РАБОЧИЙ СТОЛ

СПИСОК АВТОРОВ

Максим Бородин

Дырявые сети Иисуса

02-11-2011 : редактор - Василий Бородин





* * *
вязанный Будда
шерстяной Будда
сидит на книжной полке
он думает о мире в свете последних событий
что человеку мир весь
человек завязан на штампах
на отдельных словах
весь мир не в силах он соединить в единое целое
слаб человек
мал человек
ему проще мыслить законами полит корректности
рамками металоискателя
при этом убивая других
главное подобрать нужные слова
обеспечивающие историческое алиби
корректные слова
скрыть за ними преступления
победителям это сделать проще
они победители
заказчики истории
но Будда знает
что только поражение делает человека мудрее
в отличии от победы
которая делает человека слабым
и мягким
словно
наша жизнь
шерстяной Будда говорит мне
будь проигравшим


* * *
гроза собирается замуж
а мы вот ходим по городу
дождь хлынул
и сразу захотелось
так бывает
если любишь
гроза тоже
и весь мир перевернутый
а на окраинах не было
только погремело вдали
сальвадор
страна такая в моем сердце


* * *
Будда придумал две буквы «д»
поставил рядом
заставил разговаривать друг с другом
получилось что-то похожее
на мантру
дагеротип бытия


* * *
она улыбалась одними словами
другими плакала
девушка
невидимая человеческому глазу
придуманная


* * *
где мира конец
если начало
само по себе
ничего не значит
вот скажите
кто сегодня видел конец света
покажите мне его
я должен его услышать
вот и сейчас
я слушаю самого себя
последнего свидетеля
краха вселенной


* * *
в сосновом лесу
пахнет сосной
и любовью к небу
лежу на спине
ощущая спиной
землю сухую
словно ребро адама
женщина-небо плывет надо мною
и пахнет сосной
словно мир состоит из одних только сосен
я тоже сосна
отдающая душу земле
словно старый заезженный богом смысл
огонь освобождает запах сосны
из наших душ


* * *
ошибаются те
кто говорит
что душа
это несколько грамм
исчезающих на границе между жизнью и смертью
говорят
что измеряли точно душу человеческую на весах
ошибаются даже те
кто говорит
что эти несколько грамм бактерий
выдыхаемых человеком
заменяет нам душу
в путешествии к краю жизни
душа
бесшумная машина
дарующая смерть
и нам
и маленьким бактериям
живущим внутри нас


* * *
о медленных фильмах рассказывал ей
на набережной своей
набережной разделяющей два мира
слева вода глубокая словно Нил
справа земля закованная в железо дорог
медленные фильмы катились у наших ног
подпрыгивая воздушными шариками
заглядывая в глаза
я сказал
ей
ты будешь моим осветителем
в первом моем медленном фильме
она улыбнулась и ничего не ответила
девушка-осветитель
зритель этого мира
где слева тоска глубокая словно Нил
а справа любовь закованная в бетон и железо нашей случайной встречи


* * *
победители накладывают табу
на неудобные им бубу
на какие-то страницы истории
(написалось «сраницы»)
что, не правда ли, символично
лично меня не убедит их укор
в уважении ко всем точкам зрения
я гуманист
от слова «гумус»
то есть дерьмо человечества
и мне сразу становится легче
у меня своя история
история поверхности земли
по которой ходят цветы и травы
а не боги
у которых
небо уже в кармане
какие глупцы
ангелы забирают всех подряд
в ад


* * *
под Баха грущу о высоком
о белом грущу
акация пахнет
как-будто в последний раз слушает Баха
и охает шмель на цветке
у Баха
открытая рана в груди
и врач застывает от страха
у Баха напрасная тяга к мечте
у Баха и Бога
одна на двоих суета
не та
так считают сегодня
у Баха
у Баха
у Баха
и что тут поделаешь


* * *
ты часть шаткой лестницы
и я наблюдая с земли
боюсь больше тебя
я кричу тебе снизу
«Отче наш, Иже еси на небесех…»
но ты продолжаешь подниматься все выше и выше
пока не исчезаешь во мраке
и только дрожание лестницы
напоминает мне
о твоем присутствии


* * *
из бродского мне нравится только его спина
и глубина морального падения
остальной части человечества
белые ночи не самая лучшая пора
для прогулок по истории
и птицы-читатели
выуживающие из критики дождевых червей смысла
не более чем моё воображение
сказал мне Сидоров Женя
днепропетровский поэт
выдуманный мною
в начале 90-х годов


* * *
дожди никак не могут решить
что делать с нами
они собираются толпами в гидрометеоцентрах
пьют чай с пирожками
привезенными режиссерами монтажа из села
и громко разговаривая
пытаются нас уговорить
в том
что мир это огромная комната
и никто не может из неё выйти по собственному желанию
пока не закончится блок новостей
дожди
наша последняя надежда на правду
и такой облом
перед сном


* * *
ты с удовольствием ешь мармелад
мармелад разноцветен
словно вдох ангела
а выдох у него кристально чистый
потому что он
словно ручная стирка
убирает все пятна с нашего белого флага
выброшенного по случаю
нашей любви
белый флаг лучшее изобретение человечества
утверждают ангелы
и поэты
живущие зимой на лодочных станциях



* * *
я убийца травы
сенокоса раб
я держу за горло стебелёк зелёный
говорю росе
мы сегодня все
немного первобытные в своем желании приблизиться к земле
и роса мне говорит
не вини себя
иногда надо убирать лишнее с поверхности земли
чтобы выросло следующее
но я начал спорить с росой
с косой


* * *
бесплатный Интернет только в аду
я иду в магазин за кукурузными палочками
напевая себе под нос
арию Иисуса Христа
жизнь проста
словно очередь к банкомату


* * *
нашел под кроватью
платье грейс слик
зеленое платье
голубое небо
завернутое в фольгу
знаете такую продают в супермаркетах
чтобы вывозить трупы своих любимых
я слушаю её в поездах
ах вздыхает вагон
и выдыхает машинист
я ничего не понимаю в этой жизни
я не разбираюсь в музыке и литературе
я знаю только одно
я уверен только в том
как появилось под кроватью её зеленое платье
голубое небо
завернутое в фольгу
знаете такую продают в супермаркетах
чтобы вывозить трупы своих любимых


* * *
я научился играть тобой словно мячиком
на заднем дворе нашего мира
в сумерках желаний своих
сомнений
иней ресниц закрытых
мячик мой
слово «Бог» шепотом произнесенное
прости меня
давший мне речь и возможность словами бросаться
без смысла
безрассудно
прости
меня
мячик мой
потерянный на заднем дворе


* * *
лето пилота
такое большое
словно ванна
заполненная воздухом
именно воздухом
ведь ванны почти всё время
заполнены только воздухом
так же как и пилоты лета


* * *
вОды водЫ
дырявые сети Иисуса
меня разрывает на части
социопатия
такая рыба
которая живет в каждом из нас
рыбка-рыбка
исполни три моих желания


* * *
шушушушушушу
так ходят птицы по бумаге моих снов
я им говорю
тутутутутутутуту
они взлетают
и только одна
остается во мне
говорящая
шушушушушушу
особенно нежно


* * *
Василию

собрат
собрать
всю воду в ладонях теоретически можно
но что она будет делать
без берегов
устланных
твоими стихами

собрат
собрать
весь песок из карманов теоретически можно
но что он будет делать
без реки
на дне которой
живут твои стихи


* * *
где мои рифмы
господин Ренесанс
месяц тому назад
я с бывшим майором охраны принца Сидхартхи Гаутамы
приехавшим погостить из Николаева
разбирал свои юношеские рукописи
пыльные рукописи
хранящиеся на шкафу
в старом родительском доме
там много рифм
много рифм
может быть они все остались там
а здесь в моем новом доме
они просто не ужились
не понравилось им здесь
слишком низко к земле
все-таки первый этаж одноэтажного дома
или может быть рифмам
не дает спать лай цепного пса
или драки соседских котов
получается рифмы этакие неженки
живущие только в многоэтажных панельных домах
чешского проекта середины 70-х годов
где мои рифмы
о где мои рифмы
восклицаю я в ночи
поднимая лицо к засыпанному звездами небу
о где мои рифмы
боги верлибра


* * *
клубника красная
атласная
губы твои земля
локон упавший на плечи
ты говоришь
смерть
это превращение рационального в мифическое
помнишь
как в сказках детских
которые рассказывала нам по ночам
воображаемая девочка
умершая
за сто лет до нас


* * *
она приходит ко мне раз в год
девушка-мефистофель
с фамилией детского писателя


* * *
мы в ловушке
воскликнул мой гуру
в тупике
воскликнул я
(это слово особенно легкое)
экономическая бессонница
лажа
жара и религиозное помешательство
в этом бездонном мире царствуют только посредники
они снимают все пенки
(хотя точнее будет так – они сидят на рубильнике)
посредники:
между предпринимателем и правительством
между заводами и магазинами
между реками и пляжами
между бюджетом и маленькими радостями
между человеком и Богом
между телом и наслаждением
между душой и любовью
между искусством и вдохновением
между небом и землей
мой гуру долго перечислял всех посредников
три дня и три ночи перечислял он их
я спросил его
а тогда какой смысл в нашем существовании на благо посредников
ты меня спрашиваешь
сказал мне мой гуру
а ведь и я посредник
между твоей душой и твоим воображением
ты тоже чей то посредник
и это вина твоя и кара твоя
весь наш мир на этом и строится
цивилизация посредников
лажа
жара и религиозное помешательство


* * *
проспал весь дождь
вылез из сна
и увидел
что ничего не изменилось
кроме того
что прошел дождь
и вымыл весь этот мир до неузнаваемости


* * *
там никого нет
кроме отрывных календарей
царь Дарий любил слушать рок западного побережья
и читать вслух своих любимых битников
он пил чай из рук своих наложниц
не зная
что они работают в налоговой инспекции великого Вавилона
так всегда бывает с теми
кто не ходит на концерты Нино Катамадзе
бесславная смерть царя
выпавшая на последнюю страницу отрывного календаря таит в себе много секретов
о горе народу
живущему в наших телах


* * *
её душа
буква «а»
в длинном списке строительно-монтажных работ
сказал мне мой начальник
расправил крылья
и вылетел в окно


* * *
только аблака кружат в ночи
аблака
это такие существа
которые дружат с Буддой
Буддой лёгкого головокружения
/а вы никогда не задумывались
что в написании и звучании Будда и Иуда похожи/
за ним теплые сумерки выстроились
говорят
«аминь»
аблака закричали в ночи
такие маленькие существа
разве не встречались вам


* * *
можно сойти с ума
только от одной мысли
что можно сойти с ума
всё остальное только фон
/это такая приставка
обозначающая в Германии благородное происхождение/
Душа


* * *
бегство
а звучит почти как пгт
поселок городского типа
а ведь хорошо звучит
поселок городского типа Бегство


* * *
никто не воспринимает всерьез
можно говорить всякую чушь
даже если это и правда
правда жуткая вещь
хуже паленой водки
и просроченного йогурта
жизнь намного слаще правды
и намного тоньше любви
хотя тебя всё-равно воспринимают сумасшедшим


* * *
когда взлетают самолеты
воздух приобретает форму шара
замкнутого пространства с мягкими стенками
он обволакивает слова
и приходится говорить только губами
иногда это помогает
иногда нет
но остается ощущение
что твои глаза
уже не успевают за её самолетом
замкнутым в собственный шар
твои глаза бесполезная вещь
когда приходится говорить губами


* * *
вчера меня встретил Будда
он сказал
ты совсем обнаглел
он заглянул мне в глаза
потом вздохнул глубоко и исчез в дымке июньского города
что он имел в виду
и обращался ли он ко мне
или ко всему миру внутри меня
или к себе
в том смысле
какой я вкладываю в его слова
и в свои
тоже


* * *
я падал с черешни густой в пору сбора урожая
женщина лета
спасала меня
подставляя ладони под дождь
падающих ягод
а где-то между ягодами
пропадал и я
маленький червивый плод
на дереве современной поэзии


* * *
ангел возник
из
ниоткуда
как-будто может возникнуть он
из откуда
«откуда» будка на краю сада
вы думаете рай место для шуток
ангелы серьезные люди
с кучей обязанностей
и внутренней сутью ребенка
на которого надета душа
делопроизводителя с обязательным знанием ПК
это накладывает отпечаток на мир его внутренний
ангел возникает словно ребенок
из ниоткуда
из мыслей
из снов
из глаз его
и сад не причем
и рай не причем
мир грамматическая ошибка в сказке про ангелов


* * *
когда-то в детстве
помню
я ел варенье из сосновых шишек
зеленых молодых шишек
сладкое с запахом и привкусом хвои
никогда не встречал потом
такого варенья
где его сейчас найдешь
и как его можно назвать
«сосновое варенье»
или
«придуманное варенье»
и как называть тебя
моя жизнь


* * *
меня спросили
почему я не ставлю в стихах знаков препинания
я ответил
потому что
они мешают мне дышать


* * *
ты там же где и я


* * *
земля представляется мне
в виде диска плоского
словно тоска
покоящегося на трех китах
/телом рыбы
а в душе птицы/
плавающих в океане
подобно луне
/луне/
девушка-спам улыбается мыслям моим
и стихам моим
её будят взлетающие самолеты
и сообщения о здоровье одного из китов
по имени Любовь
передаваемые
из рук в руки
из губ в губы
земля представляется мне
в виде девушки
плавающей в его глазах
/ах/



* * *
я чувствую себя спамом
письмом с предложением забрать миллион долларов приза хоть сейчас
я рассылаю стихи
понимая
что в них сплошной обман
никаких миллионов
одна только романтика


* * *
ошибка природы
вишня со вкусом твоих губ
ангелы вырастили
ангелы собирали
ангелы отгоняли вредных мальчишек от сада
которому чужд человеческих слов суета
и снов суета
и законов
тени ложатся всё ниже и ниже
ангелы засыпают
и Бог проникает в меня
подбираясь к душе
сорви
шепчет мне
шелест ягод в ветвях
пока ангелы спят
пока ангелы улыбаются во сне
хитрости своей
победившей меня



* * *
окончания в словах
словно листья на дереве
ты протягиваешь руку
и срываешь их
бесполезных свидетелей моего восторга


* * *
в каждой
падающей на землю капле
погибает целый мир
он рассыпается на части
как только касается края твоих волос
твоих рук
твоих губ
«люди гибель дождя»
говорили древние
не зная
ничего
о тебе
только догадываясь по фотографиям из сети
о бесконечном мире
собранном облаками и верхушками деревьев
в маленьких ладонях ангелов
над нами
«люди рождение слёз»
говорят сейчас


* * *
соткан мир из ниток белых
ослепительных нитей
меня легко победить
словно в арабском квартале Парижа
и мир внутри меня и я внутри мира
словно в коконе
кокаиновом облаке
/это я в хорошем смысле/
никаких наркотиков
только
ты
маленькими дозами


* * *
сумерки бесполезны
если бесполезны сумерки
эту истину я вынес из темной комнаты
которая никогда не закрывается
потому что никогда не закрывается
вот и всё


* * *
«бессонница» трудное слово
такое же трудное
как и «жизнь»
я улицу меряю хлопками
и вздохами меряю
слово «душа» касается губ моих и улетает во тьму
только вдали поезда
на стыках
и в небе слово «ты» точкой мигающей охвачено
сон что-то из области молитв и песнопений
во славу Его
меня бесконечно радует
мудрость
заложенная в слове «смерть»
в конце всегда стоит мягкий знак
не смотря ни на что


* * *
я вышел на улицу
мне надо узнать
где найти свою харизму
спрашиваю у таксиста
где мне найти харизму
он отвечает
иди в жопу придурок
спрашиваю у продавца
он отвечает
не покупаешь проходи
захожу в банк
спрашиваю у кассира
он отвечает
сейчас вызову милицию
увидел тебя
подошел
спрашиваю
где мне найти свою харизму
а ты молчишь
смотришь в сторону
потом я проснулся
врач говорит
укольчик больной просыпайтесь
я ему говорю
а вы мне выдайте мою харизму
хотя бы на пять минут
мне позвонить
помните
я сдавал её в камеру хранения
не дадите не буду принимать лекарства
откажусь от еды
врач говорит
будем кормить насильно
всё остальное твоё воображение
а ты осталась стоять
там где я тебя встретил


* * *
самый длинный день
созданный тобой
сегодня
не спроста
самый длинный день
подаренный мне


* * *
Будда разговаривал сам с собой
он говорил
я не знаю
как с миром моим разговаривать
как мир воспринимать
ибо все радостное и прекрасное
превращается мыслями моими и воображением
в кошмар
в безысходность
может душа моя это ад
и ум мой ад
он смотрел на меня
как-будто надеялся услышать от меня слова поддержки
совета хотел услышать
но что я мог ему ответить
что мог посоветовать
маленький человек
с еще более страшным адом
внутри себя


* * *
несколько слов тебе в подарок
облако
дерево
лампа
ангел
дождь


* * *
мыльные пузыри улетели на юг
потянулись на юг
маленькие
большие
прозрачные
радужные
но дотянули только до шкафа
растворились
упали
мыльные


* * *
коридоры
вытканные паутиной слов
слов вытканные
прозрачны
словно солнечный свет
можно увидеть в параллельном коридоре себя
сказать себе здравствуй
друг
рук твоих пустота
как там
так же и здесь
её глаза
считаю до ста
открываю


* * *
утро
вбитое в рамки окна
собирает мёд звуков
то птица что-то скажет дереву
то поезд вдали
головою о рельсы застучит
день начинается
начинается новый мир
/а слышится начиняется
словно пирожок с чем-то до головокружения сладким и удивительно вредным/
как утверждают врачи
и поэты
/тоже мне еще советчики/


* * *
в темноте
если повернуться лицом к тебе
можно увидеть
огни в окнах ближайших домов
угадать деревьев линии
водоем
ветра платье тронуть краем ресниц
и молчать
понимая
в темноте
километры кажутся чуть короче
а время длиннее


* * *
снотворное
творец сна
ангел взмахнувший белым крылом
я говорю ему
«сна ни в одном глазу»
он говорит
«у тебя так много глаз»
«четыре»
«это с учетом третьего глаза»
«тогда пять»
ангел белый улыбается мне
«ты опять несешь бред
словно школьник портфель»
не помогает снотворное
может быть
снотворное и не творец вовсе
сна моего
а обычный провинциальный графоман
пишущий банальные сны
на белых потолках
моего воображения
«спи»
ангел говорит


* * *
сердце орган отвечающий за весь мир


* * *
дождь ходит в темноте
словно безумный почтальон
он носит мокрые письма
промокшие письма
от одних окон к другим
не зная
что весь мир уже давно
перешел на электронные
и только мы с тобой
еще доверяем ему
нашему безумному почтальону
потерянному в дожде


* * *
всё это дождливое утро
мне казалось
что ты где-то рядом
я выходил на улицу
всматривался в глубину еще тёмного сада
вслушивался в шум падающих капель
пытаясь вспомнить
как звучат в моём сердце твои шаги
в этом дожде так много от тебя
и так мало от меня
думал я
вживаясь в надвигающийся день
я вымок до нитки
и теперь даже во мне
почти не осталось меня самого
только ты


* * *
если душа человека весит два грамма
то сколько весит душа Его
создателя нашего
те же два грамма или больше
если он каждый раз отщипывает нам по маленькой душе
то
что остается Ему
создателю душ наших
аптекарю человеческому
дилеру любви
и кто знает
что будет с нами
если кого-то возьмут с душой на кармане
и страшно подумать
что будет с Ним
если мы его сдадим


* * *
полночь
я праздную день новый с именем твоим на устах
настольная лампа
моя вечная подруга
я наливаю ей шампанского
сладкого
словно губы твои
она говорит
«я люблю пузырьки
они так легки и пусты»
мы пьем за новый день
который зарождается где-то в глубине ночного неба
«наступит утро и ты меня выключишь»
шепчет мне моя настольная лампа
она уже перебрала немного
и хмель ударил ей в голову
ох уж эти женщины
думаю я
оставляя лампу включенной навсегда
навсегда
навсегда
а вы говорите вечный двигатель


* * *
самолеты взлетают
летают
поют
исчезают
появляются
не потому что машины
а потому что
с крыльями
словно ангелы
у меня тоже


* * *
жизнь моя
яблочный свет
локон
белые губы кусаю
жизнь моя
речка в каплях дождя
душная
лёгкая
словно твой смех
непонятый мной
удивленный
слова говоришь
до сих пор
жизнь моя
будущее
ангела


* * *
к безумствам сосны привыкли
и небеса привыкли
и ангелы
только молодые иголки
сорванные
упавшие на песок
всё краснели
что они знают о жизни
о тоске
бестолковые иголки
наивные свидетели Иеговы
что они знают о Боге
что они знают о нас в Боге
сорванные рукой любви


* * *
слова
словно капли
смахнешь рукой
ой
смотри
ничего не осталось
только под сердцем капелька
чувство
певчие
святого Пантелеймона-Целителя
твои губы
Господи


* * *
река
наш вечный свидетель
молчаливый
в дождях и мостах
словно в молитвах
пытается дотянуться шорохом камыша
милые вы мои
говорит
и всплакнет
ангел
тонущий в наших поцелуях


* * *
стучит безмозглое
в клетке
реберной
любимое
тонкое
сладкое
подверженное влиянию магнитных полей
и моей жизни
/хотел написать твоей/
так и напишу
стучит


* * *
бездна
наивное слово
первое слово сегодняшнего дня
сказанное впопыхах
на бегу
на лету
иногда задумываешься
опустив крылья
никаких слов
лучше всех
имя твое
бездна
наивное слово
о котором не хочется даже думать


* * *
Будда
прости меня
за то
что я использую твое имя
спекулирую им
ведь как просто
сочинить словесный бред
банальность любую на белую плоскость бумаги вылить
и если поставить имя твое
всё сразу приобретает оттенок
чего-то высокого
актуального
тонкого
а ведь ничего такого нет
если нет самого главного
в имени твоем
тебя


* * *
нежность
буквально
не переводится на другие языки
нежность
плавание в себе
лицом к лицу
когда не видно берегов
одни только волны
облака
и птицы
нежность
кораблекрушение жизни
и новая жизнь
жажда
губы твои
и ангелы
лодку нашу несущие вдаль
неважно куда
безумцы
желающие спастись
доплыть
что они понимают в спокойствии сердца
нежность
душа катастроф
Бога любовь


* * *
поэзия
просто слов набор
берешь в ладони
смешиваешь
славные такие
пишешь
и сами они забираются в сердце
что-то там переставляют
некоторые плачут
другие смеются
слова в сердце моем
поэзия
ты бесполезная трата времени
без которой
и времени нет
и от жизни только сама жизнь
остается
неудобочитаемая
словно объявление
о сдаче сердца внаём
посуточно
посекундно


* * *
Д.М.
спасибо тебе
за смерть свою
или за что-то иное
невидимое
спасавшее меня в этой борьбе с миром
даже не борьбе
а бегстве от мира вглубь себя
пока страх человеческий гложет тебя
ты бежишь
летишь
словно трамвайный билет по пустой остановке
подгоняемый ветром
мир восемнадцати лет
самый сложный
смерть витает над тобой
и только тебе
удавалось
привязать меня
к миру
магнитофоной плёнкой


* * *
сад
лоскутное одеяло
утро пролезающее сквозь листву тонкими пальцами Баха
ты говоришь
что тебе снятся ангелы
с белыми крыльями
зачем им белые крылья
думаю я
наш сад не место для сантиментов
мне снятся только твои губы
ведь я никогда не закрываю глаза
даже тогда
когда
тебя нет
рядом


* * *
я колыбельные твои знаю на память
сонные
странные
струнные
я помню колыбельные
спетые молчанием твоим
моя память
тесная комната на окраине города
мои сны
твоя рука в моей руке
спи
шепчет ангел
летящий в ночи
я сплю с открытыми глазами
чтобы не упустить
удержать тебя в своих снах навсегда
я спрашиваю себя
почему меня выбрал Господь
для твоих колыбельных
никогда
не узнаю
правды
правда
твои колыбельные
всё остальное
сон


* * *
ты говоришь
что у женщин в голове
одна веревочка
для чего спрашиваешь ты
для того
чтобы уши держались
смеёшься ты
я отвечаю
что у тебя
их две
вторая связывает тебя со мной


* * *
утопают улицы
улитки мыслей переползают лужи
а лужи наползают на тротуары
он стоит в центре вселенной
по колено в воде
которая называется жизнью
счастливый стоит
и все остальные
обходят его стороной
потому что завидуют
и боятся
одновременно


* * *
я мечтаю о четвергах
которые
ах
какие
так говорят ангелы
с белыми крыльями
я подслушал их разговор
нежный шепот за левым плечом
улетели
оставили сон
и четверг
оставили


* * *
благословенна будь
Павлова Вера
мера
соединившая нас в единое целое
бумажным венцом
который держал над нами
продавец Иероним
доставая книгу
с самой верхней полки
аминь
прошептал ангел
за левым плечом
улыбнувшись одними глазами


* * *
мой рок-н-ролл
раздается всегда не вовремя
но если тебя нет рядом
по коже
бегут
облака
когда я слушаю
своё сердце
и твои любимые песни


* * *
воздух в лёгких нелёгок
носишь его в себе
словно свинцовый ящик
с твоими фотографиями
и знаешь
жизнь не глоток кислорода
а что-то большее


* * *
просыпаюсь
просыпаю
сон на пол
словно крупу
долго стою на коленях
собирая
так и до рая
недолго
доползти


* * *
Бах
пах
словно лес сосновый
иголками впивался
рвался наружу
сердце
тот же сосновый лес
растущий внутри нас
так больно
его носить в себе
чистый сосновый
высокий
и только
пиф-паф
Бог скажет
сжав сердце
Бах
сосновый
небесный
песочный
когда ты меня целуешь
сердце покалывает
словно
всю жизнь жил в лесу


* * *
в слове депрессия
девять букв
а в слове жизнь
тридцать три


* * *
канули в лету
электричеством кормленные
тибеты
беды
дыры черные
а я бы выпил сто грамм
и спел
аллилуя
пусть знают
что такое душа
шестеренка в Божьем промысле


* * *
что я
по сравнению с океаном
рыба-пила
рыба-душа
рыба-тоска
маленький сон
словно корм для огромного кита судьбы
дна достаю и всплываю к солнцу
плавниками касаясь
губ твоих
птица-пила
птица-душа
птица-тоска
что я
по сравнению
с жизнью
твоей


* * *
круглосуточные магазины
словно память на лица
мы заходим
видим
невидимое
то
что скрывается
в пене сновидений
круглосуточная память на касания
словно в кино
опять выключили свет
и ты сидишь на последнем ряду
вот-вот
побежит строка
словно из плена пленный
и мир
опустеет
ты ничего не скажешь
знаешь
не разбираешься
в жизни
знаю
не разбираюсь
в смерти
в круглосуточных магазинах
можно
не беспокоиться
попробовать языком
круглое
суточное
небесное
встретишь ангелов
если ты еще веришь в них
скажешь
мы еще верим
в себя


* * *
жары
рыжая-рыжая
а что
а то
от жары
говорящая
так себе и представляю


* * *
при рождении
ангел
сказал мне
всему свое время
время всему
своё
при рождении приобрел
и ангела
белого
тоже
своего
храню


* * *
путь сердца
извилист словно край листа
/Богом изрезан лист
кленовый
либо
иной
изрезан/
сердце дерева
словно твоя рука
/Богом дано/
и нет никого сомнения
в том
что сердце
не самая легкая часть жизни
ибо жизнь
от Бога
и край жизни
тоже
от Него


* * *
мама говорила
говорила ли она
не помню
сказала вчера
береги её
сны
снилась
мама
умершая сто лет назад
неужели так долго живут
не важно
важнее
сказала
береги
берега
с левого на правый
перепрыгнул
облаком
сказала
остаюсь
ты с ней
оставайся
жизнью
говорила


* * *
что-то менять
решать
луна
наивная
белая
похожая на Алена Гинзберга
я улетаю за тридевять земель
это не так далеко
как кажется
улетать можно по разному
главное лететь
и крылья здесь не причем
причем
воображение
лунная гравитация
похожая на Алена Гинзберга
вы скажете
при чем здесь он
я сам не знаю
просто имя его вспомнилось
может увидел во сне
а так
это стихотворение о любви
ведь только
любовь
может что-то изменить
в нас


* * *
человеческое
облако
рисованное
рисовые поля и маленькие фигурки
танцующие
плачущие
в оба глаза
смотрел бы
наивный
ангелов звал объяснить
что означает канва
на небесной машине
видел радугу
над твоими руками
ад это не то
что ждет нас на Марсовом поле
а то
что живет изнутри
сживается
облаком серым
Господи
помоги поэту Василию
и силам его
обрести


* * *
спасибо тебе
говорю тихо в ухо подъезду темному
солнце тебе
не тронет лучами
смотрю и сжимается облако внутри моего тела
на облака поделенное
я думаю
кто сегодня увидит тебя такой
завидую им
хотя понимаю
река
люди
деревья
ты мир застывший на дне моих хрусталиков
так застывает
янтарь
в морозном море
так закрывается пленная книга
и ангелы
смеются
словно ты
рядом
всё остальное стихи
жизнь
наивная гостья съемной квартиры


* * *
если лежишь
на земле
сосны кажутся частью неба
так и ты
кажешься мне
частью меня самого
если
долго смотреть на сосны и облака


* * *
у музыки твои глаза


* * *
мы так и не решили
сколько ангелов
может уместиться
на кончике иглы
и сколько иголок
держит в руке ангел
когда я думаю о тебе


* * *
думая о смерти
я обретаю равновесие
говорил мне
мой друг
старый художник авангардист
он всю жизнь рисовал крыши домов
по-крайней мере
все свои картины
и белые и синие и алые
он объяснял именно так
наверное
он прав
ведь жизнь
это только одна сторона картины
другую мы скрываем
прячем в чуланах
боимся показывать
даже думать боимся
но ведь от этого ничего не изменится
мир не банка с консервированными персиками
которая может долго стоять на полке
мир намного сложнее жизни
и намного проще смерти
я понимаю всё это звучит банально
но смысл есть даже в самых банальных вещах
говорил мне
мой друг
старый художник авангардист
или
опять я что-то напутал
и он говорил что-то другое


* * *
целуясь
словно сосны в лесу
мы мысли наши
невидимые иным
соединяем
и птицы
живущие в наших головах
перелетают из одной в другую
радостно трели свои раздавая
иногда
мы увлекаемся
и тогда птицы
сбившись в одну стайку
в голове у одного из нас
забыв про другого
заставляют мучиться от ревности и страха все потерять
поэтому
когда мы расстаемся
мы долго не можем расцепить наших рук и губ
словно ждем
пока все наши птицы
рассядутся
по своим местам
в наших душах
и сердцах


* * *
спасибо тебе
говорю в темноту
может кто-то услышит меня
оглянется
замрет
удивится голосу в темноте
я словно часть темноты
её легкий клочок
легче шелка
касаюсь тебя
спасибо тебе
говорю темноте
на восток повернувшись
рисую на черном рулоне песка
имя твое
темнота
спасибо тебе
и затем
темноте удивленной тобой
говорю
не горю
не плачу
имя твое в ладонях держу
спасибо тебе
я бесправен и мал
по сравнению с миром внутри темноты
и ты
и меня не хватает на все твои ласки
моя темнота
моя пустота
ты та
что нужна
что нежна
темнота внутри меня самого
спасибо тебе


* * *
окраина
длинная
словно твои волосы
или нет
словно ожидание
твоих волос
мы ехали почти сто лет
сто лет белого шёлка
дома-мемуары
деревья-крики
окраина моей любви
город засыпанный пеплом наших сомнений
прочь из города
шептал мне
ангел
за левым плечом


* * *
я боюсь одиночества
так
как боится собака
проходящего поезда


* * *
легче всего в этой жизни
потерять
вновь приобретенное
счастье
и труднее всего
после этого
завоевать
его


* * *
никогда не говори
и
не пиши то
что приходит на ум
первым
по слабости твоей
либо
по силе своей
ибо с реальностью
это не имеет ничего общего


* * *
ты есть


* * *
и мир
не делится
делится река
словно спичечный коробок
на облака
и руки твои
отраженные
лицо твоё
беру
/и слово беруши вспоминаю сразу/
вспоминаю
тишина не делится
она всеобъемлюща
/какое сложно слово/
делятся только слова
словно открытый спичечный коробок
сброшенный
на пол
рукой твоей
Господи
/вспоминаю тебя/


* * *
ангел
похожий на Сержа Генсбура
де-юре
и не ангел совсем
но фактически
по жизни
разве
не птичьим языком
ангел
похожий на Сержа Генсбура
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah





Cбор средств на оплату хостинга
ЮMoney (Яндекс.Деньги) | Paypal

πτ 18+
(ↄ) 1999–2021 Полутона