RSS / ВСЕ

|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «НА ОБОРОТЕ БЛАНКА»
 

|  Новая книга - Ирина Машинская. Делавер.
|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «СТЕРХ ЗВУКОВОЙ»
|  Фестиваль "Поэзия со знаком плюс"
|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Вольфганг Бендер

Durers helveteskväl

22-10-2008 : редактор - Гали-Дана Зингер





1.
красным штрихом сангины морщины, складки
oт подбородка скалы ночных завязок рубашки,
декоративен шёлковый ворот – Вергилий, Данте
cтоят на ключице, не шелохнутся – каждый

cмотрит на впалую грудь, дуги рёбер пустынны,
aд дрожит желтизной, с прожилкою синей –
кожи старухи – тонкой, прозрачной, бумажной.

«спустимся ниже?» - урчащий живот лягушачий,
кустарник лобковых волос – колкие, серые нити,
«а знаешь, когда-то здесь бил источник, и братья
aлкали припасть, теперь они – пепельный иней!

мы можем сдуть литографии – оттиском первым –
и слушать, как эхом их смех из глубокой каверны
в суставах скрипит станка Гутенбергова гимном».

2.
жухлый пергамент фюзeляжа аэроплана
на фоне Рейнских утёсов и шпиля церкви –

мутно объяли воды – от лонжерона Ангел,
отделяя Тевтона крест, и железной цепью
вежливо – молота зиг в наковальню камня –
"огненный цвет – белила, кармин и кадмий,
перебирая углями – либе, лейбе и штрейбе".

Гретхен - платок и фартук, укутанной куклой,
морща пуговку-нос, гуляя по Анхельштрассе
запаха гари, супа - в костре умирает утварь,

рядом брандмейстер - мятую, медной каску
тихо качает - "усни - рыжая девочка, завтра,
придёт и окрестит майским дождиком пастор,
видишь - пролёты без кровли - лестница к раю".

3.
cтрёминг шуршит волной, букстава тиною серой,
cвинцовым оттиском печатает книгу водной ряби,
где лодки и люди в туман, обнажая вёсла, колени,
бредут к ветру дюн, на кольях сетям цвета яблонь
в разряженном воздухе, скрипе уключин, длинных
pубахах из льна, шляпах домов и церковных шпилей.
и стадо пред ними тельцами – омытые, гладкие камни.
cе беженцы. Нет им, увы, Бытия – иже Судьи и Числа,
cтрекозы и оводы жалят, пером как кнутом переписчик,
oтметины чёрные ставит по спинам согбенным с узлами,
и сводом блажeнное небо, а может быть – реи и парус?
и воинство в масках Онибуса – волки, собаки и лисы
из абриса щерятся дымом, медной и розовой шерстью,
и глухо звенят шестерёнки, смывая обложкою берег...

4.
веретено, Вергилий, у пряхи фарфоровых пальцев,
жерновом тянет из марионеток плясать фокстроты,
перечисляя - концлагерь, Верден, испанка, канцер,
слышишь? листвой по ладоням - шуршат банкноты,
визг девиц - слишком много в бане плеснули жара -
в грохоте шаек – палки плеч, спины, на лонах - мочала.
это - через обскуру мы видим, как медный кто-то
двинуться хочет по рельсам – отрыжкой масла икота
вертит колёса, в униформе кондуктора – чайник
просит билеты: розовый, синий, зелёный, жёлтый.

выбери... рейс до Мюнхена, под вывеску "Эйдель",
сядь на скамью, закажи сосиски, "Швабише брау",
Магда, глупая Эльза (сестрицы), к тебе на колени
плюхнутся, выпятив губки - "сладкий наш мальчик,
платою за поцелуи и ласки – горячее семя..."

5.
ладонь карандашным наброском ведёт верх и низ,
лунатиком по карнизу, слепым стариком тротуара,
воркуя еврейской гoлубкой между шинельных шлиц,
pаспущены ленты на косах, по Ади безумному траур –

портрет жидкой чёлкой, коричневый галстук – «дас ист...»
и ржавая рама – коня на педалях, в седле гимназист,
и просит толпа от распятья избавить Варраву.

«смеркается Данте, нам стоит спешить, карусель
oтключит служитель, закроются парка ворота,
знаешь, после заката фугасы шипят и шрапнель
cвистит, «НЕВЕРМОРЕ» кричит испуганный ворон,

из говорителей треском бравурным шагающий марш,
ломает на топоте «Хайль», и молнию «Зиг», карандаш,
и всё что здесь есть превращается в порох!»

6.
темно геноссе, давай чиркнем спичкой,
озарив картон мельницы мишенью в тире,
тетиву изогнув, УленпрозрачныйШпигель
прикрывает правое веко, двуглавый пинчер,
на поводке, в стойке, струною виолончели -
полетит стрела, качнутся смычка качели,
и из готовальни выйдет хромая циркуль.

сквозь монокль пузырьки перебрав абсента,
растянув улыбкой помадной неровные губы,
из кармана вынет тряпкой красною сердце -

"господа - я был в шестнадцатом унтер,
нынче - конферансье кабаре "рог элефанта",
хлопну - марширует оркестр, дуя в фанфары,
и певичка в клетчатом платье, за руку с куклой!"

7.
бурлеск над проводами мячей покрашенных белой
больничной краской, в халатах несут на носилках,
к мостам, через кофе-эрзац в фарфоровой Шпрее,
тряпичную Лотту, стрекочет, саван сшивая Зингер,
задумчиво Готлиб, чугунный привод качая культёю,
вздыхает портрету, слезливым комком под горлом,
считает глотками - "куxeн, кирxeн унд киндер"...

неисцелимы бациллы - сим-, недо-, не-человеков,
пижам полосатых, с повязкой звезды нарукавной,
шипящих из радио, воем сквознячным сквозь щели,
распевно читая, что - "время разбрасывать камни...",
в витрины из досок - хрустальная ночь без рассвета,
под полом скребутся голодные мыши, еловые ветви,
и ждёт у дверей - в расстёгнутом кителе Кантор...

8.
подгорели сдобные человечки, угольный пекарь,
поправляет высокий колпак, сажает на противень,
из считалки детской: короля, солдата, невесту,
трёт друг о друга железные камни, высекает огнь,
зажигая купол рейхстага, аллеи бульвара Линден,
чертыхается, ибо хлопья сырого серого дыма,
с этажей в подворотни сметает крылами голубь.
на афишной тумбе – плакат, подтёкший штыками,
клоун шахматный, котелок на завязанной трости,
поднимает вантами, в небо, ступням Валгаллы,
к фортепьянным клавишам, кружению польки -
"Юбер алес" - хор мальчиков, сгорбив плечи,
и хормейстер на костылях - поводырь-калека,
помазком макушки им мажет - горчичным мёдом.

9.
по Александерплатц идёт господин с мольбертом,
опираясь тростью, кивок встречи на каждом шаге,
рядом, над ухом, незримый, шёпотный собеседник,
представляет, шаркая очерёдно, - "Вергилий, Данте,
ваши линии на рисунках, штрихи объёмами в лицах,
Ада кругами, сваянным рейхом в вязальных спицах,
аэростатами рыб, на промасленной неба кальке...

оступаясь, шагнули с ключицы на чёрные кровли рёбер,
мостовой живота, голодом вспухшего, куполом цирка,
к дряблым бёдрам - ворот Бранденбурга ржавые кони,
бомбой выли, возницей вожжи расправил герр Циркуль,
Гинзель и Гретцель, Готлиб, Магда и Эльза (сестрицы),
Лотта тряпичная, Ади, брандмейстер, шинельные шлицы,
в ваших штрихах колокольным разносятся звоном..."
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah