РАБОЧИЙ СТОЛ

СПИСОК АВТОРОВ

Алёна Огнева

легкое дыхание ничего

06-10-2021 : редактор - Владимир Коркунов





а на обратном хочется накупить подарков
плыву в витринах с видом почти блаженной
гадаю на отражениях
но вообще на ум ничего не приходит
кроме желания:
для одного человека
заверните мне одну вселенную
целиком
***

складки платья, и я плачу и хо-хочу
по одному нечаянному плечу,
но — невидимое стекло, и я на него лечу
долгая рыба — о долгий лед
разеваю в крике розовый грустный рот
смотрю неотрывно куда-то сквозь всё воды
я спрашиваю тебя, отвечай мне,
почему ты, как ты,
зачем
и чье это платье, прилипшее к моему лицу,
у меня глубоко внутри —
(сними его)
я же чувствую
***

почему я никогда не пишу о том,
как хорошо нам бывает
как в квартире сквозь распахнутое окно с утра
пахнет подступающим летом,
как пахнет подступающим в еще не до конца проснувшихся
в той квартире —
желанием дотянуться
как еще не открыв глаза — улыбаемся,
медленно вспоминая, где и с кем мы
как я ищу, путаясь в воде простыней,
твое теплое худощавое тело
как ты покрываешься мурашками еще до того,
как я успеваю до тебя дотянуться
почему я снова не могу до тебя дотянуться
почему наше лето кончается еще до того, как мы успеваем раздеться
почему заново наступает сцена с палящим снегом
откуда столько льда, густо наколотого
сколько нам еще надо выпить, чтобы израсходовать эти тонны
ко всему — мы ведь совсем не пьем скотча,
так куда нам девать лед,
куда из себя вычерпать эти стекла
ты говоришь — любишь устрицы — я могла бы есть их с тобой вместе
могу стряхивать лед с тела прямо в тарелку
пусть устрицам будет светло и мягко на их подушке
а зима продолжает сниться
и я снова держу эту колючую горсть в руке
вместо твоих пальцев —
гребаная Снегурочка, вечно ничей ребенок —
спали меня, что ли
может, схватишь меня, наконец, за запястья так больно
и затрясешь с такой силой, чтобы я вся рассыпалась
и ничего кроме теплой летней воды от меня тебе не досталось
и наступило лето
и мы проснулись вместе и ушли топиться
***

надо шире дышать, чтобы
между ребер мехов
между моих краев
между твоих краев
поднимался, как тесто,
звук до самих хлебов
кого не смогла любовь
у того ослепшая близость
мается прямо в ребрах из края в край
до самого хлеба слышно
***

как хорошо, что дождь кончен
и снег кончен
и небо обретается у сплетения солнечного
а трава проснется —
покроемся новыми именами,
новыми симметричными родинками,
очередными татуировками,
дежавю мерцающими царапинами,
вспомни меня по этой причине радости,
когда наши узоры заново на груди встретятся
платья, что без конца струится
***

я вся в пыль, я пыльца —
у тебя даже руки в цветах
я глоток, намалеванный на устах пальцами твоих рук
замечаешь ли этот вкус?
пятнышки чувствуешь на губах?
это небо нас
тщательно пережевывает во рту
во рту
все забрызгано краской
вокруг
***

нас снова видели вместе в заброшенном старом сне,
медленно освещённом, кто-то вместо тебя
приблизил своё лицо вплотную к моим щекам
оно оказалось родным, как сентябрьский тёплый свет
под моросящим талым дождём, грибной — успела подумать я —
после такого бывает над лесом радуга, и не испугалась, открыла рот
в дрожащей сепии мы ели друг друга быстро,
будто не виделись вечность

всё было очень вкусно, только чьи-то длинные волосы
были натянуты между нашими лицами
мы путались в них, обходили их языком,
спешили сквозь чьи-то темные волосы разглядеть друг друга,
но закрывали глаза — не хотели проснуться
не хотели, чтобы кончался случайный дождь
и даже длинные мокрые волосы, перепутанные нити,
пронизавшие наш небосвод
***

я помещаю в центр картины маму —
мама сцеживает молоко, начинает капать, бежит за тряпкой
я помещаю в центр картины собачку со скатанной шерстью —
она тявкает, покрывается пылью,
тычется не в меня сухим носом, забивается где-то под одеяло
я завожу в центр картины говорящую куклу, ее подарил мне дядя:
«ма-ма» — мычит кукла, и папа уходит за пивом

/каждый ищет себе кого-нибудь в самый центр
ждёт явления, тычется в сухую грудь сухими губами/

восьмые, шестнадцатые, четвертные
танцую на четвереньках одна в центре пустой квартиры,
выплевываю на пол цветные буквы
лечу на людей: на мужчин и на женщин, лечу на обои —
стану оплевывать стены в мелкий цветочек

на странные звуки мимо проходит мама,
возвращается папа с пивом,
косолапит в углу германская кукла,
прибегает стоптанная собачка,
и в месте пересечения этих случайных линий,
ненадолго образующих крестик (надолго здесь не способны),
вспыхивает однажды, как первый весенний лист — Он

в темных комнатах не бывает тени,
потому что через темные комнаты не проходит свет
через нас все ещё проходит свет,
мои дорогие мама, папа, куклы,
мужчины и женщины,
и собачка
(но никто меня опять узнает)
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah





Cбор средств на оплату хостинга
ЮMoney (Яндекс.Деньги) | Paypal

πτ 18+
(ↄ) 1999–2021 Полутона