РАБОЧИЙ СТОЛ

СПИСОК АВТОРОВ

Леонид Георгиевский

#AntiWarTober

09-10-2022 : редактор - Антон Очиров







СТРАХ 

Головы пятен — это их ностальгия. Они мысленно приделывают головы пятнам советских страхов, едва различимым с такого расстояния. Головы говорят. На фоне их речи наша — говорение рыбы, вода ностальгии заглушает нас, эта вода, покров богосмертицы, с виду нестрашная. 
Чьи зубы надорвут край воды? Вы отращивали вместо зубов речь. Теперь её не нужно. Росла и расширялась, как пятна волчанки, отчётливо видная, не то что чужая боязнь.


СВОБОДА

Лицо у луны появляется в тот час, когда она скрыта тучами. Оно говорит: «У меня нет сил из-за вас, русские, но есть то, что находится дальше силы».
Русский отдёргивает занавеску, глазами из поддельного нуля ищет настоящий ноль. Небо скрыло, земля стала лёгкой, как воздух, чтобы в ней не помещались нули.    


НАДЕЖДА

Есть невыдуманная история о старой шкафной лесбиянке, которая всю жизнь поливала грязью открытых лесбиянок и сочиняла книги о том, как обернуться стервой и привлечь самца. В действительности она понятия не имела, как это делать. Она никого не привлекла, кроме своей жены, которую считала самым близким человеком.
Когда режим склонился в сторону Северной Кореи, старая лесбиянка узнала, что её жена больна раком. Теперь сочинительница пишет сотни колонок в самые прорежимные, самые дикие издания, пропагандируя ненависть к другим лесбиянкам и пытаясь заработать на операцию для любимой. Это надежда спастись, та самая, которую вы воспеваете, за которую призываете цепляться; дакини разыграли перед вами спектакль, чтобы показать необходимость отсечения на примере двух озлобленных ведьм, но вам боязно — вы человечные.     


ЧЕЛОВЕЧНОСТЬ

Во что превращается человечность, когда человек обретает миссию, спросишь ты, ничего хорошего не подразумевая; но я бы спросил, чем она была на этом участке знания изначально, и что сделать с теми, кто ухаживал за участком, как червь ухаживает за сливовым плодом.  
Путь человека здесь — путь разбодяженного вещества по вене, мутирующей в железную трубу.


СОСТРАДАНИЕ 

Ты жалеешь мост, по которому не ходил, тебе кажется, что ты горишь, как его опоры. Но опоры не сгорели.
В обеденный перерыв, открывая контейнер с бутербродами, ты замечал, что жена поверх масла положила несвежую рыбу, и мысленно матерился. Зато у тебя в голове был мост, незаменимый, прочный. Под ним плескалась лучшая рыба мира. Начальник орал на тебя, квартплату повышали, но мост был тем же, не выше и не ниже, достойный твоей истинной сущности, которую когда-нибудь увидит не простой руководитель отдела, а Начальник Моста. Он живёт уже тысячу лет, словно даосский культиватор. 
Рыба мира плывёт над мостом в огне, держа в зубах оторванную руку, будто ветвь.


УБЕЖИЩЕ

Это не поэзия, если она пишется на языке, от которого умирающих и выживших тошнит. Язык — автозак. Я бы прочёл молитву святой Патриции, но она не святая, а я не совсем русский и видел много дерьма ещё в те годы, когда никто не спрашивал: а что с ебалом?
Что с языком, кто в автозаке?      
Свята Патриція (*), не молись богові за нас. Просто розкажи, де ти зустріла божка, здатного обертати людину чужою мовою. Тобі допомогла любов до чоловіка? Я ні заради чоловіка, ні заради жінки навіть волосся не перефарбую, тому мені потрібен інший метод. Я думаю мовою своїх друзів, стоячи біля автозаку, Патриція, біля ями Росії, Ями-Росії.


(*) Патриция Килина, или Патриция Нелл Уоррен (1936—2019) — американская писательница и украиноязычная поэтесса. Украинский не был её родным языком.  


СОБСТВЕННО, АВТОЗАК

Дом хтонического русского — автозак. Русский не уйдёт в леса, не уподобится дикому зверю, не будет рыть землянку: для него приготовлен автозак, где за русским следят специально обученные люди. Он не пойдёт сам — его повезут. Все русские слышали, что лучше плохо ехать, чем хорошо идти. 
Русский любит соборность — автозаки часто забиты. Русский любит смерть — автозаки забиты намертво. Серый контрактор-мент улыбается, помахивая замаскированной под электрошокер косой. 
Это твой дом, русский, твоя железная мрiя, там то запрещено, это запрещено, однако можно улыбаться друг другу, приобщаясь к тайне. Автозак — твоя эзотерическая кухня. Что же ты не идёшь на площадь?  
А всё оттого, что сбывшейся мечты хтонический русский боится ещё сильнее, чем чужака. Русская мечта потому и русская, что не должна осуществиться. Не говори об этом на площади, если всё же окажешься там.


2022
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah





πτ 18+
(ↄ) 1999–2022 Полутона

Поддержать проект