RSS / ВСЕ

|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «НА ОБОРОТЕ БЛАНКА»
 

|  Новая книга - Ирина Машинская. Делавер.
|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «СТЕРХ ЗВУКОВОЙ»
|  Фестиваль "Поэзия со знаком плюс"
|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Алексей Лисовицкий

Глаз Юпитера (сборник)

24-10-2013 : редактор - Женя Риц





Первый концептуальный поэтический сборник Алексея Лисовицкого. Основан на столкновении конечности и бесконечности, времени как абсолютном явлении. Все стихи и заключительная поэма написаны в 2013 году в Самаре (почти полностью), а также в дорогах из Москвы и Нижнего Новгорода.

Часть первая

***

когда и если ты подошёл бы
и спросил
о том почему
пока ты читал бланшо
твои ноги медленно съел ил
почему пока ты писал
песни
пока были живы и веселы
когда свою шею на крюк повесил
и съел бы ил если
бы ты летал
или просто ходил
пока ты говорил
твои ноги разъел ил

я отвечаю
если копать жидкость
штыковая лопата всегда остра
даже если знать определённые места
ты либо иисус либо дурак
логика проста

на что сможешь ты наложить руки
руки твои заняты
ноги съедены
весь мир вокруг
хватит ли только сил
если вступил в ил
сзади стоит отец, дед
спереди сын и внук
много людей вокруг
если попал в ил

звуки требуют сил
и окончания — враг
голос немел, дрожал
разум уже отпустил
я на перо нажал
я разорвал лист
текст оказался наг
злобный и жалобный свист
ветра поднял страницу
красный мазок лиц
вдруг очертил круг
и из моих рук
быстро исчез свет
быстро умолк звук

***

решись прочесть в своих глазах
мысли которые бьют с размаху
ресницы и веки страха
в искажаемых небесах

пусть точит глаза песчаный ветер
всем вам решительно наплевать
если слетает с петель вечер
и страшно идти спать

но когда отчаяние сварено вкрутую
и свистит давление в черепе
подсвистывают ему не в записи в телеке а вживую
губы которые сон крепят

я плачу от волосяных луковиц
я морщусь от кислых глазных яблок
в моём теле ещё вырабатывается сукровица
значит образ реально ярок

***

смена времён
короткие гудки
потом длинные гудки
потом сирена
тогда момент берёт грязной рукой за грудки

вечность век человек
существо временное
приходится жить по законам реальности
догмы вредят
догмы
догмы
сколько же можно орать
я не приду ни к кому с поклоном
отсосите
племенной яд

только впредь:
если ты не станешь ядовитым
противным на вкус
тебя проглотит глухой медведь

***

Время на вкус как плесень
кому-то нравится вкус плесени
и он стремится вкушать его реже чем может
кто-то слизывает время с чёрствого хлеба в землянке
пусть для тебя оно будет нежно-голубым
а не цвета старых водосточных труб
пусть ты выдумаешь себе новый вкус

станешь специей времени
украшением
которое просыпалось мимо
и путешествует другим путём

время растёт и раньше оно было не злым а милым
время растёт как и мы растём


Часть вторая

(Юпитер)

Как-то я забежал за одну из собственных гор
и увидел противостояние
этот взгляд мне не забыть
тишина наблюдения подавила хор малых
притихло движение
все задумались
спокойная мощь наблюдателя
он со смирением заметил блеск только с одной стороны
и не моргнув
отвернулся

***

Сильная неточность высказывания
это дезориентация бесформенности
способная утопить в чернилах
многоокого вора темы
который проходит пугливой тенью
по подожжённой с одного конца нитке
обрывая в начале пути существование
своего яйца как яйца кукушки
на незнакомом дереве леса правд

***

душа - оболочка тела
и когда на её дне лежит обглоданный
волками белого света
человек

ты
мне
скажи

стоп
отдышись

ты мне скажи
зачем душе нужны мышцы и сухожилия

ещё интереснее борьба вора и труса

шелкопряд
оказался краденый

и зачем мы живём -

не для того ли чтобы
поверх говна в шелках
поверх шёлка в говнах
в говёном шёлке
в шёлковом говне

когда с этим сталкиваешься
хочется взять автомат и стрелять во всех вокруг
смотря на великую конечность бытия
единственную правду
не позволяющую себя предать

***

всё что вас окружает
дело ваших
сложенных на коленях
рук

нервный голос будет
в глубоких снах
         по ночам
ещё очень долго спрашивать

не давая от страха
переводить дух
эхом всех времён с нижней полки

списки имён

***

Когда-нибудь я пройду по
священному лесу людей
каменные слёзы со щёк солью
печаль и боль никогда
слышишь
никогда не равны нулю

это знакомство с бескрайним полем
это небо
это моя волна
это свобода
      свободы
            воли
это стихи о нас

***

Люди движутся по городам,
Фразы движутся по проводам,
Насилие, секс и алкоголь;
Всё остальное делим на ноль.

Есть в революции важная соль:
В ней у тебя главная роль.
Жизнь поколения - это борьба
Духа и разума с телом раба.

Смерть поколения станет концом
Грязным рукам под чистым лицом.
Под дулом винтовки и лаем собак
Смерть - единственный стоящий враг.

***

прислуга расплескала апплодисменты
и безвкусица лезет в голову
это не тот момент
когда перегорает нерв
переполненный омертвев
героя как не было так и нет
ведь это тяжёлый труд
себя под небом терять
находить под солнцем
если стоишь на земле - называй её землёй
если ты в земле, то земля просто грунт
на последней войне будет нереально вырыть окоп так, чтобы он не был завален костями и прахом
и о последнем разорванном миной теле
никто не скажет
высоко забрался

***

когда ты роняешь день
и он разбиваясь вдребезги
тянет за собой бьющихся оземь людей
пока трезвый
беги
пока от каждой твоей ноги
не останется грязный след жизни
на дороге которую не выбирают

***

пустота стоит за плечами
как любимая женщина
с ребёнком от измены во чреве
это она недавно ручалась
не встречаться с волхвами в хлеве
наступило утро
мой пунктуальный лакей
и яблоко на компьютере
напоминает о каком-то грехе

***

в коробке старой однушки так узко
стены сдавило до оконной рамы
руки вывернуло так
что поневоле кусаешь локти
всё утонуло в рокоте кирпича
движении потолочных плит
из шахты на весь подъезд рыча
старый лифт двинулся
палец кнопка электрический ток
слышишь
звенит звонок
встать
каждый
каждый мой слог о том что просто
нечем дышать

в это время сквозь окно мне видно
как через кесарево лес рожает ядерный гриб осени
в которой всё пропало

***

в тот самый момент, когда
из окна ко мне протянулась рука
я шёл параллельно ему
идущих руки бьют по щекам
наказывая по уму

подошедший слишком близко рискует получить
не вечную любовь или даже
какой-то пиздёж о дружбе
он ведь должен был
я же говорил ему вчера
зарядить оружие

ты не слушаешь
это просто плохо
это так бессмысленно плохо
что когда я это понял
во мне что-то сдохло и завоняло
гнильём
которым теперь воняет всё чаще
из старых подземных переходов
особенно вылизанных
чистых памятников
эпохи тоннелей без метро

***

особенно тихо работает маятник
если его работа - вечность
в которой стояли памятники
назло

и как висельник
качаясь
возвращается в средоточие решимости
лезвие антикварных часов режет
междометие той руки
где один стал всем
всё
возвращаясь и возвращаясь

но я по-прежнему уверен
что только приложенная сила
раскручивает водоворот на выброс

***

вытяжка перерыва
с замиранием сердец
смотрят мягкие игрушки
на мимикрирующий синдром маятника
тело раскачивалось над горящими бензиновым светом лужами
им нравилось наблюдать за тем
что сегодня не случилось с ними
как-то между делом хлопнул выстрел
убили президента Российской Федерации
через два года произошла революция
по старому сценарию переполненные тюрьмы
стали выбрасывать споры лагерей
вы ли не знающие историю
поклонники ницше и шопенгауэра
молили об этом
не вы ли вскидывали руки
и покрывались крестами
синергия - это совсем другое
чем тупее ублюдок
тем правильнее его утверждение
поздравляю!
смерть празднует дни рождения

всё просто, дуально прямо
смерть собирает гормональный налог
когда твоя воля легла под сапог
твой бог это то что у тебя между ног

***

В океане
дрейфует танкер с глазами тех
за кем недосмотрел
иногда я кричу
тоните
рот волны из-за пены бел
обогнув пустую болванку
сваренных воедино трюмов
понимаю
это фантомный стук
ржавых стальных балок на дне
отдающийся в лобных долях

***

Всепросвечивающий снимающий мясо с костей
благодатный свет в потолок ударил и уволок
специально чтобы не разыграть никогда карты всех мастей
не завершить урок не заставить поток оторвать двигать вспять
безмоторный понтон наспех собранного моста
не развернуть руки не дать взглянуть
по сторонам собственного креста.

***

А вообще космическому всему
не мешает иногда как вода с сахаром
тянуть к исходу чем-то сладким
робко намекая что мол всё пока
в моей руке твоя рука
это только
а теперь время искусных слов в осадок
здесь могло бы быть что-то со сладок
но глупы описания конца как описание у бога
линии лица




Поэма Безвременья

Будущее - это не постоянная часть бытия.
Оно формируется из наших желаний и действий,
плетётся из идей.
Мы все рождаем идеи, но их действие на будущее не одинаково:
мысль сильных волей имеет большее влияние,
чем мысль бездуховных.





На троне царь,
Пока его народ на площадях,
Рты разевая, преклоняется
Пред тем, что ненавидит.

Вы вторите «Всю сласть народу», но так бывает:
Народы жгут до тла,
Чего не понимают.

Цари в ту пору - не помазанники бога,
А церковь грязною рукой марает
Лбы и уста всех тех, чья мысль с ней связалась,
Тех, кто свою хулу
На плечи праведных направил,
И тех, кто поругал бесчестных и жестоких -
Всех по обеим сторонам границы,
Что сами мы себе возводим:
Границы мести и закона,
Границы духа и служенья,
Что называем мы веками
Добром и Злом,
Из одного в другое не переливаясь
И не переливая,
Так легче, ведь у человека
Лишь две руки, в которых
Обе чаши пребывают
С появленья мысли.

Правитель тысячи земель и тысячи вассалов,
Служил народу царь самозабвенно.
Самозабвенней, чем народ служил ему.

Покоя та страна не знала,
Но лишь отчасти потому,
Что внешний враг давил границы.
Страну сжимало и рвало
Из-за того, что ей дано,
Что не отринуть, не исправить:
В народе каждый жаждал править.

Сто лет прошло с последних битв
С врагом и внутренним, и внешним.
Тогда считалось: кто победит,
Тот для истории безгрешен,
Но совесть в духе вечно бдит
И никого не пощадит.

О, разочарованье, когда бессовестен народ
И не боится укоренья того,
Что в вечности молчит!
На что надеяться тебе, коль нет доверия судьбе?
Когда, законов не боясь, с законом совести борясь
И попросту не замечая,
Как зверь, безумен и отчаян,
Кидается на всех со страху,
Не зная этому причин
Или придумывая сходу,
Зачем пурпурное вино
Добавить в штормовую воду

Власть строит новую тюрьму,
Когда народ не по уму,
(Но по чьему?)
И скоро в тюрьмах больше места,
Чем в городах на всю страну.
Не может нищий быть царём,
Бывает лишь наоборот.
Но не найдя громоотвод
Идёт на площади народ.
Найдётся пляшущая блядь
И будет толпы забавлять,
Чтоб за идею пострадать,
Под палки лихо подставляя
Рабов, что плачут без оков.

Суть искаженья такова,
Смысл времени таков.

Цари не лезут на арену,
Чтоб не увязнуть по колена
В крови, которой не отмыть.
Нельзя царю с народом быть,
Если народ не изменить.

Когда враньё со всех сторон,
И глушит колокольный звон
Те крики, что кричит реальность,
Сверкает молния,
Потом грохочет гром.
Последствия.
Фатальность.

Трагедия не в том.
Вот ветром у сухого шалаша срывает ветки,
Те падают в костёр -
Дождь и пожар.
Ночь. В темноте
И факел светел, и кинжал остёр.

Слова, бумаги, двери - всё сгорит,
Огонь в окраинах гудит
И ветра ждёт,
Но с сердцем вырванным
Боль не одна уйдёт.

Безумные всегда рычат,
И слабые всегда ворчат,
И их мычанья чёрный чад
И обо всех, и ни о ком.
По самой сути нет порядка в нём.
Порядок не застанет и меня,
Но пусть слова вне времени звучат -
Поэма об эпохе безвременья,
Которую встречают поколенья
И ублажают кровью и огнём.
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah