RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Елизавета Трофимова
|  Новый автор - Владислав Колчигин
|  Новый автор - Алина Данилова
|  Новый автор - Екатерина Писарева
|  Новый автор - Владислав Декалов
|  Новый автор - Анастасия Белоусова
|  Новый автор - Михаил Левантовский
|  Новый автор - Алексей Упшинский
|  Новый автор - Настя Запоева
|  Новый автор - Светлана Богданова
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Елена Глазова

невозможность поэзии

30-10-2018 : редактор - Тимофей Дунченко





***

"невозможность поэзии
есть всего лишь ощущение"
все персонажи развернуты
поворачиваются затылками
будто у них нет лиц
приглядеться повнимательней -
кажется, это школьницы
на каком-то кастинге
они все повернуты к двери
откуда видимо появится агент
продюсер или будущий спонсор
каждая из них готовится
урвать свой шанс
намалеванный яркими красками
в воображении
бедра развернуты
разведены углом 90%
кто это пророк
сейчас он явится из-за угла
коридор за дверью ярко-желтый
вот он входит
это первый герой с лицом
но погодите, это ненастоящее лицо
голова аристотеля
и его хламида
курчавая борода философа
кто этот человек
с поступью правителя
девочки притупляют взоры
некоторые из них слегка
поворачиваются в нашу сторону
мы впервые видим часть их лиц
слезы блестят на глазах
от перевозбуждения
вот наконец
что-то может начаться


***

белоснежка заболела
взяла больничный
пришлось замещать ее гиноидом
хорошей имитацией
гиноид хорошо справился с ролью
никто ничего не заметил
мачеха довольна
отравив гиноида фруктом
гиноид прилежно изображал жертву
в стеклянном гробу
в коматозной позе
семь карликов
или семь детей
смутно торчат у гроба
только принц пронюхал что
белоснежка ненастоящая
у гиноида не хватило лубриканта
на слюнные железы
принц развернулся
и поскакал прочь
это неправильная сказка
гиноид заревел в гробу
на слезные оттоки лубриканта хватило
белоснежка наблюдавшая за онлайн-трансляцией
побежала через лес с температурой
нельзя же упускать свой единственный шанс
надо постараться вернуть этого принца
бежала закутанная в полушубок
в сумерках егерь
принял ее за животное
и пристрелил
белоснежка вскрикнула
и упала
алый алый снег
вокруг настоящей белоснежки
собрались все звери леса
карлики или дети
егерь
и даже рыдающий принц
все же вернувшийся
гиноида закоротило в гробу
белоснежка кровит
белоснежка умирает
снег в ее крови
последнее желание -
фотокамера полароид
камеру приносит злая мачеха
белоснежка делает последние
автоснимки перед смертью
почему такой архаизм как полароид?
потому что полароид это всегда оригинал
нет ни негатива ни копий


***

мертвая мэрилин
пьет из горла
колеблясь на волнах
трупные пятна на ее щеках
голубоватые переливы
"однако, хороша"
говорит фэшн-фотограф
и щелкает вспышкой
пока она весело глядит
зачесанный пергидроль
белые волны назад
по простыням
"держусь,
пока еще ничего"
пока не налетят поклонники
и стервятники из прессы
это все терпимо
волны набегают неспешно
бутылка шампанского
в гниющей роскошной руке
"наслаждаюсь последним моментом"
говорит она
ведь так приятно быть объектом
кокетливо отдергивает простыню
"ах-ах" шепчет фотограф
"это же целое состояние"
да, милый
целое состояние
на культе некрофилов
вот они хорошенькие
свежевыглаженные
в смокингах и бабочках
движутся с берега
это триумфальная процессия
"началось"
говорит она
и улыбка пропадает
визги чаек над головой
наступает час прилива


***

расскажите историю литературы
глазами эрегированного гамадрила
как животное смотрит в книгу
"это рассказы для животных
пересиливших свою сексуальность"
скажет голова писательницы с хвостом
пролетающая по кривой мимо
кажется нобелевской лауреатки
но для начала вокруг
все покрыто черной дымкой
откуда появляется гамадрил
хотя из дыма сначала проступает красное
вроде направления его мысли
очень харизматичное животное
скажете вы
и занятие весьма достойное
черный дым
озарение гамадрила
картинки в школьной хрестоматии
вскоре он приобретет осознанность
"так я чувствовал всю силу литературы"
говорит атомный писатель с бородой
о подростковых эротических переживаниях
гамадрил одумался
вектор приобретает заданность
дальнейшее происходит уже не впотьмах
"они вышли из пещер и смешались с нами"


***

"никакого мифа
никакого бога"
круги вечного животного
возвращающегося к себе самому
"описание взрыва в пустыне"
красный песок
поднимается в воздух
и распускается
невероятно растущей астрой
кристаллом убийства нарратива
красные осколки сияют на солнце
повествование = заблуждение
в песочных руинах
содрогающееся тело текста
раненный пожирает самое себя
перекатывается
уходит глубже в песок
"убийство на фоне чистоты"
золоченый воздух дышит
стенает над поверженным
притворившимся мертвым
с таким же фейковым воскрешением


***

красные и черные коридоры
ведущие вверх как черви
внутри клуба "ректум"
с мигающим освещением
с выскакивающими
на разных уровнях упырями
дойдя до самого верха
мы остолбенели
это была площадка без крыши
с абсурдными перекрытиями
разной высоты
в помещении
с ассиметричными стенами
похожем на обрубок
коробки для конфет
происходило дальнейшее
червь проползал доверху
разгрызал коробку
картон крошился по краям
наполняя площадку видом опилок
закоридорное пространство
отталкивало нас
мы зеркалили поверхность
выходили наружу
но не могли попасть в закоридор
"коридорные черви такие умные"
говорил нам владелец
поживите тут с несколько лет
найчите пролезать на другой уровень
"станете червями уровнем повыше"


***

"из того слоя существования
где всякое слово уничтожено"
вдруг всплывало слово
но было ли оно человеческим?
в священных одеяниях
алчущий крови агонизирующих зверей
"одержимый неуемной жаждой сырой плоти"
в священнодействе потрясая кадилом
орудуя ритуальным ножом
произносил он некие заклинания
неявные выкрикивания
выплевывая нараспев
из магмы увязшей
в жажде удовлетворения
просачивались слова
липкие трескучие
слова ритуального ножа (...)
слова как насекомые
разлетающиеся от трупа
слова резкие как
запах аммиака
слова искусственного языка
рожденного скрещением диалектов
и языка чисел XIII века
нанесенные на таблицы
получаемые при помощи стрелок
и тягомотных алгоритмов
таково было это слово
тяжкое, искусственное (...)
вот и все чего они были достойны


***

пока искусство смотрит на жизнь
в широко распахнутый анус
жизнь теребит ногами
норовит соскочить
искусство терпеливо
старается мягко увещевать
пока задирает подол
(...)
когда жизнь смотрит на искусство
ей становится стыдно
перед ней пляшет
неопрятный
с испитой физиономией
дурно накрашенный трансвестит


***

"правосудие" это маленькая черная девочка
голая с завязанными глазами
завоеватели держат ее
за обе руки
правая рука поднята солдатом вверх
левая рука опущена вниз
руки цвета хаки
крепко держат
пока она не вырастет
и не станет "женщиной алжира"
образца 1960 года
для фотоснимка в полдень
солнце слепит глаза
девочка уменьшается
становится юркой как змея
выскальзывает из рук солдат
рассыпается на черные капли
протекает через песок
вытекает на другой стороне стены
собирается обратно по частям
встает слегка мигающая
маленькая черная девочка
светится на солнце
все еще голая
но без повязки на глазах
разводит руками
кажется теперь
она называется "свобода"


***

радио-волны захватили насекомые
это радио эсхатологии
сутки напролет распевают песни
эсхатологических мифов
жужжат и пищат
пиликают телеграфигуют
гимны эсхатологического
насекомого воинства
радио насекомых не знает пощады
врывается в ушные раковины и стонет
вырубает автомобилистов
и постовых на перекрестках
кровь сворачивается насекомьим ядом
безжалостное невидимое шествие
вопиёт о неизбежном и призываeт
армия насекомого стяжательства
стыд-стыд-стыд
за попранное сладострастие
имаго-субимаго бьют по щекам
кара хитиновых крыльев
птеростигма смотрит внимательным взглядом
птеростигма восходит над городом
как гарантия длительного полета
гасит вредные колебания
аппарат никогда не разрушится
радио насекомых в полете вечно


***

"великие творцы"
набухшие младенцы
с громадными фаллами
в розово-голубых потеках
пухлые ручки
в слоях плоти
каждый держится
за разбухший фалл
сидят головами
в разные стороны
каждый занят
своим фаллом
детки-творцы играются
каждый в свою игрушку
сидя на длинном постаменте
их фаллы как компасы
развития художественной мысли
капризные младенцы
они никого не видят
их не оторвать
и не прогнать
пока не явится
убедительная рука
и не сгонит крошек с возвышения


***

"нечего бояться кроме страха"
подытожил он
будучи молодым тюфяком
написавшим 2 книжки
в фургоне штрафного отделения
в 2-месячном заточении
в продолжение алжирской войны
"теперь он жил а не анализировал"
что впрочем мало проясняет
из потока текстов
произведенного
в рамках контекстной рекламы
на каждую новую строку
выбегал новый линк
очень скоро эта система
оказалась пригодной
для эпистолярных шаблонов
выдаваемых механическим стенографом
лучше подходящего
для иссушающего
климата этой широты
"так они забыли о нем"
и не вспоминали долгое время
после окончания войны


***

резиновые люди для тестов
падают в пропасть
резиновые люди летят с неба
некоторое время орут в воздухе
потом оседлают на дне пропасти
их все больше и больше
скорость увеличивается
люди для тестов
продожают лежать и колыхаться
пытаясь постичь свою резиновость
люди для теста градом падают вниз
сначала по одному
потом сразу кучей
гора резиновых людей растет
почти достает до неба
скоро им некуда больше будет падать
вылетая с неба
приземляясь на небе
резиновые люди продолжают
трепыхаться как желе
теста на прочность
они еще падают
когда наползают титры
титры загораживают действо
бесконечные титры
затрудняют просмотр


***

невесты дракулы
в красно-розовых разводах
довольно винтажный пинап
с раздвоенными лицами
стекающими жидкостями
белыми перелинами пены на лицах
первая невеста
с двумя ртами
загораживается рукой
ее очарование в наивности
вторая невеста
с испитым лицом
задранным кверху
третья невеста
возвышается в экстазе
ее платье покрывает всех
четвертая невеста
думает о том
как хорошо получился селфи
и выглядят ли они
достаточно привлекательно
она ходила на курсы
и читала специальные материалы
это продуманный маркетинг
скоро должен дать плоды


***

русалка отдает свой голос
чтобы избавиться от хвоста
и тут ей ножом отрезает ноги
принц не очарован
он не привык смотреть на калек
русалка на кресле-каталке
с ножами вместо ручек
принц глядит на русалку как на насекомое
родные с морского дна отворачиваются
сестры со спутанными волосами
в недоумении глядят на культи
сестры совещаются и продают свои волосы
за острый нож, острее прежнего
"убей принца, попади прямо в сердце
и станешь такой как мы"
говорят они но русалка и в этом сомневается
бесчувственный принц глядит с отвращением
во сне он совсем бесстрастен
русалка берет нож и вонзает ему в грудную клетку
но попадает мимо сердца
принц стенает, кровит и все никак не может умереть
его увозят в королевский госпиталь
русалку схватывает королевская стража
ей собираются отрубить голову
принца зашивают, он еще подтекает, но выживет
русалку привозят на плаху
перед вознесением топора она глядит в толпу
и не находит никакой поддержки
когда топор уже занесен
русалка начинает плакать
через 2 секунды от нее остается только лужа
это слезы со слабым привкусом крови
не остается даже души
могущей попасть в ад или рай
это была аномалия
придворные не готовы смириться с таким открытием
и предпочитают все забыть
очень скоро не остается и мокрого места

 
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah