Сбор средств:
Яндекс Paypal

РАБОЧИЙ СТОЛ

СПИСОК АВТОРОВ

Антонина Сергеева

Яков. Дни. Брамс

19-10-2009 : редактор - Женя Риц






--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
день изумрудного цвета стеклянных бутылок детских бус и голых коленок
громкое картинное завтра
рваные дни такие
дни словно скомканные влажные простыни

мне просто странно…мне очень странно - и от того так сложно зазвучать и стать сонмом

мне так странно мне так железно странно кажется что вся эта жизнь невзапраду
и от того так мучительно невыносимо глупа:
круглые резиновые мячики

пакетики целлофановые простые пакетики знаешь
маленькие такие из магазина
посмотришь на них: romantic или одиночество Дон Кихота
нет
пакетики - это когда вдруг задираешь голову

странно странно день за днем знать

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
ты это так тихо
дышать через трубочку влажной системы
из остатков жгута плести фигурки
крепить на голые стены товарок

ты это так тихо
опять кто-то рядом умер
и значит снова искать больницу кнопку вкл
и ставить судно
терпеть садится рядом на кровать и стулья
саднит рука от глухих уговоров

ты это так тихо
мелко внутри от проколов на сгибе

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Уезжать.
Всегда важнее уезжать – чем приезжать. Тогда тебя становиться больше. Тогда здесь оставляешь. А там – может и не возьмешь. Но ведь – это-то и получается что не нужно. Потому ты все равно с собой – больше.

- я ведь уезжаю. А не приезжаю
- как будто это тебя как то оправдывает.
- да. Потому что я - отсюда. А не туда. Потому что это значит мне здесь нужно хлеба. А печь его перестали. И - давать тоже. Перестали. А если бы я приезжала – то значит хлеб там есть. И я это знаю. И еду значит за хлебом. А на самом деле. Потому что его тут нет
- все равно это не имеет ничего общего с тем что - тебе тут – нужнее. Чем там.
- имеет. Как раз. Потому - что если бы приезжала – значит – мне туда хочется. А мне как раз хочется здесь. Просто совпало - что больше некуда. А здесь уже нет.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

город голодом город воротом город мороком город амоком

вывихнется дернется асфальт пластом асфальт тяжел так трудно стало дышать держать улиц Топот Топот пепел зеркал пепел лекал когда солнцу говорят нельзя западнее снега пустошь западнее снега я мелкая крошка кирпича ленточкой промежутком свяжется

заложенность чужих ушей но глухота все берет и берет отчаянье серой патокой

куда же мы все куда? Лед сходит но такая странная метель, метель под самой крышей крышей из красного кирпича еще немного еще чуть-чуть

Западнее снега пустошь
Западнее снега - я


--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Замкнутая в руки – тяжелая ладонь на плече – словно стена в зале – кухонный цветочек – где гости не мои почему то. Да и чьи они не разобрать - в капризе в чьем-то, в развитии. А то погаснут все – и лампочки включатся, светом зажгутся как дневные пожарники – да выключите вы солнце наконец-то – вскрикнул кто-то

И только смятение все лезет и лезет в окно, трубой-чернотой в крышу врезается: кружит, кружит – и прорез – диаметром с небо, вровень сажен наших
- помнишь, помнишь как гадко как сладко скользить в кровь стирать и рыдать
- ты просто глушишь одно другим

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Как будто у меня что-то украли.

Как будто это что-то было настолько моим,
что теперь ставшие пустыми руки болезненно сжимают колени
и так яро захотелось стать в стену - в звук
в вершину самой пронзительной звучности выпуклой ноты –
качает из сторону в сторону
в такт
чужому дыханию чужой грудной клетки
отказываешься собирать диван и просыпаться вовремя по утрам. И как то уж совсем по детски не вкручиваешь лапочки в потолочную люстру и пьешь, словно назло кому-то, растворимый вместо кофе заварного из турки…

Как будто это все
сможет вернуть будто бы украденное кем-то

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Дни катятся и катятся. Катятся то с горы, то под гору, нажимая на педаль, закручивая цепь между шин, преодолевают расстояния в несколько десятков людей, пристальных любопытствующих взглядов, жалостливых отказов от протянутых денег. Дни льются как патока, как мятная горькая настойка по простывшему сухому горлу. Дни маются, как пустое коромысло, пугающее красную девку пустым ведром. Дни кружатся как болезненные чайки над серым и почти каменным финским заливом. Дни врезаются в память, дни расползаются по постелям, расходятся по бездолью, тяжелеют под гроздьями гнева, застывают в пустующем доме, ноют от прочитанных книг и молока, которое мочит так преждевременно губы. Дни ускользают от себя, оставляют просеки на чужих висках.

Дни мучают своей конечностью, своей неизменной чередой одних и тех же элементов, своей невыносимостью светового дня, и какой-то приторной вязкостью всех движений из вне. Дни – то тугие и горючие, то шершавые и асфальтные – так как будто содрал с ладони кожицу, и при каждом сгибе невольно морщится лоб и поджимаются губы. Дни – дни перестали открываться как то самое раскосое Гумилевское окно, дни – сузились, растащились, сжались, вжались в красноволоконную анатомию тела, влились остро пахнущей желчью в полость сосудов и мышц. Застили руки
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah


πτ 18+
1999–2020 Полутона
計画通り