Сбор средств:
Яндекс Paypal

РАБОЧИЙ СТОЛ

СПИСОК АВТОРОВ

Гавриил Маркин

Мир для воздухоплавателя

17-10-2015 : редактор - Екатерина Завершнева





* * *

Мир для воздухоплавателя – круги разноцветных шляп,
тем мельче, чем дольше внимает голосу огня
монгольфьерово круглое ухо,
пока несут на плечах скрипучую гондолу сильфы,
роняя с камзолов капли росы нам на головы –
и мы поднимаем взгляд:

вот облако
с залихватски заломленным краем,
вот грустные липы цветут.



* * *

Листья падают за стеной из мрамора
и на последних бабочек охотятся ручные леопарды,
шаги – осторожный стук падающих каштанов;
и даже если нас не зарубят алебардами стражи,
когда мы попытаемся выскользнуть из запретного сада,
неся в подолах ворованные малахитовые яблоки,

так и будут стонать провода над пажитью,
словно демонами полудня терзаемые,
и листья как мрамор,
и осень как вздох.



Из истории костюма

                       все так же во сне
лица похожи на морозные окна,
на белых фрезах пятна от вишен,

как если бы я не ушел в ландскнехты
и птицы не превратились в серые шляпы.



* * *

Снег сходит, и трава подобна
редким волосам простолюдина,
за зиму свалявшимся под шапкой;
совы внемлют журчанию
подземных дворцов;
в волшебном зеркале злой королевы
(как в тайной воде гранитных пещер) –

опальный монарх с ручным орангутангом
в арках ветвей, под зелеными стенами крепости,
где крыши разъедены дождем,
а у бойниц вместо стрелков флейтисты.



* * *

В объятиях камня
аскет избавляется от всего
временного и наносного,
и с годами становится сам
ощеренным камнем

и смотрит из ниши,
как леса облетают на склонах
и пагоды рвут облака черепичными бивнями.



* * *

                      Hommage à Juan de Valdés Leal

Если поднимется ветер и расступятся лотосы,
на мраморном дне, быть может, увидишь осколки фарфора,
стреляные гильзы, обнажившиеся зубы покойника,
осколки цветных витражей;

не мор, не война, не смерть, не голод – лишь дождь
пронесется по крыше – и по пустым коридорам,
смеясь, пойдет звон
пластин черепицы, что бьются о мрамор;

никого – только ветер, блик солнца в жемчуге града,
хозяин бежал, оставляя клочья сутаны
на ветках весеннего леса,
черного, колкого.



Ад

Или ветер подует,
или выбежит, зажимая рот, практикант из прозекторской,
и во снах ему явится кто-то
в красном клобуке –
я или ты.



Штаден

На пегом коне промчится воевода.
На вороном коне промчится государь.
На белом коне промчится смерть.

То ли отзвук копыт носится по двору,
То ли дьявол поет
Песню дождливых ночей за внешними стенами.



Из сочинений Мухтара Кафира

1.

Снилось черное пламя, за стеной
Жуки и берберы
По-французски перешептывались
О смерти в песочных часах и доме,
Доме синих теней.

Неровная поступь (там,
На краю пустыни, вздыхает тишина
Среди колонн, некогда держащих своды,
Что казались непоколебимыми,
Пруд с красными лотосами, ветер:
Шевелятся крылья мертвых насекомых
В резьбе орнаментов, сны сулящие
Откровения тайн), ветер подхватывает
пыль, поднятую шагами, несет –

к тишине
к тишине.

2.

Вспыхнуло, вспыхнуло – и поскакали
Смешливые гильзы, смерть проста в новолуние,
Когда весна пахнет костром и духи
Сходят к воде, когда старый Максуд
Измышляет сны, которые нельзя увидеть,
Собирая пожелтевшим пальцем со стола крошки хлеба;

Так близится день величиной в 50 000 лет, ангелы
Спускаются со ступени на ступень;
Вороны над меллахом.

3.

И каждый вечер был
Как будто труднее предыдущего,
Ветер нес песок, доставал
До самых высоких окон, и мак пускал
Слезы опия. Тогда-то

Абу Омар и спустился со скал,
Где жил сорок лет, питаясь тайными кореньями,
Утоляя жажду
Влагой, что по утрам
Прячется под камнями,

Сохли лепестки жасмина, только зацветшего
В складках его бурнуса, ночь была как смерть
На горной дороге
Или речь утраченная.

4.

На острие копья, на острие
Буквы Алиф привезти
Голову врага в родное село, иншалла, –

Верблюжий навоз и дома
Как угри на теле пустыни, –

Всадники, облако пронзенное аистом
В год кары Божьей – нашествия агарян,
Злопамятных волн, что мыли стены Кустантинии.

Снег стаял в Дамаске, сказал фких.
Дети череп нашли
С комком кифа в глазнице.

5.

Зароют по шею
В прибрежный песок,
И до прилива
Крабы оборвут губы;
И буря придет из Мекнеса
В обход блокпостов и уйдет –

Семиструнная радуга, музыка
Для глаз – не для уха; обломки
Лодок рыбацких мы жгли в черных скалах,
Был черен дым
И дым помнил.
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah


πτ 18+
1999–2020 Полутона
計画通り