РАБОЧИЙ СТОЛ

СПИСОК АВТОРОВ

Дмитрий Дедюлин

Шок бульбашек

07-11-2022 : редактор - Юлия Тишковская





* * *

дорогие пейзане,
вы что – всё ещё нуждаетесь в пармезане?
вы всё ещё нуждаетесь в этом сыре
который вас только ножиком пырит
который глазеет на вас из тумана
и вынимает при этом месяц из кармана
а месяц светит – такой ясный и тихий
как будто у его изголовья 
склонились гвоздики
и он стал похожим на сыр
как никто из вас быть не может
тот что смотрит на вас глазницами дыр
потому что тоска его гложет



* * *

Вселенная держится на свиньях – я уяснил эту аксиому ещё в детстве
когда стоял перед классом а класс хохотал слушая мои невнятные ответы
на строгие выговоры учительницы спрашивающей почему я опоздал
на урок геометрии – божественной науки о которой мы не знали ничего
и поэтому падали вниз как осенние хлопья огней – вниз чтобы коснуться
травы и поверхности пруда и растаять в этих отражениях,
в этой бегущей траве, в этом мутном лесу где светит одинокая луна
навсегда как и положено царским гонцам упавшим на землю
при виде приближения грозного царя и могучей свиты – 
этого пышного шествия символизирующего движение светил
по углублённому в своё убожество небосклону



СЕВЕР

мир белых людей подходит к концу – 
я сочиняю для ангелов но пишу к Отцу
мир белых людей шатается на весах – 
кто говорит о станции а кто говорит о лесах
в сущности это паровоз и его не остановить – 
каждый кто хочет жить катится в нём как ртуть
два эбеновых ангела подбрасывают в топку угля – 
я хотел бы жить в Англии не ради чего-то а для
лучшего местонахождения: полей, лесов, рек – 
почувствуй моё снисхождение и умри человек
так как ты жил дорого – 
жил в общем зазря – 
смотри над твоим воротом горит дорогая заря
чтобы сказав «до свидания»
погаснуть в угольной тьме – 
никнет твоё страдание
чтобы остаться в уме
маленькой точкой Севера – 
венцом ледяного кремля – 
нам не оставили выбора – 
крутится как земля
эта точка на карте – 
наш венценосный король – 
Люциус Бонапарте
выйти для роли изволь
чтобы сыграть в этой пьесе
и подвести итог
мы остаёмся вместе – 
только над нами Бог



* * *

в Антарктиде белые люди ничего не могут найти
они шествуют там со своими хоругвями навстречу колючему солнцу
они плавают в чёрном заливе словно утки из снега и медленно тают
они делят своих на чужих и хищников и отправляют их
на неведомую планету за кобальтовой рудой и обрывками сновидений
которые странствуют между нами склоняясь то к одному
то ко второму то к третьему и закрывая ему глаза
и он отправляется в длительное путешествие между звёздами
заходя в галактические порты, набирая в саквояжи самоцветов
и сборы местных трав и отправляясь дальше – туда где
в отдалённом уголке Вселенной светит голубая звезда
и вбирает в свою орбиту лучи всех звёзд
стремящихся по космическому небосклону
туда где их приветно манит белый свет отдалённого космоса



* * *

образ распятия Христа превратился в подобие – 
в решётку скрывающую распятие
и находящуюся там где Христа уже нет
а есть белое облако скрывающее его пустоту
от глаз ведомых Им учеников
застывших на картине неизвестного художника
подняв глаза к небесам и смотрящих на них
с видом немого изумления принявшего
на веру то обстоятельство что Христа нет на небе
и следящего за белым облачком
примостившимся на краю небес
и путешествующим в великую Нирвану
к значимой и принявшей облик просветителя пустоте



* * *

сегодня я впервые почувствовал Хэллоуин – он опустился на меня
как туманное облако сквозь которое просвечивали предметы
и всё колебалось и рассыпалось на куски в этом неявном мареве
которое называется нашей надеждой и окутывает нас
как этот Хэллоуин оставляя призрачную надежду
на надежду быть забытым чёрными демонами нашей тоски
прячущими свои тела в мокром песке холодных побережий
залива Галлюцинаций выпускающего эти чёрные подводные лодки
на нашу погибель и к объективу камеры нашего радостного стрима в небесах
розовых надежд и голубых тюльпанов – стрима уводящего
нас за грани наших познаний и окутывающего нас как плотные водоросли
окутывают пловца опускающегося в самую чёрную глубину – 
глубину наших признаний в нашей не устоявшейся пустоте



* * *

на самом деле никакого гуманизма нет – а есть законы мирного
и военного времени – мы уже длительное время
живём по закону военного времени хотя большинство
людей этого не понимает – они не понимают что война началась
и что пленные танки уже снимают с широких платформ
и что якудза уже захватила плацдармы в Чёрном море
и только мы – невинные люди не ведаем об этом
поэтому нам выписан облегчённый закон военного времени
который не учитывает некоторые варианты но который
тем не менее действует и по которому мы должны
два раза в год отмечаться в военкомате и получать там
соль сахар крупу а также перец на случай длительной
эвакуации в атомные бомбоубежища в которых
чисто светло и просторно и стоят аквариумы
с плавающими в них сейсморыбами и ты можешь забыть
о том грозном и тягучем мире что бушует за стенами
бомбоубежищ – там наверху и который как паровоз
увозит нас в неизвестную даль – мимо мелькают сёла
города перелески и только на одинокой станции
висит колодезный журавль и опускает бадью
в чистую холодную воду чтобы поднять её
и напоить кошечек собачек и прочих бумажных
и плюшевых тварей которые столпились у ног мальчика
завершающего эту нехитрую операцию и поднимающего
колодезное ведро к тяжёлому солнцу



* * *

не гони волну – 
а то я в ней утону
а то я пойду вместе с ней ко дну
и тебя – вольный каменщик,
не помяну в этих медленных святцах
в этих праздниках естества – 
за которые браться и подбирать слова
можно только немногим и ты один из них – 
только не уходи с дороги
видишь – ветер затих
и над одиноким садом
внезапно горит звезда
это тебе не награда – 
это просто сюда
сходятся лишние звёзды
чтоб в высоте замереть
глядя как нежно и просто
в земле умирает смерть



* * *

пренебрегли красавицей Лукерьей – 
заставили её страдать одну
она ж забыв про ложь и лицемерье
решила что пойдёт одна ко дну
забыв про злые мира суеверья
а также то что крикнула: «тону»
но тут явился ей красавец однорогий
и предложил ей ввесть её в очаг
семейных дрязг собравших на дороге
большое стойбище и развернувших флаг
она ж прекрасная ушла не обернувшись – 
она его с порога прогнала
а он висел как бедный шарик сдувшись
она над ним в когтях неся орла
прошла мегера
даже не споткнувшись – 
его ж на тризну друга увлекла
он там стоял – 
по-прежнему ужасный – 
она ж в руках держала как копьё
спасённый меч – 
бесплотный и опасный – 
холодный свет струился от неё
 
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah





πτ 18+
(ↄ) 1999–2022 Полутона

Поддержать проект