РАБОЧИЙ СТОЛ

СПИСОК АВТОРОВ

Олег Асиновский

О ЦВЕТАХ (2)

31-10-2013 : редактор - Василий Бородин





(окончание.
начало см. http://polutona.ru/?show=1011152601)


V. КАРТИНА
О СМИРЕНИИ

(огурец, одуванчик, олеандр, омела, орех, орхидея, пальма, папоротник, пион, пихта, плющ, подснежник, подсолнух, пшеница, рожковое дерево, роза, ромашка, сикомора, сирень, слива, смоковница, сосна, стрелиция, тмин, трава, тубероза, тысячелистник, тюльпан, фиалка О СМИРЕНИИ)


огурец о смирении и о вечной быстротечности

богоматерью был
взят сын
от отца
и отдал
своего ей
ребёнка отец
и сама как ребёнок
мама который
под небесами
как мёртвая мама
а на небесах
как живая она
и солнце стоит
у неё на пути
и в солнечный луч
входит иисус
и невидимый свет
от сына в луче
как пустыня куда
мария вошла
и вслед за марией
отец в пустыню
войдя как в христа
убивает себя
и мёртвому вдруг
ребёнок отцу
как бы случайно
то тайно то явно
является и
не смущает души
отца сын
встречаясь с ним
а с душой
встречается без него
как её
к маме любовь


одуванчик о смирении и о божественном благословении

душа от христа
отлетает туда
где до неё
не был христос
и звезды в её
ярких глазах
а в небесах
столбик души
как солнце стоит
и небесная твердь
на землю с небес
как птица летит
а земная
в небо как стая
маленьких птиц
поднимается ввысь
а одна из них
будет потом
иисусом христом
а ему отцом
не та а другая
самая из стаи
маленькая как мама


олеандр о смирении и о тайне любви

марию любя
сын как себя
любит ещё
как чужую её
и счастлив с чужой
мамой христос
с ней как с собой
а не с отцом
и в сердце отца
дева христа
в сердце нет
а дева есть
и ночью и днём
с ребёнком не он
и не она
а тело душа
а ночи и дни
как плоти цветы
ребёнка а души
цветов в иисусе
а младенец в душе
своей как в цветке
то в этом то в том
третьем сороковом
уже такой
как отец свой
и колеблется как любовь
между девой отцом
а в девятом
сам себе мама
и как сердце отца
там останавливается


омела о смирении и о бессмертии

мало душе
надо в конце
света от
девы с христом
а дева и сын
с ней одни
в последнюю ночь
и день её
а не с отцом
и делает над
девой душа
круг и другой
а иисус христос
и девять и три
младенец кружит
и сорок раз
над собой сам
и в каждом кругу
у христа по отцу
и рядом с одним
богоматерь из них
и выводит она
к ребёнку отца
из сонма отцов
его одного
и под кров
берёт свой


орех о смирении и о плодородии

девять и сорок
тел у него
и три души
у святаго духа
а сам как разлука
тела с душой
на свете том
как встреча
на свете этом
невечернем
и девять и три
встреч впереди
и сорок у
святого духа
с ребёнком иисусом
а потом с не христом
а с его отцом
который тоже
ещё ребёнок
расставаний
тайных и явных
хотя и желанных
как мама


орхидея о смирении и о нежности

под облаками
чёрная птаха
как стая летит
алых птиц
а из стаи одна
как даль черна
а остальные остановились
алые птицы
рядом с марией
и на свете том
дева ждёт
младенца с отцом
и того и другого
и снова готова
мама зачать
ребёнка себе
который уже
у неё есть
а в новорождённом
её ребёнке
в иисусе христе
кочует отец
от иисуса к ней
и родила
на пути в небеса
мария христа
и зависит душа
от сына отца
и путешествует
иисус по свету
этому в душе
не своей а отцовской
как дева с ребёнком
и девять и сорок
и три дня
и бежит от себя
сын а сам
неподвижен как страсть
от любви и как мать


пальма о смирении и о небесной славе

впервые отец
был где
его душа
ещё не была
и отсутствовал день
и вернулся к душе
и провёл с душой
он ночь
и не отпускал
отец от себя
душу свою
а душа в никуда
отпускала отца
к иисусу христу
и к маме христа
и обратно ждала
сжимаясь от счастья
как ангел от страха


папоротник о смирении и о чистоте

дева мария
как небо а птицы
поют как сердца
иисуса отца
духу в крылах
и в клювах его
как будто в её
душе а душа
девы представ
пред духом святым
как туча горит
неподвижно стоит
при жизни души
а после жизни
входит в марию
а от ветра в огне
свет а во тьме
как сумрачный лес
дух а отец
и сын как цветы
и ни души
в духе святом
а иисус с отцом
к лицу лицо
в нём а у самого
от христа от отца
лик а душа
не от них а своя
как ты у меня
а они как три дня
и сорок и девять
цветов невечерних
до воскресенья
а после него
слёз что оно
вновь не придёт
как ребёнок с отцом
а только любовь
за мной и тобой


пион о смирении и о прекрасной любви

от христа
его душа
ещё далека
а тело уже
встретилось с ней
и разверзлись в душе
небеса и сошла
в бездну вместе
с телом а в бездне
ласкает сын
отца и марию
и под ласками сына
стоят как цветы
дева с отцом
над бездной в нём
и сердце в груди
младенца стучит
и сбиваются в стайки
девы отца
сердца в небесах
сердце и сердце
на тверди небесной
а между сердец
дева отец
как дети в траве
и не сын христос
марии с отцом
а травы и цветов
а девы отца
тело душа
тени христа
на траве и цветах
и как ветер душа
младенца а сам
как дуновение
иисус ветра
на душу и тело
бегущие в бездну
цветущую в небе
минуя девять
и сорок и три
родин чужбин
чтобы спастись
от плоти души
и вновь обрести
не любовь а черты
от любви а свои
лик и глаза
от марии отца
а от сына печаль


пихта о смирении и о жизни на небесах

плещется сын
в реке а с ним
мать и отец
купаются в ней
и на одно
мама с отцом
лицо на том
свете с иисусом
а на этом с духом
а на берегу
как ягода дух
как берег висит
на ветке реки
и как завязь святаго
духа душа
иисуса христа
а его плоть
как бесплодный цветок
в котором любовь
а богородица с отцом
как боль от неё
и зов за собой


платан о смирении и о милосердии

воскресает и строит
там жизнь
отца и марии
заново сын
и спасает христос
маму с отцом
а плоть и душа
спасённых сойдя
с небес на иисуса
уже не вернутся
на небеса
как вода
а если не так
и живых не спасти
сыну они
тело душа
младенца вода
а младенец ковчег
а дева отец
спасаются в нём
от себя как на том
свете христа
тело душа


плющ о смирении и о сердце

в конце света
прибавленье в семействе
у девы с младенцем
а в начале конца
у богоматери и отца
и встречается сын
с настоящим своим
и прощается с ним
и в прошлое он
с богородицей и отцом
входит своё
а в прошлом глубоком
святой над христом
носится дух
и в дом к отцу
стучатся крыла
святаго духа
и к маме иисуса
а мать и отец
стоят у дверей
как соловей
и соловьиха
около сына
и поёт соловья
плоть а душа
над девой с ребёнком
как эхо несётся
а небо как остров
на острове дух
святой а внизу
как материк
душа во плоти
отца а мария
сыну
строит ковчег
глубокий как лес
чтобы исчез
вошёл и спел
только себе


подснежник о смирении и о надежде

не оставляет
дева себя
наедине
с касаньем своей
плоти душой
осторожным как кровь
в которой плывёт
как в лодке христос
и не душа
у младенца христа
и не плоть у него
а лодка в ладье
он и отец
чёрные как
над ладьёй небеса
богородица на
тверди небесной
а по лествице к деве
иисуса отца
души тела
взбираются из
алой ладьи
и у мамы в груди
рёбёнок с отцом
и ночью и днём
хорош собой
христос и душой
и телом своим
под сердцем марии
как лествица сын
и отец перед ним
в предвкушеньи любви
и в сомнении и
в утешение сыну
как дева мария


подсолнух о смирении и о солнечном свете

деве судьба
терпеть от христа
и от духа святаго
муку и радость
как будто рассталась
с телом душой
и встретилась вновь
и воскресла но
не навсегда
как тело душа
в день суда
а деве судьба
известна христа
и всполохи от
ребёнка на том
свете на этом
свет от младенца
а от духа святаго
туча над мамой
а из тучи как ангелы
лучики счастья
а иисус как стая
на страшном суде
ангелов на лице
на девятый день
сороковой и третий
своём небесном
как огнь трепещет
а иисус христос
и дух святой
как языки
пламени из
тела души
девы марии
а в огне
как агнец отец
а над отцом
как ангел огонь
ангелов рать
от мамы христа
на девятый и на
третий сороковой
день от неё
навеки вон
на небо и под
небесную твердь
как конь блед
с богородицей в седле
с христом на плече
и отцом в душе
и никого на земле
и ниоткуда ясность
что будет не страшно


пшеница о смирении и о пробуждении после смерти

они нагие
сын и мария
и прижимается
сын к маме
своими телами
нагими и сам
к своим телам
и стоит тишина
искушают деву
ангелы а младенца
душа и тело
в царстве небесном
и бьёт из ангелов
в ребёнка пламя
а спасительный холод
из души и плоти
в сына нагого
и воскресает сын
из огня невредим
и ангелы унося
маму на небеса
делают это
с ней на свете
не на этом и не на том
а где никого
ни ангелов ни марии
и одна в пустыне
с ангелами дева
как христа предтеча
на девятом небе
третьем и сороковом
себе дом
в сердце своём
мама строит
и ангелов трое
сорок и девять
в доме девы
а рядом с мамой
ангел случайный
словно иисус
которому грудь
она даёт
и ангел сосёт
как христос


рожковое дерево о смирении и о плодородии

сын и душа
пережили себя
и стали они
как ангелы жить
дальше в своих
жизнях в которых
ни души после
него и неё
а только плоть
как небесная твердь
между сердец
во мгле и на свет
выползла тьма
из мглы как змея
в ночь а в ночи
возле змеи
новая жизнь
как христос во плоти
а прежняя как
в теле душа






роза о смирении и о мире

в облике христа
богородица на небесах
а под небесами
облако к маме
плывёт как душа
её в никуда
а плоть как волна
душу на небо
ниоткуда подъемлет
и не чувствуя тела
в волну дева
мария входит
и ни души ни плоти
у девы они
на небе одни
а с ней сын
в ковчеге пусты
лик и глаза
сына как небеса
и не прожив ни дня
ни ночи с христом
в христа мама
не тайно не явно
а как бы случайно
взгляд погружает
а душа вытесняет
и плоть из неё
того кто в нём
и ребёнка с отцом
и духа святаго
остаются во взгляде
ангелы как слёзы
отца и ребёнка
а душа расторгнув
с телом союз
довлеет как дух
на деву и чувств
лишается дева
а не душа не тело
красавицы девы
и прыгает сердце
как львица на деву
на младенца как лев
с тверди небес
и души терзает
иисуса и мамы
и к отцу возвращаясь
как в улей пчела
в грудь отца
мучается как душа
доступная как страсть
неприступная как любовь
иисуса с отцом
и живёт христос
в домике своём
ни окон ни дверей
а покой как зверь
иисуса христа
дух за
дверями и окнами
охраняет от плоти
и души которым
не войти к ребёнку
по пути на тот
с этого света
как отец к деве
на век а на время
к своему младенцу
к концу века
и ангелы смеют
как птахи и звери
как змеи и рыбы
с девой быть
а не отец не сын
с девочкой которая
украшеньем святого
духа была
а не иисуса и не отца
предчувствуя себя
и отсутствуя там
где сама
воскресла а душа
и тело её
не воскресли ещё
и не узнаёт
девочка своих
тела души
на страшном суде
над ней
и ангелов песнь
отлетает от уст
отца как иисус
и мается дух
святой как цветок
а она как пчела
не жалит цветка
и в духе купаясь
пыльцу собирает
и кормит пыльцой
ребёнка с отцом


ромашка о смирении и о простоте

дева с иисусом
не люди
а плоть и душа
богородицы и христа
а между душой
и телом святой
дух как вода
бегущая в никуда
а под водой
не тот не другой
дух как реки
русло стоит
как небесная твердь
на теле душе
а дева с младенцем
не человеки
ещё а уже
он с ней
которая скоро
богоматерью станет
одна а другая
мария войдёт
с сыном на тот
свет а ребёнок
окрепнет душою
и трепет любовный
оставит христа
а не душа
обретает себя
душа перестав
душой быть
после девяти
сорока и трёх
расставаний с христом
в царстве небесном
а страсть к себе
сына влечёт
от марии к святому
духу а тело
иисуса к деве
а чувства медлят
воскреснуть на страшном
суде и возвращаются
не тайно не явно
а как бы случайно
на небеса
а не душа
в тело христа
и сердце стучит
у младенца в груди
и строит ковчег
не ребёнку
а его душе
и пусто в ковчеге
потому что на тверди
небесной настал
день суда
над младенцем святаго
духа и мамой
не человека они
на суде одни
как растения и
звери и змеи
рыбы и птицы
а невидимая мария
ласкает иисуса
крылами духа
как пастуха пастушка


сикомора о смирении и о вечной жизни

воскрес христос
как те кто
не воскресли ещё
и при жизни своей
приняли смерть
от своих
плоти души
а кто не принял
её при жизни
как не родился
пока не убили
его как христа
плоть и душа
а вместе с христом
не воскрес никто
и в царстве небесном
опять с младенцем
всё повторилось
что было
с сыном когда
в пустыне взалкал
и был в небесах
как в пустыне христос
и с ним никого
и дьявол христа
искушал в небесах
как душа
искушает плоть
оставляя её




сирень о смирении и о возрождении

за душой
начинается плоть
не такая как прежде
была у младенца
а во плоти
новая жизнь
ребёнка расти
начинает когда
кончается душа
а вместо души
крест бежит
летит и ползёт
от судьбы того
кто висит на нём
среди цветов
и листьев как тень
жизни своей
а мария отец
в тени христа
три дня
и девять и сорок
дней как солнце
во тьме после
воскресения ребёнка
а до воскресения
богородица и отец
а не христос на кресте
а отцу и маме
на дудочке играет
иисус христос
в лесу глухом
а дева отец
под сенью небес
в облаке из
чёрных птиц
а по сторонам
плоть и душа
а в центре стаи
отец и мама
как девы и одна из
дев отец
а другая мама
ни души и ни плоти
у сына который
от девы марии
на свет родился
а плоть и душа
у другого христа
рождённого от
богородицы другой
а бесплотный бездушный
ребёнок с иисусом
вместе в один
день родились
а солнце в зените
как на ложе любви
чёрного и
белого дня
и нигде небеса
а тело душа
под небесами
как бесплотная стая
бездушных сердец
в иисусе христе
несущем крест
как дудочку в лес
а в чаще лесной
птахи с крестом
играют на нём
мама с отцом
а не христос
как чужой
самому себе
живущему на кресте
бегущем в лес
как будто зверь
ползущем как змей
летящем как птица
в цветах и листьях
а душа как граница
между христом
и телом его


слива о смирении и о животворящей силе

дух и душа
иисуса глаза
а плоть лик
на котором они
и лижет огонь
марию как стон
срывается с уст
мамы иисус
и как языки
пламени из
тверди небесной
дева с младенцем
и не солнце в лучах
а тот в небесах
свет который
не от солнца
а солнце как ямка
под небесами
бездонная как
без него небеса
а что произошло
с богородицей в её
жизни потом
повторилось с христом
и небесная твердь
разверзлась а в ней
дева и кто-то
третий с ребёнком
он не отец
ребёнку и нет
у младенца отца
и не было и тогда
возникла любовь
из ничего
между сыном
и девой марией
недоступен иисус
отцу своему
и доступна душа
иисусу отца
а ребёнка душа
готова предстать
перед отцом
а отец готов
принять душу
а не иисуса


смоковница о смирении и об осуждении храма

от смерти и до
воскресенья ещё
не смерть и не жизнь
а спасенье души
а когда не так
своя душа
тайна христа
а чужая душа
тайна отца
и после спасенья
её и прежде
спасенья души
не смерть и не жизнь
а младенец мария
и спасения нет
в теле душе
если душа
тело спасла


сосна о смирении и о стойкости

иисуса кровь
дух святой
а плоть христа
его душа
и дух в душе
иисуса а не
на небесах
как душа
и носит христос
святого душой
духа в себе
предчувствуя смерть
а дух и душа
иисуса христа
наедине
оставляют с ней
и по капле христос
собирает её
с отца своего
и по капле христа
собирает она
с мамы христа
и мама с отцом
умирают с христом
и по капле душа
воскрешает христа


стрелиция о смирении и о силе духа

на небесах
душа собрала
отца и христа
вместе и было
тело чужим
ей а не им
и отец возник
перед христом
и не был отцом
а телом её
и вдохнула душа
духа в отца
а иисус надышал
сердце ему
а не дух
и от света тьму
сын отделил
и носился один
над духом святым
иисус а в груди
под сердцем христа
твердь и отца
предки на тверди
звери и змеи
рыбы и птицы
отцы и отцы
а один из них
меньший из всех
небесный отец
и как память душа
а тело как время
на этом свете
а на том
не душа и не плоть
отца и не он
в царстве небесном
а предки
его души
и плоти они
иисус христос
и дух святой
которые как кровь
птиц и рыб
змей и зверей
как небо в воде
как лес в глубине
неба в себе
и в чаще лесной
небеса и светло
между деревьев
на тверди небесной
а плоть и душа
как в лесной дерева
чаще а тяжесть
тела души
от света в них
а лёгкость от тьмы
в которой они


тмин о смирении и о вере

как младенцы они
дева и сын
как брат и сестра
на небесах
потому что у них
у иисуса марии
отец есть
а он без
своего отец
отца сам
как брат и сестра
как царство небесное
мама младенца
а есть небеса
как отец христа
и в тех которые
как отец ребёнку
воскресла богородица
и воскресла опять
дева в небесах
которые как
ребёнку мать
и впервые телу
было негде
жить а душе
было где


трава о смирении и о любви

от христа до отца
тишина в тишине
ни отца ни христа
ни святаго нет
духа который
в тишину вхож
был а они
вышли из тишины
а могли не войти
сын и
отец иисуса
и небо сомкнулось
над духом святым
над иисусом и
отцом христа
а потом тишина
как над плотью душа


тубероза о смирении и о любви как чувстве

в царство небесное
войдя не воскреснув
душа и плоть
воскресают на том
свете до
рожденья христа
в тебе и как я
на свете том
встретив своё
тело христос
и душу иисус
взял жизнь
у себя а им
отдал её
и расстался с душой
и телом он
в день своего
воскресенья когда
вместо отца
небесного сын
себе был
а в течение дня
бесплотный христос
не с отцом живёт
а с тенью отца
как ты без меня
и лишила христа
жизни душа
силой любви
к сыну и был
оставлен душой
отца не христос
а другой сын
который был
больше христа
как любовь отца
после нас


тысячелистник о смирении и о продолжении рода

кончает дни
душа свои
на небесах
а в лучах как в песках
в ночи как в пустыне
жили были
тело душа
вместе когда
не было дня
и ночи одна
вдыхала мария
отца а сына
выдыхала она
и души семена
во плоти в небесах
которые между
душой и телом
как звёзды на небе
а на том свете
под солнцем
душа за
плоть против
страшного суда
и закат как вода
как остров восход
и грозы как лодки
и громы как волны
и христос как песок
как пустыня мария
а в иисусе христе
как лучик отец
а начало луча
в маме христа
а света конец
в теле в душе
и несколько дней
с девой отец
и нет тогда
с младенцем отца
а небесная рать
плоть и душа
и гром и гроза
с ребёнком и страх
за богородицу и отца
как солнце в очах
звёзд а не тьма


тюльпан о смирении и о славе

под небесами
ночь а роса
на тверди небесной
как свет невечерний
и как стайка небес
душа а в душе
плывёт в небеса
плоть как роса
и в каплях росы
мама а сын
девы марии
как отец без сына
и глубоко в ночи
солнце горит
и возле огня
звёзды горят
и в сердце своём
младенец плывёт
словно в ладье
по морю сердец


фиалка о смирении и о любви

после души
остаётся один
на один с собой
сын а с отцом
встречаясь душа
оставляет христа
в царстве небесном
навсегда и на время
отца на небе
и нигде себя
небесная душа
а плоть её
тоже душой
была когда
на небесах
страдала душа
за христа
а под небесами
он страдал
за душу свою
вернувшуюся к отцу
и вылетел из отца
сын и летали
иисус и отец
растущие вверх
а на самом верху
душа а внизу
воздух который
соткан из плоти
отцовской
как ночью
звёзды из солнца
а солнце из звёзд
соткано днём
а потом
развеяла тело
душа по небу
и капельки плоти
рядом с душою
упали стоял
как ангел туман
и в ангела войдя
из него сын
вышел не один
а с отцом
из ангела прочь
и опять вошёл



VI. КАРТИНА
О СОМНЕНИЯХ

(фисташка, флокс, фрезия, фуксия, хризантема, цикламен, черёмуха, чеснок, чечевица, шиповник, яблоня, ясенец белый, ячмень
О СОМНЕНИЯХ)




фисташка о сомнениях и о любви

ни ночи ни дня
а плоть и душа
и горница тесна
им а на горке
горит огонь
один другой
а они в третьем
одни на свете
и стоит между
душой и плотью
глубокая осень
а солнце высокое
и низкое солнце
круги осени
ни души и ни плоти
и сколько кругов
столько прошло
в горнице дней
на горке ночей
а в огненном кусте
сразу за горкой
начинается осень
одна а другая
не кончается обе
осени в час
один родились
расцвели отцвели
отделились от них
души тела
и с кручи сошла
горка небесной
и в двух разверзлась
осенях третья
осень и троица
осеней в горнице
тела души
тесной сошлись
и день провели
и в течение дня
не было ни луча
между двумя
а в третьей горел
свет и в огне
солнечном он
как в горнице готов
был к тому
что лучи войдут
не вошли и ждут
а могли шагнуть


флокс о сомнениях и о примирении

вечереет и солнце
бледнеет на чёрном
небе и свет
редеет как лес
и ни ночи ни дня
в бесплотных лучах
и небо в траве
как дерево в ней
и в луче как во тьме
свет до небес
а под небесами
звёзды как пламя
в котором горит
солнце в ночи
а рассвет и закат
как тени огня
а небесная твердь
как тень на просвет
а царство небесное
как пятнышко в небе
а в сердце душа
как несколько царств
то одно то другое
солнце восходит
вслед за душой
на свет тот
с этого света
по лествице тела
и стелется небо
то зверем то змеем
ночью и днём
за солнцем конём
а солнце как блед
конь а в душе
бледа коня
и в траве как листва
лествица в небеса




фрезия о сомнениях и о доверии

светлее солнца
день с которым
рядом ни дня
а поля и леса
начинается день
и сразу тень
падает дня
на поля и леса
до самого дна
царства небесного
а на поверхности
царства местность
для неба
солнца и звёзд
и свободная от
плоти с душой
а в царстве небесном
кончается небо
то на котором
тело душа
воскресли дойдя
до края небес
она а с ней
плоть никого
ни листов ни цветов
из воздуха плоть
солнца а звёзд
полыхает душа
в листах и цветах
в чаще лесной
облака и в одном
облаке солнце
а в другом звёзды
и не облака
а тело душа
на небосводе
как лес и поле
а в теле в душе
и между ветвей
небо светлей
леса теней
а от тела к душе
свет а в конце
света душа
не эта не та
и деревья в ветвях
как свет стоят
тот а этот
как солнце от света
прячется в звёздах
как душа от плоти
а душа и плоть
как ребёнок
а ещё они
как он без них
и не тьма на исходе
дня а с того
света исход
тела с душой
следом за тьмой
и светом цветёт
и до солнца и звёзд
растёт небосвод
один а другой
до листьев цветов
а небо последнее
до встречи не тела
и не души
в этой жизни
а в той
плоти с душой


фуксия о сомнениях, о гармонии, о свежести и о плодородии

солнце в ночи
к звёздам летит
а звёзды летят
днём в никуда
и льётся душа
ночного луча
на утренний свет
ниоткуда с небес
а света душа
на луче как роса
и в каплях росы
как луча коготки
в царстве небесном
закаты рассветы
а душа не душа
а тайная связь
чувства потери
души и крещенья
зверя и змея
а закат на воде
как маленький зверь
а восход по волнам
плывёт как змея
и птицы летят
над синей назад
водой а вперёд
над волной голубой
и ещё далеки
с небосвода лучи
от солнца в груди
царства небесного
как душа от сердца
и плещется свет
под сенью лучей
о небесную твердь
и на смену душе
света душа
приходит луча
после конца
света который
не этот не тот
а день или ночь
и горит небосвод
родники из него
бьют в родниках
вьют облака
небу гнездо
из света того
а из этого света
душе как звезде
на исчезнувшем небе


хризантема о сомнениях и о мудрости

не от рожденья
а в течение лета
жизнь промелькнула
души и вернулись
от солнца лучи
к звёздам зажглись
звёзды от света
солнца в то лето
солнце как поле
а звёзды комочки
почвы на солнце
и не родилась
воскреснув душа
а день прожила
один а другой
не родился ещё
а был до неё
на тверди небесной
день на отвесных
сводах её
как дорожка с того
света на свет
этот в душе
и на солнце коне
прожитый день
душою чуть свет
никогда не кончаясь
скачет к закату
солнца в раскатах
грома горят
звёзды в лучах
солнечных мчась
на грозах конях
в царстве небесном
от заката к рассвету
в начале лета
и по свету летит
небо и вид
на последнее небо
с этого света
открывается солнцу
и гаснут звёзды
одна за одной
в пламени его
и пока не рассвело
не гаснет оно




цикламен о сомнениях и о могуществе солнца

преображения
день отражение
тверди небесной
в душе воскресшей
а травы на бреге
как ласточки в небе
а камешки в реке
как ласточки в траве
и рождается день
от дня а те
которые родились
от солнца были
в прошлой жизни
не днями а светом
в царстве небесном
и летели лучи
к свету сходил
невидимый свет
к ним с небес
и был день
лествицей в сердце
тверди небесной
и в небе огонь
горел и лучом
был огня
уходившего дня
и без сил в небеса
возвратилась душа
колосились сердца
перед ней ни одно
не отвергло её
и оставила небо
душа и слетелись
с последнего неба
к ней отраженья
её от него
а потом рассвело


черёмуха о сомнениях и о весне

в разных сердцах
одна душа
и вместе сердца
держит душа
на небе одном
уже не своём
а случайное сердце
являясь воскресшей
душе наяву
медлит свою
душу из всех
заблудших сердец
вернуть себе
путешествует сердце
к душе и летний
осенью свет
льётся с небес
и небо под солнцем
светлеет короче
становится день
и ночь в тишине
долгой как эхо
из чёрного леса
и белой листвы
на деревьях лесных
а последнее небо
твердь а на тверди
ещё небеса
в чёрных лесах
и белой листве
в предрассветном луче


чеснок о сомнениях и об охране роженицы и младенца

морская река
небесный ручей
родная душа
а тело родней
душе а не мне
и в душе во плоти
день а не дни
до воскресенья
не в море не в небе
не в реке не в ручье
а в детской тоске
о реке и ручье
о море и бреге
отцовского неба
которое слепо
а в небе слепце
как зренье отец
как очи отца
плоть и душа
далеко от меня
а после дня
тот же опять
рождается день
отражаются в дне
небеса как в воде
и солнце встаёт
как озеро на своё
морское речное
дно ручьевое
как ночь над водою
а восход и закат
как плоть и душа
солнца куста
и огненный куст
как озеро волну
гонит огня
прочь из куста
а восход и закат
как пламени языки
поднимаются из воды
и солнце росой
висит на лучах
своих как душа
на стенах между
лучами и светом
и ночью и днём
плоть за душой
прячется от
начала ночи
конца дня
и начинает душа
воскресать одна
поднимается на небеса
возвращается с них
и рядом стоит
с плотью кустом
как полное звёзд
солнце куст
и оба цветут
куста когда
до рождества
плоть и душа
на разных небесах
а следом за ним
ни тела ни души
а этот и тот
свет на одном
небе последнем
и как ветвь воскресенье
как ветр вознесенье
а плоть как цветок
душа как листва
а день воскресенья
непротивленье
смерти рожденья
и невидимый сын
отца как душа
ребёнка а тело
её как отец
который воскрес


чечевица о сомнениях и о источнике жизни

в поле дождь
а шум дождя
в лесу шумят
деревья в хлебе
а между небом
лесом полем
хлеб который
лебедь ворон
агнец волк
а колосок
душа а плоть
зерно в душе
а поле лес
и небо крохи
в душе от плоти
а от плоти в душе
огонь а в огне
огненный куст
крыло и клюв
куста в языках
пламени и глаза
а в глазах
как ворон и лебедь
цветок и цветенье
как агнец и волк
красота и цветок
и не сразу на тот
свет душа
следует за
телом своим
а медлит внутри
плоти своей
как зерно в колоске
и темно не в душе
а в волке в цветке
в лебеде в небе
в агнце в дожде
в деревах в тишине
в поле в лесу
в вороне кусту
а в родном краю
моём к концу
света светло
телу с душой
а не со мной


шиповник о сомнениях, о красоте, о молодости и о любви

в начале последнего
дня воскресла
душа а в конце
родилась на свет
а её воскресение
ещё не рождение
а огненный куст
в сонме душ
и только одна
в огонь душа
глядит а другие
в цветы и листья
и пламя в душе
как ягодная на дне
листов и цветов
косточка или гроздь
а пламени языки
как вода реки
огненной из куста
облика а глаза
на одно лицо
с обликом а не душой
и роса в кусте
а в цветах в листве
роса и куст
настоящим живут
подражая ему
как душа своему
телу которое
ей родное
а себе чужое


яблоня о сомнениях и о зачатии, о рождении и о грехопадении

в кусте душа
до последнего дня
который пройдёт
и её заберёт
из листов и цветов
куста в небеса
и снова вернёт
душу небесную
в куст бестелесный
в листы и цветы
бездушной души
а жалость к себе
ветвясь в душе
переплелась
с ветвями куста
и душа обрела
душу и плоть
а куст не обрёл
возвратился в огонь
как был одинок
в огне а в душе
в день предрассветный
солнце а душа
не в его лучах
а на том она
свете где лучи
не были а был
свет от них
и несколько жизней
эта и та
у света а не луча
в сердце куста
до последнего дня




ясенец белый о сомнениях и о непорочном зачатии

пеночки и свиристели
птицы в свои
песни слетелись
эхо за тенью
за громом гроза
в огнь куста
и на солнце горят
в перелётных лучах
день и закат
осеннего дня
и последний осенний
день по течению
света плывёт
в отраженье своём
от лучей неподвижных
небесных и слышно
как падает свет
закатный с небес
и сгорает в кусте
который стоит
солнцем палим
а солнце другим
солнцем палимо
которое выше
неба и звёзд
осенних в нём
а осеннее солнце
с первым лучом
встречаясь своим
возвращается с ним
в огненный куст
а солнце ведут
другого лучи
солнца в листы
в бутоны цветы
огнедышащих птиц
соловьёв и синиц




ячмень о сомнениях и о жизни после смерти

многоочит
ребёнок безлика
в царстве небесном
душа воскресшая
и несколько лиц
у младенца одни
лица в тени
других лиц
и младенец уснул
и небо коснулось
рассвета и утро
головки лучей
солнечных вверх
запрокинуло свет
заблудился в лучах
своих тишина
в эхе своём
и день прошёл
и новое утро
за солнцем вернулось
из дня который
ярче солнца
и солнце из солнца
растёт расстаётся
небо и небо
а с предрассветного
неба светит
солнце как днём
а потом рассвело
солнце цветок
его лепестки
звёзды они
осенью летом
солнечным светом
день отворяют
и не опаляют
прожитым днём
солнце цветок
и в одно время
осень и лето
вместе в один
день родились
и родился цветок
от них и на том
свете себя
встретил и шаг
сделал навстречу
к себе невоскресшему
как в осеннем кусте
летняя ветвь
к осенним птицам
в летних листьях
а осень и лето
как столбики эха
в тени тишины
росли и вдали
от осени лета
одновременно
день и цветок
воскресли в другом
дне и цветке
и встретились в конце
света воскресшие
с невоскресшими
утешные с безутешными
в душе детской
и были детьми
дни и цветы
лучей лепестков
в кусте и крылом
птица была
своим а гроза
грома эхом
осенью летом
и шёл в небесах
дождь и стоял
цветущий огнём
куст под дождём
и долгий рассвет
в грозном кусте
как день догорал
в огне из куста
и неторопливо
рассвета черты
закат повторял
в каплях дождя
как тишина
эхо своё
перед дождём







рисунки В. Бородина
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah





Cбор средств на оплату хостинга
Cобрано 4800 из 10400₽ до 31.12
Яндекс.Деньги | Paypal

πτ 18+
1999–2020 Полутона
計画通り