RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
|  Новый автор - Сергей Мельников
|  Новый автор - Лотта Заславская
СООБЩЕСТВО ПОЛУТОНА
СПИСОК АВТОРОВ

Кирилл Пейсиков

The Terra Trauer

22-10-2012







1. TrackЛьвы в океане

в этом пожаре мы шоколада нажрались,
падает в наши глаза все наше тепло
и кусочки карточных башен,
кусочки песочных страхов,
кусочки шампуневых шариков.

все, что грозит нам, что угрожает,
немного сладко, немного больно,
наши тени сбежали намного дальше,
мы дезертиры-юнги спасательного круга.
и в воде нам немного грязно, немного уютно,
ни дна не хватит, ни затонувших.

по документам мы пара разрушенных чудес света,
пара фрагментов подземных царств.
и совесть, поморщившись, окрестила дрянь,
взяла Иордан и баиньки нас.
все это немного радужно, немного лазурно,
слишком прекрасно для одного колечка дыма.


2. TrackНескафе

я каждое утро создаю свет, а на 7-ой день я создаю кофе,
я каждый день разрушаю асфальт, чтобы достать семена своей злости.
я каждую ночь нахожу в темноте на небе брошенных.
я так люблю гнезда, милая.

никак не могу найти на себе состав,
никак не могу найти на себя рецепт.
я все также верю, что листья обожают ветер,
я так люблю гнезда, милая.

мне надо спасти обезъянок-астронавтов,
показать сиротке водопад и прохладу,
показать сиротке град и бестий,
и взасос постоять на месте,
и до боли стоять на месте,
и до нефти стоять на месте,
и ниже, чтобы в твою пепельницу.

ты задумывалась, до чего мне просто нужны ладони?
а ты знаешь, что, выиграв войну, я испытаю мурашки
(на самом деле, хотя меч будет красным).

ты знаешь, что я не умею рисовать стигматы?
(а ты знаешь, совсем не умею, даже зверушек).

ты оденешь платье и туфельки, я возьму тебя на руки.
там не будет тропинок и толстых автобусов,
просто заросли.

я пронесу тебя сквозь чехарду и минные пастбища,
через все минные простыни,
простые радости,
потому что я так люблю гнезда, милая.


3. TrackДвадцать лет веры в яблони

мое солнце приходит украсть твою тень ненакрашенных глаз,
незабвенной лени,
и плед на полу горстка пепла с орехами от Карфагена,
и тепло вытекает по линиям жизни во все вселенные,
пока облака восточных и северных ульев строят сосны,
придумывая награды для первых встречных,
для личной вечности. И мусор, что вылез наружу, похож на личность,
и наши грехи диспетчер радости упоминает тише,
и нас запомнят по нашим оргазмам и нашим крикам.
а нас заводит, как умирают птицы,
когда их заводят летать, а они завелись не родиться.
когда нас заводят кружиться, мы прячем свой ключ во рту,
мы мычим про вместе. И незабвенная лень сует свой нос в темноту.
и в темноте неприлично тесно.
мое солнце рисует на запотевшем зеркале ванной 25-ые кадры,
28-ые бури,
и сумка полна клубков шерсти замотать свое тело,
и жизнь проникает с губ на губы во всю систему.
пока дожди южных и западных муравейников строят травы,
изображая кареты, платья и злобные тыковки
для игры в прятки. И тот, кого не находят, сочиняет пытки,
потом забывает и падает вниз, и пахнет светом.
а нас заводит, как умирают немцы.
генная память, фильмы, плохое детство


4. TrackСестры Малдера

ходит вдоль пропасти фрау собирать грампластинки
из разорванных шкатулок, раненых балерин,
внутри тишины улитки несколько граммов музыки,
внутри темноты улитки столица сгоревших спичек,
гетто для земляники, в ракушках только крики, в ракушках только крики -
чистое небо, открытое море, чистое небо.
но я в другие моря, но я в другие моря, я в другие моря.
господи, сотвори маковку и пару ребер, револьвер и маяк,
чтобы, еб твою мать, из комы белых листиков ворда кульки швырять
в чистое небо, открытое море, чистое небо.
ходит вдоль ручейков фрау собирать грампластинки
из лопнувших аистов, безнадежно красивых женщин
внутри воображаемого друга, несколько граммов того света
внутри воображаемого врага хорошие дети и лето.
гетто для земляники, в наручных, песочных – таки и тики,
про чистое небо, открытое море, чистое небо.


5. TrackШоу Трумана

здравствуй, ебаное чудо,
доброе утро, победа,
долина медленных женщин,
квартира щенячьей усталости,
домик девственной жертвы, в подвале которой кошки,
если умножить их жизни, они бесконечно живы.
а мы – непроглядная живность, которая вечно гибнет,
кукла на капоте Гитлера,
когда мне становится весело,
теплый ветер мне делает кесарево,
достает из меня метель,
холодный чай и подснежники,
колокольчики на громкость полную,
небо в наручниках бежит из стойла
и лижет тебя в постели.
настало время немного помучиться,
настало время окунуться в ранки
давай я подержу тяжелую камеру,
пока бензин не добежал до храма.


6. TrackГлинт Вейн

Предводитель озер, где скользят мои лошади,
Где ходил без тебя, без ветра взъерошенный,
Попадая в лунки, забытые рыбаками,
Не ловился ни взрывами, ни крючками,
Где мне протыкали спину, коленки, мизинцы
Серебряными гарпунами, значками, спицами,
И мой бирюзовый камень впитал твой запах,
И зрачки светились почти геройски, когда я не плакал.
И вода морковная покрывалась пленкой,
И рассыпался клевер в форме медового домика.
Только ты останься со мной,
Побудь навсегда.



7. TrackБольше нельзя гулять в оврагах

запах мяты, среди манекенов,
что танцуют белые в белом и красном,
падаю в самые крупные капли ливня,
что будут в нашем главном видео
на полочке, между гвардией алых
и объективом, который нас останавливает.
айддкьюд, едем в эдем,
в нашей пустыне созрела зелень,
в нашей постели переизбыток клевера,
в углу тренажер для возвышения грешников,
мы любим думать, что это обычный велик.
зернышки кофе заныкались во времени,
на стене парочка собачек из тени.
лучший работник августа не будет съеден,
гиззмо будет плавать и не думать о страшном,
и два олененка вырастят чащу,
выключат гестапо, выключат радио
включат лис, орхидеи и Прагу.
к бантику девочки приковано Солнце,
едем в эдем никогда не ссориться,
я говорю на твоем языке,
и никогда не отвечу чужим прохожим.


8. TrackШорты

крошится глобус
становятся страны
цветными монетками
в наших карманах
и нам ответят зачем нужен коллайдер
море волнуется пять, замерзая на слайде
фигуры конем ходить сильно стесняются
нас угадают, пока в гугле прячемся
10 штрих кодов лощин и шепота
новая кружка с иконой кофейного бога
дисков не хватит для записи патологий
которые нам так сильно дороги
наговорю на зеркало в ванной
между влагой и отражением лампы
что-то такое, отчего взрываются
малые и большие, чужие аисты


9. TrackУтренние сеансы полярной ночи

Таких отлавливают при входе,
Запоминают в рекламе «до».
Сад, садовник, садистка.
Таких раздают в метро.
Со словами - Иисус тебя припоминает плохо,
С песней – ..возьмите, осенью будет кого угрохать.
Таких набивают, как дур, шепотом,
Сыроежками, стружками и вином.
Умерла крыса Рита
Ко мне лицом.


10. TrackМеруэрт

мне не стать более глубоким, даже выпив Карибское море,
приготовленное тобою этим утром, пока в искркревленных
зеркалах я ищу теорию своего мозга, шрифты и цвета своих лозунгов,
пока я похож на котенка в коробке, проспавшего руки, унесшие остальных.

и вот в этом мультике, между кошмарами, между полями пшеницы,
запертыми сараями, между кем-то, кто гонится и не догоняет
про все красивое, и прочее невероятное, ты слышишь как я
тихонько украл лошадку, чтобы скакать вдоль кошмара и петь своей сладкой
без слуха и голоса, без попадания в ноты, что-то такое, что воют друг другу животные.

а позади эти листья с деревьев, кустов и перья, а позади слова,
запятые, злые, добрые и никакие лютики, что на работу спешат, поправляя
грудь в лифе, или в карманах поправляя сдачу от тортиков йогуртовых.
посередине всего, без пешеходного или знака, я кричу в кулак и из кулака
отпускаю в дождик, ну послушай, как прыгает внутри одно твое имя,
как неважны тома, собрания энциклопедий и лейблики.


11. TrackKilling me Saule

Сломанные зонты в приюте для старой воды,
Для старых утесов, для старых ив, для тех,
Кто швыряет себя об камни, когда прилив,
Кто швыряет в карманы песок, ракушки и блядство в них.
Лазурное блядство, красное блядство,
Шумит карамельной крольчатиной, и не хочет сдаваться.
Кофейное зернышко прыгает на колени,
Засыпает передними лапками на юге, а задними на севере.
Яблочное блядство, штормовое блядство,
Все, что мельче и в горе и в радости – не кусается.
Ночью твой макинтош мастурбирует на искусство Майя,
На немые короткометражки, патефоны, наскальных мамонтов.
Все, что не ебет чужие армии - нам угрожает.


Синие блядство, блядство пропастей, почтовые голуби помолвлены почтой.
Ты родишь нам красивую доченьку и она заминирует наши кости.

В блядской теории мироздания в коктейлях, замешанных на офелии,
На долбанутых принцах, оперативке, на размере запрятанных очагов,
Белое блядство, начинает и оргазмирует, черное обнимает и течет.
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah