RSS / ВСЕ

|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «СТЕРХ ЗВУКОВОЙ»
|  Фестиваль "Поэзия со знаком плюс"
|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
ADV

1001bilet.ua/2150-pohozhe_na_schaste_ada_rogovtseva.html
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Влад Гагин

На сломанном русском

07-11-2015 : редактор - Женя Риц





***

Эти привычные изъяснения в столбик
изъяснения в столбик привычные эти
гарпуны запятых и кавычки — как сети
для прямого высказывания пойман и вор
разговор безусловно с собой на каком языке
на сломанном языке безусловно с собой
разговор безусловно с собой непонятно с кем
непонятно с кем непонятно о чём
обречён этот лживый язык обречён а ты
продолжаешь им шевелить настойчивый наш
расколотый нахрен субъект все твои ходы
разгаданы до прочтения до прочтения до
прочтения сиди и внутри мировой тоски
или русский тоски сиди шевели языком
внутри мировой тоски ты попал в тиски
своего языка своего ветвистого языка
и слова не подобрать какой-то рок или рэп
какой-то рэп или рок какой-то эй фраерок
какой-то нелепый сыплется сленг
мы сидим в закупоренной комнате о тоска
сказал а говори бэ никакой никакой
звукописи не будет не будет шуток игры
но понятно что нужно об одной о простой
вещи сказать без всякой помощи языка


***

Кажется, сердце не выдержит снега в Уфе;
эти вчера не скомкать, не отпустить
на прогулку, чтобы они мимо тёть
и дядь незнакомых порхали, как снег в Уфе.
Взял да и выпал. Выпалил сам себя
и оказался текстом, в котором есть
тело, плохая музыка, третий подъезд
в доме напротив рынка под номером 22.
Эти подробности, нужные только су-
бъекту, о котором уклончиво тянется речь,
голыми ветками тычат в сердце моё-твоё,
голыми ветками тычат в сердце моё-твоё.
Вроде рисунка Эгона Шиле что-то болит внутри,
но так хорошо, не обречённо болит,
взял да и выпал, никого не спросив, принёс
в глупую память глухую счастливый билет.
В глупую память глухую счастливая боль,
разноцветные знаки на белом фоне —
если открыть окно и долго стоять на балконе,
что-то, возможно, получится прочитать.


ВЗРОСЛОМУ ЯЗЫКУ

Человек обучается взрослому языку
учится говорить извините пожалуйста
он говорит ах ты тварь а также
не звони мне больше он понимает
самое важное не слова — распорядок
вовремя сказать тому-то и тому-то
он пишет статьи рекламирует сумки
из Италии он пишет о разных услугах
оценка автомобиля установка мест
для курения установка автономной
канализации и так далее и так далее
он умеет проходить собеседования
он умеет порывать с любимыми
он умеет хамить в очереди
но не помнит нет но не помнит как
он стоял в помещении собраны вещи
завтра переезд раскрыты двери балкона
оглушительный июльский ливень
оглушительный июльский ливень
и дело не в том что есть там какой-то
особенный детский язык нет нет
некоторые дети уже рождаются
взрослыми или по крайней мере сразу
усваивают именно этот именно этот
язык притворства тяжёлых болезней
беспощадных медиа смерти смотри
он же долго сопротивлялся его
считали странным стройным
струнным он сопротивлялся изо
всех своих тоненьких сил но всё же
научился говорить не жалея слов
он ещё сам надеется конечно
что всё это только обманка
лишь комбинезон защитного цвета
мантия-невидимка позволяющая
затеряться в толпе затесаться среди

мы не знаем


***

С волками жить но не завыть по-волчьи
и не забыть того что через толщи
проглядывало сновидений наяву
навет навеянный навеянный живу
и колыхаюсь на ветру трава тростинка
права была гадалка палестинка
сказав о нашем чёрненьком чертёнке
прилежно прорисованный в тетрадке
он посмотрел на всех печальным глазом
я никуда в твои дела не лезу
простое правило в затишье коридора
молчи молчи но не завой подобно
плохому хищному усталому вахтёру
усатому плохому военкому
молчи молчи я разгадаю теорему
я что-нибудь найду я ничего не потеряю


***

Очень многие вещи пугают, однако есть
темнота за бортом самолёта, стихотворение
Дилана Томаса, прочитанное случайно,
как бы сквозь страх. Почему
всё это существует? Нет никаких причин.
Два человека понимают друг друга. Два
разных человека понимают друг друга,
хотя реплики их разговора заглушает
шум белого шума, шипение страшного океана,
да мало ли что ещё? И даже не верится,
что один из них вышел из подъезда
пятиэтажки, чтобы пить дешёвое пиво,
блевать в снег, плакать, получать по лицу,
скрываться от военкомата, мастурбировать,
двигаясь, как червяк. Даже не верится, что
именно эти нищие, потёртые, постсоветские,
эти никакие, эти... тихие, что ли, дома,
вереницей протянутые на фоне розоватого неба, —
именно они научили смотреть. Впрочем,
радоваться не стоит. Земля замёрзла,
солнце ноября не спасёт, не спасёт,
язык не вывернуть наизнанку, не вернуть
сна, не вернуть яви. Страха не остаётся,
секунды летят.

blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah