РАБОЧИЙ СТОЛ

СПИСОК АВТОРОВ

Екатерина Костицына

Приземление

15-10-2010 : редактор - Павел Настин






* * *

когда разрушается волна
моего голоса
ты приближаешься ко мне
как луна
и вздымаешь мою воду
от пола до пояса


* * *

твои скитания в зонах роуминга —
ходьба династии Меровингов:
видишь, как меняется связь
с поздней латыни на вязь

ты звонишь мне
и сетуешь мне
«где моя битва при Пуатье?»

я прерываю звонок
иду в ларек

у тебя же щека
выжжена светом
и весь твой облик

свитер велик
и пальто велико

я вижу это


* * *

на помятых автомобилях
передвигаются тела
которые мы любили
дотла
которые обещали
скрывать этот тлен
даже если защиплет
выше колен


* * *

мы камни
или что-то вроде камней
что-то остающееся под травами
на той или иной глубине

что бы ни случилось
мой поцелуй запомнит твоя скула
твой висок
твоя ключица

как песок
помнит гул
произрастания
цветов невзрачных
их силу
и прозрачность


* * *

под свечением
твоего плеча
находится звук:
будто мучает друга друг
и другой просит другого
вынуть из сердца
точку черного перца


* * *

он смотрит тревожный сон

друзья затащили на Авалон
не умереть и не скрыть обиды
внутри кварцевой пирамиды

фея ходит по пальцам
ожидая награды

нервные канальца
память держит во аде
наполняет ртутью
без конца крутит
ту же пленку:

Артур становится королем
в тот вечер
без травмы достав
из камня
виртуальный
меч —

он отслеживает во сне
бесконечный процесс
извлечения занозы
из ландшафта
не имея возможности
принять позу
автора



* * *

думалось я так тебя хочу
что легче испорчу
чем получу

каково же было мое удивление
таково же было твое приземление

странно и не стыдно
что тебе меня видно

я тут живу давно
сломала ребро
сходила в кино

по субботам здесь хорошо

не пишу про любовь
а пишу о любви
будто руки мои плавали
и нечаянно всплыли
у твоей головы

только мы не знаем
что значим
и можем ли
что-нибудь значить
для этой любви


(the Queen and her sisters)

Виктория и ее сестры
любят мечтать на погосте
радость сжимает жесткие кости

V: — мой портрет на сервизе
lady’s free to act as she pleases
more than one-and-twenty
more than one-and-forty
если хотите меня берите
но вы же не заберете

как жить на такой работе
как заплатить пехоте

я не деспот и трус
как Николай как Иван как Николай

я дойду до Гималай
когда соберусь

S: — я феминистка
я буду курсистка
буду радистка
это начало списка

S2: — я первый фотограф в юбке
я заберу твой запах
заберу твой страх
как испуганные хрупкие
цветы
застывают глаза
на моих руках
серебро и ртуть
не вздумай моргнуть

S3: — я разрежу тебя на части
я врач и это твое счастье
никому не скажу
что ты член Ку Клукс Клана
ты бредил пока я вытирала
избаловала

S4: — я посланец
настоящий викторианец
меня зовут Фройд
отпусти мой народ

S5: — я Уорхол Энди
налейте мне бренди
раз уж пошла такая пьянка
я викторианка


* * *

он прокладывает
своей рукой между моих ног
электрический ток
и другой рукой держит за горло
выполняет план ГОЭЛРО

он бы любил меня как страну
если б любить он мог


* * *

на небе ни единого облака
что так возбуждало Джексона Поллока
так невозможно чисто и светло
о глубину ломается ветка

ты тащишь волоком
за мой рукав
меня, которая не хочет идти
не ценит силу прогулки
и ее состав

мы забираемся на нашу горку
которая более курган чем гора
на ней уже крепкая медуница
растет и тропа образует корку

я не верю что здесь
когда-то был кремль
провинциальная лошадь
идет на нас
будто мы это дверь
ты трогаешь бархатный бок
ее
и лошадь начинает молчать
и забывает что мы для нее
были чем-то
что надо решать


* * *

твое здоровье
как тело коровье
мычит и рожает
молоко дорожает

куда пойти на поклон
кому подарить одеколон
чтоб узнать где мой клон
где он пасется и обитает
во рту семечко прорастает

ведро многолитровое
бьется о бедро
возникает добро
и оно как новое:

ты не думай про него
думай про хорошее
хоть оно
по сравненью с добром
крошечное


* * *

он пишет как я люблю
как я люблю
слышать

в давлении звука
образуется мука
будто плывет
сквозь воду вперед
рыбка
вуалехвостая
на каждый рывок
берет
откуда-то
воздуха


* * *

ты моя колония
моя душа многослойная
где каждый слой
бережет свой строй
и меня сторонится

но я знаю: любой мой вздрог
оперяется как слог
а несколько вздрогов подряд
окрыляются и говорят

и кивок головой например
поставит в слогах пробел
закрепится и сохранится
как холодок
на твоей странице


* * *

я знаю места
где заканчивается русский
язык
и начинается твой
язык

знаю места
к которым ты привык
а я не могу достать

взамен того
чтоб кем-то стать
я знаю
и продолжаю знать
как лежать с краю
и не упасть
как обхватить
твое запястье


* * *

мы будем жить внутри китая
будто внутри кита
и что вовне никто не знает
за границей кожи вода

равномерный нагрев
дает его
чрево

отцветает москва
цветет
как иероглиф
апреля

кругом только кит
словно одна из полых планет

взамен исчисления лет
будут его глотки


* * *

на окраине леса
услышать твой запах телесный
среди песка
и сосновой смолы
слово в объятьях
которые сразу малы
едва
касаясь соска


* * *

babysitting tonight, first time ever —
пишет в блоге американская школьница
как св.Мария прямо из хлева
налаживает дыхание и готовится

я читаю репортажи
и представляю плюшевую овцу
которая прилегает к Его лицу
которая и не живая даже


* * *

мне постоянно кажется
что утром у тебя изменится лицо
и тело станет другое
как измятый воск
измятый мною

но не осталось
даже полоски

ты мне не родной
но это не злость

и предплечье такое
горячее и сухое


* * *

протестанты разбудили Лютера
Лютер развернул революционную агитацию:
в коробах огромных прокламация
шевелит хвостом добиваясь
пространства
мутного

ты не стой у ворот
я теперь гугенот
я хожу по ночам
тут и сям

катаюсь с горки
на иконе
курю махорку
сидя в троне


и кишки намотанные на кулак
говорят монаху что он дурак
он не стал заранее лютеранин
он лежит и думает «это странно»

берут лопаты евнухи и скопцы
за ними ползут девственницы
католическая толпа чует
могилу свежую
роет бережно
а потом пирует

удумали хоронить в неположенном месте
вернем к жениху невесту
повесим милому на забор
мертвую тетеньку за подол
ты не той страны патриот
нету кладбища у гугенот

и не будет у вас покоя
даже под вашей красной Москвою
вам в землю попасть самим
также сложно как в сон:

выворачивает из земли
колокольный звон



* * *

оля показала саше грудь по скайпу
оля выбрала снайпера

дышать зависеть обидеть
слышать видеть ненавидеть:

он не может найти свое склонение
чтоб услышать ее сердцебиение


* * *

тебе говорили в наушник
пока мы ехали по той улочке
я пересчитывала легковушки
и казалась дурочкой

цитировала Миранду Хоббс
из тупого сериала про секс —
на него есть спрос
потому что есть стресс

мы молчали остаток пути
поддаваясь столичной скуке
от которой нельзя уйти
как от лезвия осоки

ты скучал от порезов
словно какой-нибудь ирокез
пропустивший бой
какой-нибудь Гайавата

я касалась тебя как боль
что безынтересна:

опоясывает
но не проникает


* * *

«если действительность
не навалилась
на нас
как тяжелый неподвижный зверь
то мы не живем» —
говорил Жан-Поль Сартр

я ворочаюсь на кровати
трусь о густой мех
жду когда начнет зависать
и падать большой снег


* * *

у твоей шеи вкус моей слюны
ты не помнишь какой длины
мои волосы
какой длины
прикосновений полосы
с какой скоростью
меня придвигает твоя рука

будто люблю дурака
батрака наемного
сына приемного

люблю неуемно


* * *

« — а сейчас о причинах
и подводных течениях
Куликовской битвы:

дело в смене поколений
новое поколение хуячит как бритва

только через множество лет
парни забыли кто такой монгол
и кому он живот вспорол
и что он ест на обед

новое поколение выходит в поле
как стадо лохов накаченных анаболами

(это как рожденные до 1959 года —
поколение Биттлз
а после 1959 года —
поколение Пинк Флойд)

короче когда влияние закрепилось
речка спокойно переходится вброд» —

раздается голос
лектора Сергея Петровича

я скучаю по уши в немоте
и не знаю как сохранить свое сокровище
в какой темноте


* * *

красивые вещи не ценят красоту —
это говорит твой рот у меня во рту
как Магадан жалуется Ростову-на-Дону

но быть красивым как ты я не хочу
да ну
да ну

я же тебя целую
я себя не смогу


под эту ерунду
я засыпаю
как зеленое поле и краду
твой холод и пустоту


* * *

этим летом
не вбить клина
такая сухая тугая глина
под неодетыми
руками
замирает неподвижницей
как
кость русского языка
прикрытая мышцей


* * *

когда я вру
то ли крона
покрывает кору
то ли капли брома
выступают на коже
будто им можно

мои оправдания
горюют и умирают
наподобие стаи собак
своры
исчезают во мраке
как в соляном растворе

сидеть в изголовье
и не заниматься любовью
придерживать и держать
то что не можешь отнять
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah





Cбор средств на оплату хостинга
ЮMoney (Яндекс.Деньги) | Paypal

πτ 18+
(ↄ) 1999–2021 Полутона