РАБОЧИЙ СТОЛ

СПИСОК АВТОРОВ

Леонид Китайник

Огоньки

28-10-2020 : редактор - Женя Риц





Огоньки

Цветы магнолий и глициний
И сладкий след на языке,
Где прячет купол темносиний
Планету в дальнем уголке,
Отстраиваются проулки
Под иммигрантский съем квартир,
И в тишине ночной прогулки
Расцвечен огоньками мир.
То раскаленнее, то глуше,
То ласковей, то в непродых,
И в чьих-то утомленных душах,
И в чьих-то душах молодых.



Бунт фонарей

Вот если бы фонарики, плафоны
со стен, из фар, со столбиков снялись,
чтоб роем желто-белым и бессонным
бесчинствовать среди ночных кулис.

Кусты во тьме. Асфальт зияет черный.
Автомобили движутся на слух.
А в вышине мерцает непокорно
сбежавший, легкий, золотистый пух.



Огни в саду

Как славно газоны и ярусы крон
играют с огнями в саду:
вот яркая ветка, вот куст освещен,
а вот затемненный редут.

То в тусклом свеченье витая кора,
то рядом коричневый мрак,
кулисы, просценки, обманов пора -
театра ночной бивуак.



Янтарный рой

Раздумий полночных ватага
устало шныряет во мне.
Привычным ускоренным шагом
иду средь бессонных огней:

фонарики, брошки и плошки,
янтарный и матовый рой
то нитью бегут вдоль дорожки,
то реют воздушной игрой.

Одни - воплощенья уюта;
другие, как праздничный зуд,
застывшие искры салюта
на мачтах высоких несут.



В саду меж соснами

Как теплоходы у причала,
в саду меж соснами дома.
Над ними ночь недомолчала
и фонарей страшится тьма.

И запоздалой джакарандой,
сквозь поредевшую листву,
из окон светятся гирлянды,
готовя встречу Рождеству.



После заката

Опять полосой желтоватой
в последнем свеченье заката
стоят на пригорке стволы,

и в темно-зеленых ливреях
построились сосны в аллеях
прислугой сгустившейся мглы,

и лампа бессменной планеты
в лучах бирюзового света
сверкает сквозь рябь облаков,

и улиц ночные волокна
украсили блестками окна
и бисерный блеск огоньков.



Ночные трассы

В темном небе рокот многократный;
заслоняя звездную лозу,
лайнеров мигающие пятна
пассажиров с грузами везут.

Этот звук, зовущий на просторы,
за пределы лени и обид,
красным и зеленым светофором
радость и опасности сулит.

Этот звук, манящий и далекий,
прочертил полночные пути,
с запада, и юга, и востока
взлеты и посадки возвестив.



Над аллеей

От холода еще белее
в стеклянных колбах огоньки,
и над полночною аллеей,
по руслу аспидной реки,
сквозь тускло брезжащие гроты,
где зеленеет пыль времен,
плывут лодчонки-самолеты,
и держат сосны небосклон.



Вечерняя прогулка холодной осенью

Холодная осень, по здешним понятьям,
где, легкую куртку накинув на платье,
и в шортах бессменных чуть ниже колен,
бредем вдоль вечерних подсвеченных стен.

Вверху, в пирамидах кленовых и хвойных
с верхушками шепчется сумрак спокойный,
а ниже, янтарной личинкой горя,
под кроной склонился торшер фонаря.

В кустах огоньки веселее и мельче -
глядим, позабыв о невзгодах и желчи,
и плеск бытия на ходу перед сном
с рассудком сверяет шагов метроном.



Шестнадцать по Цельсию

Шестнадцать по Цельсию. Вечер.
Уже возмужавший январь
сквозь темно-секвойное вече
глядит на бессонный фонарь.

Затихли кусты, тротуары,
вращаются шины, шурша.
Пасутся построек отары.
И что-то бормочет душа.


 
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah





Cбор средств на оплату хостинга
ЮMoney (Яндекс.Деньги) | Paypal

πτ 18+
(ↄ) 1999–2021 Полутона