RSS / ВСЕ

|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «СТЕРХ ЗВУКОВОЙ»
|  Фестиваль "Поэзия со знаком плюс"
|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Олег Тэнгу

СЕРДЦЕ ВИОЛОНЧЕЛИ

24-10-2006 : редактор - Женя Риц





СЕРДЦЕ ВИОЛОНЧЕЛИ

(вторая тетрадь миниатюр)



*
Радостная
звонкая
искристая
смерть снега



*
Среди корабликов
в клеточку и линейку
мои игрушечные —
из трамвайного билета —
алые паруса



*
               ...Феллини разделил весь мир на рыжих (весёлых) и белых (грустных) клоунов

Выцветшие
весенние лица
Рассмеши, апельсин!



САТОРИ

Западает
левое веко, правое
что-то на лбу, на щеках, на губах

Западают, западают
тёплые капли дождя



*
Смотреть в глаза
но не мочь напиться
Трогать шепотом
но не находить слов
Прикладывать к ладони ладонь
но не доставать дна

Ты просишь музыки —
ближе к тебе
беру флажолет



*
В тебе образуется ямка
во мне поднимается горка...
Две половинки
песочных часов —
пересыпаемся



*
Твой плуг — борозды — от края до края, откраядокрая, тыгра-тыгра —
будто несётся сквозь ночь вагон
Пальцы — такие нежные и такие сильные —
твоё маленькое тельце в них птица летящая на спине
и конь не спускает глаз
Твои губы шёпот дождя

Каждое зёрнышко разверзшегося поля
по це ло ва но



*
Я начинаю рисовать тебя с волос
они спадают на плечи
спадают долу
спадают
спадают

ты снова получаешься
отвернувшейся



*
Тепло стружки в ладони
шорох страниц
прикосновение к бумаге...

Мы по очереди рождаемся деревьями
чтобы лучше друг друга
слышать



*
Растолкав жаворонков
со стороны Китая видел
нашествие листвы —
под кроватью
поджав хвост, разговаривает во сне
бумажный змей



*
Весенняя ночь
Мы похожи на аквариум
с целующимися рыбками

На наших боках
переливается луна



*
Как рвут на холсты
подрезанную ткань —
каждый раз
верую в Тебя
прощаю Тебя
благодарю Тебя

распятый на раме
для Твоих вдохновений



ПЕРВОБЫТНЫЕ ЧУВСТВА

От неба
отделяется лёгкая даль
больно, пристально — всматриваешься

Ветерок с моря
солёный, мурашечный, водорослистый — внюхиваешься

Берег — молчлив, одичавш —
к твоим шагам
каждой своей ракушкой — прислушивается...

...и — мурашки со всех сторон —
когда окунаешь в мылкую, хлюпкую воду — б-рррр —
белую зимнюю пятку



*
Уа, уа — вайкает первый прохожий
Уа, уа — мурлычет захожий кот
Двор сегодня — выстилка белого на одуванчиковом — для смотрения с неба —
пупырчатых как огурцы, в лётных трусах — пилотов верхних этажей...
Уа, уа — просыпается за мимино мимино
Уа, уа — на крышах
подхватывают голуби



1
Читать между строк
на фьюте птиц
и сюсю бабочек


2
Карманные расходы
Крохи
для небоглазых синиц



н
    о
       ч
          ь
ты провела во мне
          н
             а
                в
                   ы
линия горизонта
          л
             е
                т



*
Инопланетянином
всматриваюсь в весенние лица

Вот-вот вылупятся
глазастые бабочки



*
Словно пробегается едва касаясь по клавишам аккордеонист
перед тем как раздуть меха
провалиться в белое
провалиться в чёрное
вытащить из печи
все двенадцать лучей солнца
и одним махом — выбить из них на наковальне —
голоса птиц — так

ветерок ощупывает набухшие ветки
пересчитывает на пальцах
сколько будет курочек
а сколько —
петушков



*
Словно рыба против течения —
навстречу дождю
зевает
молодая листва



*
Примерил годы
с одной весной цветущего луга,
с одной жизнью бабочки-однодневки —
и испугался



*
Когда
твоя рука в одной ладони
все звёзды на небе — в другой



*
Лёд
сперва обжигает
Ощупайся слепцом —
по ту сторону льда,
с изнанки
оживляющего огня
слезы не бойся —
она не растопит
и не потушит



ДЕТСТВО

В отцовской московке
в стоптанных ботах
выйти ночью в сад —
и трястись от страха
пока не прыгнет жаба
пока заново
не заведётся сверчок
пока не признают за своего

И проснуться
только к обеду


*
Разрывными в сердце
твои воробьи
на грани капели



*
Беспомощен
как утренние облака



*
В провалы соловьиной гущи
Змеиным языком тянется
дымок костра



*
Старик на лавочке
тихонько прикрывает глаза
вздрагивает — чуть слышно —
от дуновения ветерка
от щадящих прикосновений памяти
от проникающих лучей
тёплого майского солнца

Ангел молча садится рядом —
по лицам обоих
пробегает улыбка

За полдень
под джаз-банд шмелей с разноцветными попками
в диких цветущих яблонях
и колокольчики детских голосов
они уходят

Навсегда



*
Друг к другу
всё подбираем слова

И входим без слов



*
Заспанным
выйти на зов молочника
в тёплое майское утро —
где — то там то сям — припали к веткам —
такие же
не проснувшиеся телята

Абрикосы дают молоко



*
Три человека в красном
повалили дерево
распилили на круги
и куда-то увезли

Из мятой травы
так ничего и не понявшие
пробуют подняться ветки

И пень —
словно закопали
по пояс человека
и ударили в бок
косой



*
Щёлочка зари
Вся нагая, в мурашках птиц
стоишь у окна



*
Гляжу дождь —
мечет глазастую икру
красная рыба туча



*
На голое тело
на босу душу
хожу по острому
краю дождя

Слева цветы
Справа пустыня



*
Ситчик в незабудках,
пыль-пыльца на босых ногах
Подобрала телега
с улыбающимися косарями —
нас чуток выдают
соломинки в твоих волосах



*
Полночи
мы подбирали ключ
к твоим замкам

так на пороге
у не запертых дверей
и уснули



*
Вынырнул из сна —
две рыбы в руках —
ухват и восвояси



*
Плотник любви
Рублю твоё лицо
твои плечи
твою птичку
ложусь в твое каноэ —
возьми меня
в отражение
своих звёзд



ТРИПТИХ

1
Рождённому под небом
одна забота —
стать на крыло

2
Блаженная боль
Это небо становится твердью
твоих крыльев

3
Среди птиц
в высоком небе
непослушная душа



*
Закатилась за речку
телега солнца

звёзды —
в норках небесных сверчков
зажигается свет

гладь воды

и месяц
наполовину вышит



*
Давно ушёл
последний речной трамвайчик
На звёздной пристани
одинокий
силуэт ангела



*
Тропы — круги на земле
И десятая пара сандалией —
возвращаться
к своим камням



ПОЕДАНИЕ ЦВЕТА

Лечо из красной ратунды
четыре
гигантских чёрных маслины
и пиала цвета индиго
белоснежного риса кохинор
на золотой соломке
под ворожбой чистых
загорелых рук



*
Изголовье из трав
Благодарным хворостом
сыплет бабочек в костёр
выкупает у звёзд
души цветов
ночь



*
Ночь. Балкон
С мачты парусника
слепо разглядываю город
над которым летит — и не возвращается — твоя звезда — будто голубь, обретший берег
Ты спишь — далеко-далеко-далеко...
От твоего дыхания дрожит пёрышко на подушке
и в стареньком приёмнике
тихонько рвёт душу Джо Кокер



*
Ветер В Волосах,
Танец Трепетной Птицы В Пыли...
Восемнадцатая Гроза —
Дерево Глядящее На Запад
шепчет «пора» —
нежданно
подпустила к себе
Пьющая На Коленях
Быстроногая Лань



*
Третьи петухи...
Лишь чешуя камней
выдаёт драконов
в старых храмах



*
Бьёт в бубен
новый день
Заглядываю в душу
отвожу ладонью острие листьев, стерегущих росу
сдерживаю оперение трав...
Хмельной наблюдатель —
утькает за спиной зяблик



*
Пять истоков левой
Пять рукавов правой

Что просишь ты —
милостыню?
или милость?

Что можешь дать —
океану?
ребёнку?
Будде?

Только душу и возьмёт —
небо
Только пепел и отдаст —
ветер

Носи свою воду
на коромыслах любви



*
Летнее утро
Гамак в тени ветвей,
зной птиц

И твоих снов — ладошка золотых рыбок

В ведре колодезной воды —
садом камней отразился
мой яблочный сад



*
Скрипка
со свёрнутым как у бабочки ртом,
безжалостные крылья — смычком
плашмя по лицу
по рёбрам
по заломанным пальцам
по сведённым коленкам

Фортепиано —
человек запрокидывает голову
играет руками и ногами
будто разворачивает трактор —
временами тот глохнет —
не выдерживая пауз
то там то сям из зала
белым вороном
взлетает аплодисмент

Антракт
Вынули души —
кровавые внутренности футляров
на столах гримёрных

Не могу представить
какое оно, сердце —
у виолончели



*
Сотканный из света
с голубкой на плече —
не спрашиваю, кто Ты



*
Что с неба примут за звезду? —
Зарево костра?
Или подле него
пылающую душу?



*
Осень набирает прозрачность
белит, распинает на пяльцах ткань
и однажды утром, на выдохе
дождь пронизывает



*
Лезвие битвы —
не порезаться
о сложенные грани
добра и зла


*
Солнечный луч —
будто моя маленькая мама
трогает глазики, щёчки, носик
В детском смехе
её голос
разноцветными колокольчиками
Пахнут молоком, листвой
и отцовскими поцелуями
её пальцы
Золотая осень


*
Часами стою у ясеня
в поисках вопроса
в поисках ответа

Ясень
зашил себе ветками рот тссс тссс
упрятал в корявые плечи ухо
знает, желтобровый — временами
слова словно зубья пилы
листья чисто тонущие зубы
акулы-осени



*
Осень — корабль

Винтами
стрелки часов
тик-так, тик-так —
падает, падает лист

Не помещаются, выскакивают из воды
дельфины человеческие
чувства

Влюблённые
всё больше молчат



*
Началось —
листья под ногами —
заводные черепашки
улепётывающие в Синь
Эти вороны не зря
всю зиму вертелись на ветках
откладывали яйца



*
Днём — Индийский
ночью не спится — Тихий
чуть свет — Северно-Ледовитый
Океан Листвы

И «слезы — покатом —
больше глаз Человеческих
и звёзд
Атлантических...»*

          * - М. Цветаева



*
Золотые рыбки
побеждающие в нас смерть —
под молоками первого снега
судороги влюблённых —
нерест кленово-осиновых



*
Неистовый
ливень листопада —
на пике, на дыбе
твой шёпот «помилуй, любимый» —
там, за сердцем —
вместо горячих ладоней
ледяным провалом
ощущение
места для крыльев
(занавес)

Непроданными билетами
жёлтая сыпь за окном...



*
Мысль длиною в полкило размоченных в чае сухариков



*
Небо без края
Мне бы силу облака
растаявшего бесследно



*
Осторожно
будто ёлочные игрушки
выкладываю на весы
будто расставляю фигуры
заиндевевшую хурму
будто золотых рыбок
бережно несу
будто любимый
любимой



*
У икон
сияние живых цветов

Срежь меня, Господи,
послужить



*
Разговелся
обрил золотую бороду октябрь

Или —
постриг осени?



ТЕАТР СЮР

Осень-копуша
Листик к листику —
сидит — чего-то там складывает
приставляет
приделывает
сопит, улыбается, сердится
сама с собою
тешится, чешется
А из-за занавеса
то белое коленко
то рожица — хихи до ушей
мнётся
катает губы
стращает зрачками
кланяется тихонько
то идёт то не идёт
никак не родит
клуша-зима



*
Равновеликие
женщина — в своей слабости
мужчина — в своей женщине



*
Чёрные провалы —
зрачки твоих глаз
словно сопла истребителей
с вертикальным взлётом —
в них разгорается огонь
камина

Я узнаю тебя
И летаю во сне



*
Над алтарём
раздвоенный дымок
сандаловой палочки — коброй
слизываю с чешуй щёк
горячие капли дождя
ищу тебя, Матушка

собираю крупицы
крохи
зёрнышки

кротости
прощения
любви



*
Осень
Не моргая
смотрю в глаза дождя
цвета индиго



*
Нищие собаки
и породистые псы
Живущие днём сегодняшним
и уверенные в завтрашнем
Скулящие под дождём
и спящие на кроватях

Сострадай всякому
грехопадению волка



*
Нищему с собакой
покупаю батон
пёс облизывается
нищий говорит «на двоих»



*
С осени уснувшая между рамами
божья коровка
Красная кнопочка грусти



*
Ты похож на пустой дом
с разлитой по полу луной,
с голой не моргающей куклой, сидящей в углу —
дом, полный спутавшихся звуков
всего что мы не сказали друг другу
глазами и шёпотом...

Когда одинок, когда умираешь
ты похож на пустой дом



*
Охотничий домик
Ты вышел за дровами от которых
лишь пепел



МЕДИТАЦИЯ

Как оливку
распробовать смерть
Хотеть её как женщину
что любил до седин
но ни разу не прикоснулся

Выносить жизнь,
умереть с косточкой



*
Свет быстрее звука
Вначале было словно
рыбы не мы



*
Коль стану прозрачным
быть мне до поры
и полуголым — вычтут
из обмундирования перьев —
скажут, полжизни ходил над пропастью
по спинам ангелов



ПРЕДВКУШЕНИЕ

Будто новенький томик стихов
скрипит, разнимаемый на двое
вилок капусты



*
Часы с годами
всё больше походят на мышь

аппетитом
сердцебиением
цепкостью лапок



*
Стою не дыша
пронзённый
светом тысячи окон —
проходящий поезд
жизнь



*
Рани рвань
Ощущение замедленной съёмки — падают
тарковские листья...
Перекур...
Из тумана
высунул мокрый нос
паранджанов телёнок солнца



1
Листья тонут, ложатся на дно...
случайными мазками
морской кот
морская собака
морские голуби

Не вписывается в пейзаж
небритый дворник


2
Днища айсбергов — облака

Из плавающих в этих краях
здесь лишь рыба-ворон
треска-воробей
да стайка синичек

И эхо — от махин
надвигающихся
белобровых китов


3
Осенний парк
по Морю Дождей
задумчивый луноход —
девушка с коляской



*
Ночные окаменелости
Пальцами навылет
лоб



*
Свет в конце тоннеля —
кайся, червячок!



*
Осенняя ночь
Цепляется завитками
сыпется сквозь пальцы
шорох твоих волос



*
Весь перебит
кленовыми тузами
в утреннем парке
Простофиля — говорю себе — просто филин какой-то —
прошляпил осень
Продираю глаза — на тени храмов в лесах
уже легли кресты

уже выела Синь
осиновая черва

уже — колокольчиками в бубнах —
тронулись на ветру
листья берёз

Девочка-цыганка
что нагадаешь ты?
неужто снова
горячень под сердцем
да всенощную дорог



*
Осень берёт за живое
рвёт на жёлтые клочки
и бросает прохожим в лица

Выкрашу в небо сермягу
смирительных рубах



*
Ты придаешь ей форму
ты даёшь ей имена
ты хранишь в ней монетки из детства
и сердца фараонов

Человек —
когда-нибудь и тебя
пропустят через пальцы
бросят на круг
вынут середину
и продадут

Как горшок



*
Сын человеческий
Тихонько
рычу по ночам



*
Намолол корицы
Осторожно, словно порохом
напополам с сахаром
набиваю сердцевину
будущих печёных яблок



*
Кадило в рукавах заката,
осенние сумерки...

Коротка молитвенная ночь —
пустыми гнёздами жар-птиц
выгоревшие лампадки



*
Чулан детства
Драконы и лошади
на марках монгол шуудан
Глобус на ниточке,
оклеенный битыми зеркалами
Пластинок китовый ус
на один — алмазный — зуб
вертушки с заветным классом ноль-ноль
Шкура футбольного мяча
с так и не перешитой камерой
Самодельные трубы для звёзд —
с окулярами от школьных микроскопов...

И пружинки чёрно-белых фотоплёнок —
будто заводные механизмы часов
которым больше некуда
идти



*
Осторожно —
словно котёнок лапкой
трогает землю
первый снег
Под коркой засахарившихся луж
сосут лапы мохнатые души деревьев
Примеряет дырочки рождественской флейты
небесный олух



*
Белое чудо! — говорят
Никто не замечает
как скрывая тошноту
кувыркаются
кувыркаются
кувыркаются циркачи
снежинки



*
Любовь — сообщающиеся сосуды
учимся вместе радоваться снегу

Снегу, занёсшему куда-то
все пути сообщения



*
Худенькая рубашонка — а уже греет
Просто от того что ты есть
сердцу тепло



*
Снежинки улыбаются
кружатся вокруг
заглядывают в глаза...
Но стоит
не подобрать к тебе слов —
и они отворачиваются, поворачиваются задом —
жаль, у них нет хвостиков
тогда сразу можно было бы почувствовать
как оказываешься последним во всей вселенной
в самой «длинной очереди
за счастьем»*

          * - Арво Метс



*
Насыпал
на окно семечек
думаю о тебе
Зёрнышко за зёрнышком
таскают синицы



*
Вечерний снег
Дымчатый чай,
кунжутная халва с фисташками
Тебе, белочке —
под цвет глаз, под тонкие пальчики —
изумрудные орешки
Мне — пахнущий твоими волосами рассыпчатый сим-сим
и на ушко «сезам, откройся»



*
Бывает
в доме кончается чай
Завариваю травы —
медитативное сено —
меняю веки Бодхидхармы
на коровьи ресницы



*
Пройдясь пальцами
беззвучно — словно ноту
берёшь с полки книгу
и тайно изучаешь
её устройство



*
Ночной вагон — покачивает — вверх-вниз, из сторону в сторону
и секунды — свободного падения, провалов в детство —
будто тычется в мамкин бок телёнок
пока не поймает
грудь



*
Новогодние огни
Тихонечко дыши —
преврати для любимой снег
в алмазную россыпь



*
День варенья
В прихожей — таянье снега:
флотилия детских ботиночек,
мои бразильские боты
и четырёхпалубными кораблями —
твои весёлые сапожки

Сыграем, когда уляжется малышня,
в морской бой?



*
Снег — васильковая кровь —
босоногий принц
с перешёптывающейся
босоногой же свитой



*
Пахнет праздничным снегом
и найденным в ветках
оттаявшим птичьим гнёздом,
глубже — сосущим лапу медведем
и беличьим носиком —
наряжаем ёлку...

Цветные шары —
полные надежд сиськи
кормящей суки зимы



*
Среди зимы
ручьи
в твоём лесу

И незабудки
тайных поцелуев



*
Отрежешь от сердца
весёлого хлеба
с ходящей по углям коркой
Сперва
он не покажет тебе
всех своих дырочек
Намажешь розовым вареньем —
протечёт



ПИКАССО

Огранить
взять воды твоих волос на карандаш
и плыть
забившись черепахой
в углы твоих губ
твоих рук
твоих ног



blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah