RSS / ВСЕ

|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «НА ОБОРОТЕ БЛАНКА»
 

|  Новая книга - Ирина Машинская. Делавер.
|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «СТЕРХ ЗВУКОВОЙ»
|  Фестиваль "Поэзия со знаком плюс"
|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Константин Шавловский

В кино

16-10-2009 : редактор - Данил Файзов





***

Прогулочным шагом
дойти до набережной.
Постоять на шатком
мосту, произнести:
"Прости,
что была мне женой".

Опыт из этого лепета
выпить, не закусив.
Видишь в небе
белые лебеди -
подслеповатый курсив,
абракадабра в рапиде.
Платьице из крапивы,
чтоб замотать беду,
как ни примеривай - смотрится криво,
куда я в таком пойду?


Два стихотворения

I
…и сгоришь на диване: будешь ложиться,
усталый и злой, смахнешь на подушку
окурок. А может случиться,
море выльется из ракушки,
море смоет стихи, слова,
диваны, окурки, квартиру, где нет
счастья, а есть обязанности, права
счета – за телефон, газ, свет.

II
…и когда нам солнце выключат за неуплату,
новокаиновый холодок
проберется медленно к Ленинграду,
небеса опустятся, как потолок
в фильмах про страх,
где герои не ближе к аду,
чем мы друг другу с утра.


Под стеклом

Полупроза,
как после наркоза -
только обрывки фраз:
- вставай, уже восемь,
не ходи босым,
надень тапки
или закрой форточку -

фразы как отпечатки
пальцев на толстом стекле,
а под стеклом на столе
фотокарточки.

Память шалит,
подбрасывает картинки.
Сыграем в игру "что лишнее?"
или поднимем стекло,
выбросим эти снимки.

Я знаю женщину, она
находит фото по помойкам,
придумывает имена
и биографии покойникам.
Пусть подберет и переврет,
десятки лет переиначит,
и в переплет не попадет
вот этот ленинградский мальчик
Пусть намертво на нем застыл
свет осветительных приборов -
он станет мною очень скоро.
Я навсегда его забыл.


Дома

Сортировать по порядку
книги на книжной полке,
чтоб не сойти с ума,
а после
переписать в тетрадку:
все, мол, в порядке полном -
полный стакан пустеет,
ночь завернулась в утро,
только постель
неубрана.
Скоро зима.


З. Ф.

1.
Двери настежь - и я не боюсь воровства,
потому что никто не отнимет родства
с этим временем дохлым,
местом чахлым,
зверем по имени Охты-Ахты,
бабушка с ним говорила на кухне,
чайным грибом заливала горе,
и мир стоял, но, казалось, рухнет,
как у обочины алкоголик.

2.
Слепая, подолгу лежала в кровати,
сама с собою играла в слова,
исписывала толстые тетради
по памяти. Я вспоминал недавно
куриный почерк, столбики из слов,
покойница подробно описала
как после жизни выглядит наш мир:
слова, которым не нужны значения,
и почерк позабывшая рука.
Мы вынесли тетради на помойку.
Свидетельство о мире после жизни
от сырости в сиреневые пятна,
наверное, расплылось и исчезло.

Я заново его перепишу.


Либретто

Шаромпокати человек, человек Вполеневоин
ругается богу в душу, собой недоволен,
пишет темно и вяло,
шепчет «люблю» в одеяло
и жалобы,
жалобы,
жало.. –

«бы» упало, «бы» пропало
«и» осталась на трубе -

видишь, части распались, а союз держится,
и кровоточит, как трещинка на губе.
Ты оставил дом,
бросил ребенка,
но вырастил деревце,
в котором сожгут твое тело,
когда помирать тебе.


Прикосновение

Деньги, нервы, слова, слова -
до запятой, до опечатки
потратить на короткостриженую брюнетку.

Вечером выйти к ночной палатке,
от сигареты прикуривать сигарету,
согревая руки, дышать в перчатки,
цепляться к прохожим,
заглядывать им в глаза,
словно спрашивая совета:
кто поможет?
кому рассказать?

Одиночество невзаимной любви похоже
на запертого в трюме пирата,
чья веселая песенка спета,
но унижение, близость расплаты,
не проясняют нам сути дела.
А дело в том, что у злодея куда-то
пропала вся злость,
и за это
гулять ему по доске -
кажется, так называется процедура,
когда человеческое тело,
прикоснувшись к воде,
говорит: "не сбылось", -
в лучших традициях юношеской литературы.



Больное

За окном собаки не лают - рычат.
Проснется и спросит - Который час?
Принеси воды.
Засыпает обратно. Детским стишком
убаюкай, оденься, иди пешком
до последней звезды.

Не лови попутку - не будет пути.
Проснется: "не надо" - скажешь "пусти",
присядешь на край
одеяла из войлока,
выпьешь остывший чай.
В час волка
пусть освещают твой путь
серебряные глазницы
упаковки фенозепама,
в которых светится вера,
когда за окном пацанята
запускают в морозное небо
золотые свои фейерверки.


2009 от Р.Х.

Отменили грамматику,
запретили склонять имена -
это мы с тобой умерли,
по снегу идем в синема
(билеты заказаны,
раздевалка за кассами).

Мест не хватает,
люди сидят в проходе,
смотрят на белый экран -
там ничего не происходит.
Нам не показывают комедий,
вестернов, производственных драм.
Герои умерли - этого никто не заметил.

Мир без грамматики -
каталог неживых предметов,
череда рассветов, закатов,
навсегда равнодушной природой занавешенное окно.

После жизни мы будем смотреть только авторское кино.
Деньги, вырученные с билетов
пойдут на оплату адвокатов
на Страшном суде.


Способ передвижения

ах как хочется выйти на полустанке
сесть не в свои санки

проедаешь чужие деньги
раздаешь себя по кусочка
для финала базаровский выращиваешь лопух

по кочкам по кочкам
в ямку бух


В кино

Человек поднимается с места,
проходит к выходу.
Ему стало неинтересно,
может быть, тесно,
или он видел все это тысячу раз.
Его провожает случайная пара глаз.
На экране еще живые покойники,
в зале поклонники,
те, которые дожили, которые выжили.
И нет никого, кто услышал бы,
как исчезает на подлокотнике
отпечаток его руки.
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah