РАБОЧИЙ СТОЛ

СПИСОК АВТОРОВ

Звательный падеж

Сергей Канареев

22-10-2020 : редактор - Андрей Черкасов





Сергей Канареев родился в 1992 году, живет в Иркутске. Публиковался в местной периодике, а также в альманахе «Иркутск. Хроника в рифмах».






Комната


Распаляясь перед
незапертой дверью,
я делаю ход
назад.

Комната — это другие.

Метафора мотылька
осыпается на плафоне. Последний день
дожит. И шумно за дверью.

Комната — это теснятся.

Оставь. Не крути колесо
новой плоти, не выжми ни капли пота
из ладоней, натруженных
медленным камнем.

Комната — это напрасно.

Оставь. Этот лов, затаившийся ныне
в барханах пустыни, где вымерла му́ка.
Оставь. Этот лот, затаившийся ныне
в трясине фигуры за дверью.

Но комната — не отпустит.




Clockwork

Вилка замотана белым скотчем.
Выключи-ка её. Распластав заведённое
тело — поёт, не лязгнув
ни сочленением. Поёт
на выдохе, как валторна.

Метафора, перевод которой, встряхнув,
споловинил уродливый рой коннотаций
на том конце понимания. Смерть — это выдох,
выстывающий на стекле.
Для всякого, кроме.

Как валторна: её мундштук
разлучили с губами. Смерть ли это
для губ? для выдоха? Смерть ли
для патины нот? Что недрёманным роем
слипаются в окисленье

гортани. Слипаются, непристойные,
в тех полостях,
куда не проникнет ни отсвет
чужой сопричастности.

Для всякого, кроме. Пусть
нитевидное вьётся, не остывая
в червонную скоропись. Не остывая,
вьётся — и гаснет
без утоления. Смерть — это выдох

an sich. Для всякого, кроме
того, кто, быть может,
не «ты»
если дважды разлита река,
если пишется слово «присутствие».




* * *

Пламя свечи — перегонка происходящего —
и не дрожит (оглянуться
едва касаясь, но тут же переставая
быть, являться, мерещиться
тем, что осело недвижно
на дно, непригодное к припоминанию
будто заведомо) — разночтенно-синее
не коснулось моих напрямую
(чего не коснулось? ладоней? осколков?
лакун умолчанья?)

Быть, являться, мерещиться —
это одно и то же,
метафора нераспада
становится всепроникающей;
и не дрожит, окрыляясь
колкими бликами смыслов. Ночь —
состояние,
когда воздух становится зримым
как вещь, очертившая вещь,
отнимая границы и скрадывая броскость
фигуры на вдохе, фигуры на выдохе.
Там, в блудодействе сумерек,
сочлененья неразличимы.

Зрячий, кочующий на границе
собственной полутьмы.






 
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah





Cбор средств на оплату хостинга
Cобрано 22 из 10400₽ до 31.12.21
Яндекс.Деньги | Paypal

πτ 18+
1999–2020 Полутона
計画通り