойди улить

в туда-туда где спит моя печаль
под абажуром словно под луною
в туда где смерть вернее ты со мною
и да и да

и мы молчим и наблюдаем вскользь
как рожки врозь и слизь на рукаве
как по углам рассыпаны улитки
посеребрив

всю комнату - до самых изнутри
под-посмотри на ту что спит в коробке
оставив в холостую и в долгах
ту радость сна -

что я уже не помню


ГЭТСБИ

и выгнуться и глянуть свысока
здесь комната без дна и потолка
и все тоска

пока ты там подвешен к небесам
растянутый меж самолетных швов
не можешь сделать вдох не по часам

я здесь как все случайный луноход
и время размораживает ход
и думай сам



blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah