СООБЩЕСТВО

СПИСОК АВТОРОВ

Тимофей Дунченко

как няня может спасти ребенка

08-11-2020





(яркий поздний)

В отлив еще висок расколотил. Ступил слегка
в погашенной ночнушке на половицу
крашеную пеплом. Она запела свой короткий
тонкий бит. Огонь который сможет говорить
и показать что тлением окрепла сквозь
колыхающийся в зрении рапид.

В отлив на цыпочки до самой верхней полки,
до нужной банки, до трезвона в перепонке,
до холода в четвертом позвонке - поставить старт
для этой тихой гонки. И понести решение огранки
бесформенным мерцаниям в щеке. Так пережевывая
темные обломки - он из себя и вышел налегке.

В отлив еще зияла и плыла. Большой ошибкой
путеводиться во звездам - от здания все дальше
и смешней. На свет другой - не яркий и не поздний.
Нежнее дразнит и тихонечко укусит. Фонарный столб
как насекомый усик. Моргнул. Смекнул что путь
свернулся в узел. Конечен - ну конечно в тишине.

(глиф)

1.

крадясь боясь шажками в отпечатки
не наступать на трещины брусчатки
богатый йодом цинком чешуей
в поля последние
в разительный закат

сначала мы не виделись по четным
потом столкнулись всколыхнулись зарычали
мол вени види вичи
и хвост такой девичий
и это облачко похожее на скат

и песнь дрожит укрытая в мурашки
горящее окно многоэтажки
пока туманом спрятан самолет
его крыло мигает и поет
о вишне о черешне

но летя же

земля уходит из под ног
в ал цвет окрашен мой полог
и как творится эта пыль
так тщательна и ты

так тщательно и ляжет

2.

и как сказал свое орлом
сейчас шагну

главу склонил под тем углом
и клокотнул

вскричал про чад про хмарь про хтонь
лошадка пал его пал конь
стреляя в гриву

так он и этот подоконник
сделал глифом

прижмя к стеклу свой пятачок
так выворачивал плечо
что плечи сникли

и кисти вислые
и тлен его сияющих тентаклей

так между ними
когти локтей

то день ли был то мрак ли


(шаровая)

долго стоял и смотрел сквозь покрытую солнечной влагой
бусин и цепь та дрожала и воздух немного лагал
там и столкнулись она шаровая и он еще кости да мякоть
а под губою толкали да мяли молочных два свежих клыка

пал на ладонь был осмотрен да спрятан под пахом
фее отдаст но пока сокрывая от всех
та его ночью лизнет и по крохам те кости да мякоть
выдует в мрамор сготовит уютный отсек

он не запомнит сначала споткнется и крякнет
как возмужал неожиданно бабка всплакнет
надо же был же такое вот кости да мякоть
что неужели опять оно кончится и прогрядет

так и уехал закончилось лето и бабка
поезд кривился шумел и тащил на обратный вокзал
а шаровая уже прицепилась воткнулась булавкой
ибо в последнюю мякоть таки проползла


(он не справится без меня)

улыбнулась как-то по-особенному
неизбежно и няшно
знаешь хуйня это всё всё хуйня

я сейчас скажу текст за который мне страшно
он не справится без меня

и тут же глазом оцепила и вздохнула
насупилась и тихо зарычала
и я ужался в точку ждал тот текст
меня знобило

да чего уж там
накрыло и копнуло

она смотрела улыбалась и молчала


(шаровая)

пошли пошли она сейчас сверкнет
ну вышли ждем таращимся вовысь
сейчас сейчас еще немного
ты такого не увидишь больше никогда
сейчас произойдет такое заебись

сверкнуло

мда

ну то есть может быть кому-то и красиво
но мне чего-то не пошло блин ерунда какая-то
простенько и ничего особенного
ну окрасилось чего я там не видел

а он подошел и обнял
кто тебя так обидел

ему пизда



(мартовские ковиды)

1.

Только мы с тобой и останемся. Он улыбнулся ей
коронной своей улыбкой, коснулся ее ласты своей ластой
и они продолжили свой пингвиний танец у вашего этого
ебучего эскалатора.


2.

Сева чихнул. Маша виновато оглядела сопассажиров, часть взрохлилась,
но никто не посмотрел ей в глаза. Какой-то студент в маске с нарисованными
поцелуйчиками закопался в одетый не по погоде шарф. Маша дернула Севин рукав,
тихо мол, дома будешь чихать. Сева виновато улыбнулся, глянул на Машу мутными,
типа влюбленными, задержал подкрадывающийся очередной чих, застыл, и спустя секунды две
взорвался инопланетной жижей.

3.

У подъезда их перехватили. Молоденькой, в усиках и форме
взвизгнул - стоять! Ярослав повернулся - чо?
Где ваши маски и документы?!- испуганно отрабатывали усики.
Маша хмыкнула и перевернула рюкзак. Достала из - и надела на Ярика маску бэтмена,
на себя - кэтвумэна, шлепнула паспортом по жопе росгвардейца
и ввела код: 1918.

4.

Дома хорошо.. - Егор вздохнул.
Все взяла? - Егор вопросил.
Маша кряхтела и отсчитывала метраж рулонов, не наебали ль.

5.

Баттлреп:

- Пока я в маме твоей высекал течу,
ты скупал в дикси гречу.
Мне как бы было ок, а она мне говорила
еще еще сынок.

- (в ответ кашляет в морду)


6.

(вирус пел)

Меньше, пожалуйста меньше хлада я не выживу. Больше
коммуникации, пожалуйста. Бродский - лох, со своей комнатой,
читайте Бориса Рыжего:

"Когда в подъездах закрывают двери
и светофоры смотрят в небеса,
я перед сном гуляю в этом сквере,
с завидной регулярностью по мере
возможности, по полтора часа."

А лучше два, или четыре даже. Тоже классик, ей богу,
обнимайтесь, целуйтесь. Дайте клеточки ваши мне разъебашить
и с ними подружиться.

Вы хотите жить и размножаться, я тоже.

Мы так похожи. Смотри вглубь,
не на кривые эти лица.

Не убивай меня, я маленький и хрупкий. Я сам не знаю,
как я оказался. Вот ты, Сережа, меня точно понимаешь. Ты
тоже как родился - охуел.

Ведь ты же не хотел быть уничтожен.
Вот и я.

Не убивай меня
раз я тебе антиположен.
Всем благ, то мой парад, мой флаг.
Наверное не мне, как вам, свою же
жизнь решить.

О, дайте дайте люди жить.
И если каждый каждого любим,
так победим.

7.

Маша (трется попой о мишино бедро): Ну давай!
Миша (стеклянно смотрит поверх маши, бормочет): Все умрем..
Маша (смотрит туда куда смотрит миша): Почему?
Миша (берет за плечи машу, отодвигает в сторону): Миру пиздец.
Маша пожимает плечами, бросает Мишу, идет к Васе, но там ситуация повторяется.
Маша смотрит в камеру, поджимает губу: "Как тебе такое, Илон Маск ?"

А Илон Маск женат. И у него есть ракета на Марс.

(Тот самый случай когда ты - Маша. Но тебе в любом случае - поебать.
И ни шутки не работают, ни Норман Ридус пиццу не привез.)

8.

Песнь моя не про меня, песнь моя про - всё хуйня. С этими
укрепляющими словами Афанасий решился таки сходить за сигаретами
в нонешние неспокойные времена.

(У него спросили паспорт. А он его забыл дома. Но улыбнулся,
я так молодо выгляжу (Афанасию - 32). Даже сигарет не взял,
собственной улыбки и радости хватило. А по пути домой нажал кнопку лифта,
почесал глаз, заболел ХУЕТой и умер во сне на следующий день,
мило и печально)

9.

Вот же говно, - Порфирий (52 годика) дул на ордена
и тер их марлечкой - Чо делать то, чо делать.. Май ж на носу.

Каждый год Порфирий чистил папины ордена
и ходил на российский парад - "за цветочками". А тут
вдруг вождь сказал, хуйня есть, хуйня продолжается и может быть хуйня продлится.
Порфирий поначалу даже прифигел от такой
неожиданной самокритики от вождя, но оказалось что вождь не про себя, а про болячки.

Но май то на носу, а поход вдруг стал под вопросом. Типа, может не будет его.

А чо делать Порфирию, если май потух. Гневливо Порфирию.
Ну ладно неделя, ладно дома сидеть, там снаружи и так до мая - хуета собачья.
Но в мае то чо.
Гневался и гневался, но пошел за хлебушком. Взял. На кассе на него
приветливо кашлянула продавщица из неприветливой
бывшей республики, Порфирий хмыкнул и поднялся на свой этаж.

До мая Порфирий не дожил, подавился бутербродом из масла и булки
аж 26 апреля. То есть всего следующего ада не увидел. Летят самолеты - привет Порфирию,
плывут лодки - тоже машут, просто мимо люди идут, спрашивают о чем шум, им - мол Порфирий умер,
ну умер и умер ржут под лебедева люди - и дальше идут.

А май тем не менее грядет.
Подписывайтесь на его канал, ставьте гвоздички в вазочку.

10.

(солнышко и его загоны)

Марик слегка прихуел, когда понял, что то лето, что он ждал - не произойдет. Что солнышко
придется разглядывать совсем с другой стороны. То солнышко - что смотрит почва родины,
и то светило что он видит сам - просматривается по-разному, бишь инако. Словно из одного
охуенного солнышка их стало два, одно - то самое охуенное, с песочком под волнышки, и то другое - пыльное и злое,
не ласкающее, а жарящее как босс в его офисе. Марик начинал злиться.

Вирусы - говно. С этой фразой Марик ворвался в квартиру, и плюнул жене в лицо - жена услышал только "говно!"
и подумала про саму себя, чем ответила соловьиной трелью. Их сын, покоящийся меж ее.. посреди..
ну где-то там в сиськах матери - просто хотел жрать. Дитя вовсе и совсем
не понимало экзистенциальные молнии предтеч.

А предтечи - лютовали, плевались слюной и злобой, рождая из слюнь - новые неведомые вирусы,
которые появлялись и умирали , лишь бы не быть замешанными в этой человеческой хуете.
Но один из, дитя летучей мыши, бритый, нелепый, в слезах бытия, и батюшки нашего сатаны - всех спасет.
Если вовремя обратиться, и бабужка ваша выживет и дедужка, а прадедужка оживет. Аминь сатан. Неси семя моё,
ласкай соски мои, мне все равно как семя разговлить, прищур мне твой смешон, твой писюн - сморщенный корнишон,
моя обувь - итальянские сапоги, мои жертвы - твои изгибы. Ласкай ласкай мои соски, стирай стирай мои носки.
И три и три мои виски. И - их уже четыре. Дух, бог, частица, человек. Мы вместе все уже навек.
В коленях, локтях и ушах, в любых изгибах. Но ты попробуй не плошать, дышать на шар, живя мешать,
жить и не гибнуть. Дави-дави, дави их всех, и смех и грех, мясцо и мех, каштан орех, смородина кобзон,
тем шире родина чем чище в ней озон, всё чушь - и по последним сводкам, мы пальцы сунули и сдохли от проводки.
А ты, любимая не умирай - хочу с тобой. В туда, где солнышко пылает, где есть отклик.


11.

(кх)

Смотри - говорит - у меня есть средство, средство от контекста. Бьет клешней по тарелке.
Аккуратно, другой еще, отрезает клешню столовым ножичком.
Подцепляет вилочкой и отправляет себе на язык. Мм, закатывает глаза, клешни перекатываются
с правой внутренности щеки в левую. Мм, глаза опускаются на пустую вилочку.
Кх! - ошметки падают на тарелку. Где контекст? Нет контекста.
В этот момент на крылечке поет соловушек. Песнь его крива, как любая птичья песнь,
которая только в письме прозаиков красива, а так - херовое истеричное щебетанье.
Но крыльцо стоит, сад зарос, окна пыльны и в занавесочках. Ничего не мешает уюту уединения.
Дай мне руку. На. Возьми обратно. Спасибо. Прекрасно. Действительно, ничего не мешает уюту.
Даже ты. И я тебе не мешаю.

Затем он стряхивает шелуху на траву. Шелуха падает и прорастает, царем лесным,
чудовищем с цветочком. И боль десны и явно что - порочно. Мы все в греху ту шелуху,
и ту траву - мы все, как голову на плаху - и построчно. То ли во мху, то ли в меху. Но греет,
раздвигает, мироточит. И между пальцев точит во труху.
Потом плюет и мнет тебя в биточек.

А тот биточек точно полыхнет.

Тебе не нужен, но вот он - тебя захочет. Пронзит везде, у ушек обесточит,
скользнет к губам - сомкнет и напророчит. Такое заводное бубубу.

Что слово всякое окажется табу.
Что текст любой покажется, как прочерк.
И в верхнем ящичке, не ключ - а труп в гробу.
Им подыскать к замку - не к зобу - не резьбу.

А гниль.

А гниль мокрее, чем огонь, как оказалось.
Огонь чуть ярче, чем закрытые глаза.

И жизнь немного большее, чем шалость.
А смерть и есть та шалость не со зла.


(пороги)

медведи тащили меня по руслу
зачерпывая как рыбину
и царапая лицо

а самый большой медведь
самый мохнатый и грузный еще и грустно
рычал
он закончится когда-нибудь
в конце то концов

а я не заканчивался у меня был нерест
выплескивался с воплем
и нырял обратно в ручей

вон там еще камушек
попробую него прыгнуть через
прыгнул нерестнулся глотнул течение
воды ничьей

надо мной свистела медвежья лапа
когти красиво царапали солнечный свет
я ж со дна выпускал диковинный баббл
а потом с размаху выпрыгивал
как обед

как обед пропущенный
как обед наглый
не окученный
этой лапой

тут и солнышко идет к закату
тут и он усталый заебанный идет чесать
спину о сосну

тут и я напрыгавшийся
принимаю фатум

еще три порога
и в весну


(манго ярослав)

Я созрел - кричит манго Ярослав. Но мы не знаем, как разрезать Ярослава.
Вообще удивился, что внутри него - такая плоская косточка.

Я думал, что Ярослав - как персик. Пополам его, а потом против часовой.
Но нихренаж - Ярослав манго. Он - с плоской косточкой.

Есть ли салаты с Ярославом, расскажите.
А то так, пожевал, обсосал, корочку скинул - дурацкий Ярослав.
Я слышал, что можно сделать с Ярославом рис.

Сам то он верещит, какой мол рис, я манго, я песня.


(исус)

В полночь я вышел на прогулку. Шел в темноте до магазина. Купил сигарет, по пути никого не встретил.
Но что-то в событийном движении мне показалось музыкальным. Я попробовал спеть. Сначала
просто шептал мелодию, потом клюкнул и расправился.
Прийди, прийди сатана - заорал.

Заорал аккуратно, уже в подъезде, уже в лифте.
Но тут то лифт и остановился.

И погас еще.

Сатана, я ж пошутил - шепнул зачем-то.

Лифт молчал, и темно еще было. И скушно было, одиноко было. Я вспомнил что в лифте есть зеркало,
и - чтобы не быть в лифте одному - попытался вызвать пиковую даму.
Пиковая дама, пиковая дама, пиковая дама, прийди - куда-то туда-то - где я думал что зеркало - сказал.
Потом вспомнил дурак про смартфон и посветил.

Вместо пиковой дамы увидел свое лицо. Оно не было ни пиковым,
ни женским, просто усталое ебало.

Сатане такое ебало ни к чему. Как ему юзать такое ебало. Да никак.
Вызовешь, поржет и удалится. А дама пиковая явится да хмыкнет.

Погас смартфон. Батарея хреновая.

Ни смешно, ни страшно. Темно.

И тут..

Озарилось и пришел Исус.



(заготовка)

Молодая поэтесса готовила подборку в новый литературный журнал "Аллитерация".
Журнал вроде как недавно появившийся, но учитывающий все тенденции. И канал в телеге, и страница (не группа!) в ФБ,
и даже сайт у журнала есть.. Но что-то не так..

Что же не так, спросите вы..

Все не так, ответим мы, Ипохондрии Межгалактического Союза Вневедомственной Сральни. Не поэтесса она,
нам так кажется, ибо все ей написанное - Говно Несуразное. Выебем матушку ее и папушку, дедушку и бабушку.
Ибо как сказано было, Литература одна Великая и только так и Никак Иначее,
а все Прочее - Злоебучее.

Мы решаем что Пиздеть, что Умалчивать. Как Писать, с какой Умыслью. Ибо кто воздрочил
на великую Литературу каверзно - возгниет во Агние.

Кто Мудер, кто гнида тупенькая, больших и заглавных не заслуживающая.
Да Восремся во Благо. Амен.

Что же делать, спросите вы..
Запретить етить публикацию поэтессы той в журнале "Аллитерация", возгневаться и
отрезать от поэтессы "поэт" корень - пусть станет -ессою. Пусть -есса та нищенствует духовно
на потемках быдла насущного,
и конем ищо ебать её.


(форма работает)

То что поражает до сих пор - форма работает. Меняй не меняй, но вдруг срифмуешь
и подашь формой - считают как стишок. Чуть поменяешь - и всё, мимо. Заповедные бонусы
на стишок, не на шутку. Хотя и шутка может быть оформлена,
как стишок. И стишок - как шутка.

Хотел мешок, а стала вдруг решетка.
И плотность меньше, но не выбраться никак.
Мустанг был дик, лошадка шатка.
А на своих двоих шатался кое как.

Она подумала лавиной я была
А пеленою и туманом не случилось
И умерла - во рту ее горчилась
Опасная корявая игла

Порос набор походом в карусели
Не затаились но собрали клич
Не затаились но невидимо присели
И так шептались на своем на птичьем

И лишь во тьме невидимо жевали
И от жеванья колыхалась тьма
От тех вибраций кубики упали
И домик разрушился больше никогда я не строил домики
Для меня все кубики стали просто кубики, волк
придет дунет пфф а мы внутри голенькие поросята,
вот же говно думаем мы втроем.

А он нас ест.


(всплак)

1.

нить была звонок типа тронешь
и все сбегутся
кучи лазеров и другие препятствия
прописанного воровства
что такое сынок
яблочко говоришь
говоришь блюдце
беги в стену
и повторяй

березки и листва
березки и листва

2.

он умел развернуть диалог
мм майор
запищал прям том йорк
и своими грубыми усокрылыми
аннигилировал
и только помнили уста

березки и листва
березки и листва

3.

ну расскажите что майор
куда вас дёр и что с тех пор

понабежало журнальё
балет омлет деми плиё
и тот раскат
и дивно морием был сжат

то самый лучший и красивейший закат
и шашлыки и кореша
а я ушатана
и кнопочку не сжать

4.

еще четыре дня болела грудь
еще он попытался обмануть
еще на пятый я сказала папе
но папе и его не сковырнуть

5.

ну так я и беру нитку и нить держу
я иглу ввожу
вы держите его не ведитесь на его
убежу чизусе убежу
пусть не трогает
я и так рожу

папа сказал сделать больно

6.

хорошо психолог сказала
хорошо говорит у вас тайна
хорошо говорю и за молчание психолога доплачиваю
несколько неизвестных
щепоть любви взвизг обочины пара искр
и потрачено

6.

вези на дачу говорю таксисту
обнимаю влачу
лыба в бочины
зубы сточены
ты прекрасный труп я невзрачная
я плачу


(антитело)

она прозрачная как рыба на прилавке
идет тлевать себя на травушке-муравке
а мысли как опилки и булавки
ее едят

и даже в давке
челюстной маршрутной давке
ее ебут два негра и три кафки
и даже так
ее опередят

придет последней как весна
еще два сына и три сна
еще ведет ее блесна
но отстает

а вроде бы была честна
с собой тобой и головой была честна
но вразнобой
ее грядет

и виноватой не слыла
и в рот чужое не брала
и ни добра ни блаблабла
а жизнь не так

а жизнь не та лицо не то
лицо и не разобрала
и мать с отцом
а было ли лицо

и ветку ту
я разомкну
сказала здесь
сказала тут

так говорят полезно
сказала и исчезла



(достаточно редкий пульс)

1.

С губы вышла подъязыковая, ласковая, как подкова
на жеребце. Что говорит ты делаешь,
цель мну, грит, мну цель.

И свист идет, и музыка тревожит.

Итак. Есть цель. Есть жеребец. Нужна лишь лошадь.
А ту лошадку всем се(д)лом - миту.

Её в саду запотаённом обнаружат, и целый год её
еще потом иметь
ввиду.

С губы же шла, ступала словно пава. Крысятам пряник,
липкая отрава. И хомуток. Клочок пути
в забытые угодья.

Прелюдия как бешенство - в итоге.

2.

Но вот разинул - было что разинуть. Ту пасть,
что глоткой не назвать.

А к волчьему сосцу при том при сём
припасть. Мы строим город.

Хотел бы я кирпичик показать. Но сплыл
кирпичик.

И я тому кирпичику не власть.

3.

Моё же сердце бешено стучало, как тот сосед,
что музыкой встревожен.
Мол выруби, ребенок спит же, сука.
Я не открыл. Наушники надел.

И сердце безнадежно замолчало. Наверное
уткнулось в свой предел.

4.

И пульс был редок, очень редок пульс.
Вы где найдете пульс еще такой.
Его своей рукой, чужой еще рукой, все щупали -
не находили.

Ушли ни с чем, а долго ведь ходили.

Лошадку вот еще да учредили.



(опять диалоги)


1.

- Расскажите пожалуйста, где ключевой воды напились. Лучшее окончание недели ваше,
ослепительное заебись - где присутствовало.

- Присутствовало заебись - вчера. Проснулся от собственного ора - ура! Проснулся и чуть от счастья
не окоченел, тут же, сразу, понял - я же не печенег. У меня нет страха, денег, печенек - ничего нет.
Словно будда я.

- Ничивоси, вот ведь даете вы. А в чем ваш спокойствия секрет?

- Так сказал же. Нет страха. Денег. Печенек. Ничего у меня нет.

- Хм. И в чем плюсы ничего не имения?

- Ну как же. Колоссальное, ослепительное от отсутствия себя охуение. Словно будда я. Вы чего?
Не понимаете каково это это не иметь ничево?

- Нет, расскажите.

- Ох ну ладно. Записывайте, то бишь - запишите. Ничево - это когда вообще никак,
никуда и нигде. То есть ты везде ,но нигде, вроде бы эдак и так, но никак, вроде бы
сунулся туда и сюда - но тебе никуда. И когда все везде и там и тут заебало - это и есть
ключевая точка спокойствия, главный гвоздь текущего карнавала. Все вокруг сверкает, переливается,
а тебе похеру и становится так спокойно на душе, так на душе красиво.

- Ага, понятно, до свидания, спасибо.

2.

- Извините пожалуйста, вопрос.

- О! Вы в тренде! Извиняю. Спрашивайте.

- Не охуели ль вы?

- Ели ли львы уху? Какой интересный вопрос! Право не знаю, возможно и ели,
но это как посмотреть, кто готовил, надо б выяснить, не было ль тут насильного кормления львов
вареной рыбой со стороны человечества. Если было, то думаю, это не они ели, а им подбрасывали
в саванну - то бишь львы жертвы ухи. Хм. Так и запишите. Львы - жертвы ухи.


(фейл)

Пьем соки твои, спадаем со тлеющим опереньем. Чем ближе,
тем больше крови вдыхается, так и поперхнуться можно.

Я сижу на кортах и вглядываюсь в горизонт, мне тревожно.

Эти вороны хитро пикируют, облаком прикрываются,
смрад их капель, отмахнусь, а вонь то.
Дивный огонь. Подмигнул и всучил, а я стою с факелом в руке,
и переминаюсь, че делать то.

Тут она вспела, ажно молния расхерачила все селенье, красота.
Я к мальчику обратился, он стоит, прикрыв лицо ладошками
и считает до ста видимо, тк уже восемьдесят два.

Мальчик, у меня факел в руке, куда нести. Тот вынимает лицо
из горсти и очень мудро речёт.

Дядь, я не ручной, иди в жопу.

Отмахиваюсь и иду. А воронье переходит с шелеста
перьев на людской шепот. Звучит так же.
А она то поет все, словно и в жертву не приносили, ажно
не привязана, словно насилия нет и не было.

Учитывая обстоятельства хмыкаю да. Нашего полку прибыло.

Надо выбираться. Сами себя спасут.
Вороны каркают, что мол я несу. Ну поярче, чем птичий
ваш скрежет.
Пререкаюсь, а сам приближаюсь все ближе к бреши.

Пьем твои соки - кричат, и ал небосвод и округл. Думают
в угол меня зажали.
Нуну не впервые туго.
И бросаюсь в брешь.

Хочешь жуй, хошь глотай - да давай уже, ешь.

Факелом размахивая, как трубой печной.
Мальчик стоит насмешливо говорит дядь да ты сам ручной.
И под его усмешку, под вороний клекот - думаю, ну пьют соки
так пусть пьют, пока не трогают.

Никого не спас, она как молнией зажглась так и погасла.
Не зацвело, не засверкало, а наоборот погрязло.

Как там последнюю песню курт пел:
если вместо глаз любимого на тебя глядит
темное озадаченное дуло
то финал это ебаный фейл.


(перевод с украинского)

Всеволод Митров
__

рыба становится человеком
стоит ей выбраться на сушу
и отряхнуться

чешуя ее станет цветами
плавники папоротником

а сама она пойдет дальше
и даже не оглянется
на оставшуюся позади
водную
гладь

перевод с украинского


(путин)

Как вышли из пещерки, папа учит свистеть. Смотри, губу отгибаешь,
два пальца - и ори воздухом. Можно и подозвать и отпугнуть. Я с вытаращенными
оторвался от маминого сосца и - свистнул: пфррр. Мамка махнула, подтерлась, иди, учи,
наболело уже везде.

Потом копье дали.

Копье это палка со вбитым в нее. С одной стороны камнем. Заточенным и тяжелым. Его когда кидаешь,
оно протыкает и ударяет, то есть наоборот, да, пап.

Кидать надо так, прищурился, наметил куда, присел и - со плеча. Я так и сделал, но видать
сильно прищурился, улетело копьишко в небеса. Вернулось, чуть папку не задело. Ругался тот.

А время то идет.

Ну все, сказали, теперь ты сам все, ты взрослый, уже пять зим пролетело. Выжил
значит крепок очень, готов идти на охоту.

Идем на охоту.

Я копьем приноровился, в папку больше не попадаю, да и мышцы у плеча вон
какие, та мохнатая что мне нравится постоянно дергает меня за косички.

Ну вот мы на охоте.

Папа рядом крадется, тихо говорит, смотри, вон, медленное животное. И действительно,
там путин шествует.

А папа учил, чтобы убить путина - главное тишина. Перед тем как копье бросить,
щеки надул сына - и терпи.

Я помню.

Я замер, присел, размахнулся - занес. Путин идет себе, травку жует, я с неподветренной с папкой. Не учует.
И жахнул со плеча. Путину в междурожье. Копье брякнуло и отлетело, тот глас возъякнул и понесся - шатаясь.
Папка с топором вдогонку. Пока путин шатался, папка ему топором во все межреберные.

Убили мы путина и принесли мамке. Та ворчала, но радовалась и жарила.

А папка меня даже по холке потрепал.


(любовь-паркур)

Нет. Это слишком несерьезно.
Маша стряхнула с себя Артема и задумалась.
Стоит ли деревце если Артем позволит или не стоит.
А в инете говорят, Маша, брось Артема, Артем - куст.

Кивает Маша и пишет Артему смс: "ты тоша - куст".
И стикер пожимающего плечами Рика кидает.
Тёма ей пеленгующего тревогу Морти, мол "чо за хуйня".
Нет, это слишком несерьезно, мол.

Имена путаются, а жизни то рушатся, все ж вечные такие, какие мол расставания.
Но тут Маша уходит в феминизм, а Тоша - нахуй просто. Артем облегченно - не во мне дело значит. И
социальная повестка течет волной, бежит волной. Кентавр пока сражается - смотрит - не выросла ли
на седле амазонка.ком, а между ног - обрезанное личико муххамада.

Нет, не выросло.

Скачет себе, копытца бьют баблишко, но любовь. Паркур.
А, ты тоже думал, куда название заведет.

Да сюда вот, зайка.
К непредумышленному лайку.


(+)

1.
Его ж прибили, потому то и сосал. А вы,
зловредцы - от деянья оторвали.
Религия - нескушный карнавал.
Аллах, акбар, исус - и по спирали.

2.

Маша такая плечом, Миш ты чо думаешь про россию, а
Миша уже - из-за маленькой ушел по большому, уу.
О боже миша, ты за такую хуйню в тюрьму??
Да говорит миша, я за все хуйни разных времен уходил
в разные жертвы.

О боже, Миша. Тут Бог посчитал сколько это будет,
хлеба, рыба, вино то ёбаное-ебанОе.
Волк воет, мм от его воя.
Иди к алтарю - там требуют.

3.

А тебе не кажется что название это гвоздь в анусе?

4.

Нет. Не кажется. Go нахуй все.


(ой коза)

1.

Беларусь пала. Первая новость мейл.ру. Я своим подругам сразу же
рассказала, всех отметила, всё им показала.
Наш салем вашему салему - в сумочке рашка ру.
Да, шутить привыкли, но не ровен час.

Наш тот на коне, с торсом голым, причастен ли.
Глубокие ли рубли, На каких коленях, какого патриархата
поза. Глубока ли роза борьбы.

И тому подобные шипы.
И кому не нравится.

Ира, болтают ли. Космические грибы.

2.

Фасеточные да мушные. Расписные в гжель, мой муж
меня бросил, а я долго сопротивлялась. И теперь
не он меня, а пошел он нахуй.

Общий путь.

Мы и так друг друга бесили долго. Что даже полка
прогнила и рухнула, книжная полка. Все нечитанное собрание
сочинений проспера мериме, да упало не сразу. На доли запуталось
в красивое макраме.

Но по голове, и летят вокруг и щебечут крылатые стразы.
И та, призрачная подлодка - вспыла.

Да воспылала.

Без обсуждений, в иной ужас. Как карусель,
сел и кружишься. Следишь чтобы ботинок
не слетел.

Пугал, а потом запел.

3.

Ой нет, час не ровен. Солдаты
выбитые из бревен, листва и жухлость.

Чуть-чуть принюхался и - тухлость.

А они говорят, что тот запах - мудрость.
Какая ебаная глупость этот смрад.
Сказал как на духу.

Но есть же люди, кто унюхал и так рад
тому запаху.

Так ад и стал таким приятным местом,
когда так холодно

то только греет ад.

4.

Но могу из себя тебя вычесть,
как козочку убить.

Многовековой обычай. Хуевая, неблагая весть.
Нам потом еще алименты за исуса. Такие страшные
алименты, От которых обосрется следующая
тыщонка. Не поймет, но по подобию
придумает - кредит.

Папа спиздит, что лайкнул твое вознесение.
Ты поверишь папе. Что лайкнул папа.

И вера в хуйню ту - всегда спасение.

5.

Или есть еще одна история у меня. Про тяпку.


(сетчатка притом молчала)

Неожиданно ослеплен, едущими навстречу
дальнобойными фарами.
Чуть не съехал в кювет.

Но тут раздался божий глас
да убожий гром.

Если не выйдет нутром, так доберем
дорогостоящими аксессуарами.

Так доберем.


(годмод)

а мы еще по пашне не прошлись
испачканные гладкие металлы
с мотором космоса
с конфетою засохшей
что из кармана
фантиком торчит

а день идет и пламенем горчит

его укусом
в солнечный полудень
расслабленный без мысли и орудий
опухший с грудью женской но без грудей
влачит и просит
своей жизни судий

немного нежности
от бога требует же
чит

на прохождение от двери до работы
на передышку со среды
да до субботы

чучуть терпения и жизни безлимит


(сигнал прижат)

лишь бы солнце не росло
лишь бы не пыхтело
лишь бы ты меня без слов
кости не ломило

память уже не та, странная, продает макароны в метро
быстро пробегая три пачки в одной
снимая кредиты с карт

дома, подсчитывая бонусы, со своей
светящейся аорты
сердце вдруг бонус замкнуло

мятое тулово, адовый взгляд

инвестиции в немощь в слезы
в овечку божью
тихая поступь - думая не тревожить
чтоб не слышно чтобы не произвести шум греха
и так и - тихо и

восполыхал

стоит у порога и спрашивает
что тобой не тобой нажито
что ты делал не сделав что мял не мяв

застыв выдавил - мяу

раззудись рука от лотка
размести меня колобка
на сусеке

золотая от того редка
медленная с рывка

ни клубка
ни тропы
ни лазейки

(зазор)

там было много всяких всяк
там каждый каждого плясал
там так хрустело что иссяк
и подустал

а я был кроха человек
мне б бутерброд и рюмку чо
молчал бы часик да ушел
да собственно так и

но вдруг случилося пиздес
все заорали и бежать
я с бутербродом и стою
чего да как

а вдруг все сразу мертвецы
а вдруг я лучший бутерброд
а я стою я бутерброд
и я стою

они бегут а я жую
я понимаю всё. пиздес.
сейчас меня. а я стою.
сейчас меня.

но в стенке маленький зазор
обои дырочка и путь
а может думаю туда
жую жую

и я иду вокруг бегут
вокруг себя они жуют
и я жую свой бутерброд
но я иду

я вижу дырочку и щель
я знаю это моя цель
преодолимая гряда
шмыгну туда

залез - сижу, смотрю вокруг
вокруг темно, сквозь щель - говно
смотрю молчу чуть тихий жёв
хорош обзор

жую свой долгий бутерброд
меня ебет и не ебет
как хорошо что личный взор
упал на тот

зазор


(все по маслу)

перед выходом из дома бабушка сказала смазать попу маслом.
я спросил зачем.
бабушка сказала чтобы с горки было более лихо.
с горки было лихо.
бабушка была права.

(все по маслу)

наши лучшие специалисты сказали
что единственное что остановит нашествие роботов - это вируспаттерн
заставляющий их не понимать как жопу смазать
чтобы двигалась.

умереть они не смогут, но остановятся.

(все по маслу)

на чем профакапился геннадий-мерчендайзер - было масло.
остальные продукты были выстланы пререзультатнейше.
но в масле - был проеб.
как прошло, тревожная геннадия девушка спросила вечером.
эх, по маслу все, все по маслу - опустил голову геннадий.


(ингибиторы ферментов)

Несу значит домой машеньку, а мышцы все ноют, остановись мол, не парься,
в жопу машеньку, отдохни, ноют они. Вон пенек смотри какой клевый,
жопку кинь, потянись слегонца, ты даже не в курсе о машеньке,
расслабься.

А я такой, да как же, все теперь в курсе о машеньке, что пру ее,
что она там, на холке таится.

А мыщцы - ну и чо? Мало ли что напишут, машенька ливс муттер, ну покинула и покинула. Теперь то
твоя ноша, распоряжайся.

Ну неправильно это, грю мышце, и - на издыхании, огибаю пенек.

И - лбом в жестяную.

Стоит. Ягуар-бабушка, топчет почву и лоб мой. Печет песнь:

на галерАх как раб
smack mY bitch Up
как раб на гелерАх
аллах акбарыч
мой прораб
аллёшенька аллах

И жмых - звенящей сталью сносит чехол разума бишь скальп. Тут и мозг
открылся песне росы, мушки на него сели, яйцы кладут.

Я аж пастью онемел вскрытой.

Ягуар-бабушка машеньку с холки изъяла, пенделя дала мне,
расхристанному шоком, и - ускакала в закат чарующий.

Косо пенек смотрю, и тот хихикает. Огиб меня мол, а теперь смотри,
как сракой распростерся.

Стыдоба, ребята, стыдоба.

В жизни из леса не пойду с паразитом на плечах.


(плечо свело кулак не сжался)

на сосне сижу и ухаю
я поехала кукухою

Хорошо, киваю, все-таки на собеседовании. Работа важнее заданных вопросов.
Надо - и на такое отвечу. Сосна - хвойное древо. Кукушка - есть обыкновенная,
а есть песня цоя. Мой викимозг, даром что виктор я, или, сказали если чо - виктория,
и не такое ответит.

жухлые и чахлые
похуй черепаха я

Прекрасно, говорю, разбираюсь в вопросе. Заяц никогда не обгонит
черепаху вроде (даю чуть неидеальности) потому что заяц - лох. А черепашке похуй
в свою очередь. Таким образом гонка между лохоством и похуизмом приводит нас
к тому, что я лучший кандидат на эту вакансию.

я календарь переверну
а там приклеился жучок

Хорошо, говорю, всех прослушивают. Боятся те, кто хуйню несут и ересь,
ибо бог наш един Иссу.. алла.. пуу.. тин. Меня можно слушать, чист как банный лист хаха шутка,
мало ли к какой жопе клеюсь и ее грязнота не моя, я листик в этой парилке правд.

(тут наконец-то смотрят на мое резюме, а там просто стрелочка в мою сторону)

Да, вот он я. Улыбаюсь и меня примут. Я это три раза перед зеркалом проходил, как иначе.


(размыв)

Тут он как засвистит, и смотрит победно, мол вон оно как я могу. А я так не могу. Тихо завидую
и тыкаю цыркулем в самотканную куклу, в горло прям. Пусть не свистит. Мне не нравится,
что он свистит так громко. Пусть не свистит.

Он за горло схватился и таращит глаза. Я с цыркулем стою, смотрю влажно, мол,
зачем ты так громко свистишь. Не надо. Мне не нравится.

Горло отпустил, просто руками воздух загребает, не. Не получится. У меня волшебный цыркуль.
Если в куколку свою ткнул, тоби жопка.

Машет, машет, задыхается. Ничего, потерпи еще чучуть.

Ну вот, синий совсем, я цыркуль вытянул и положил в левый карман. Куколку - в правый.
Его попустило, стоит туды сюды разгибается, упал вот. Чего раньше не падал, непонятно.
Чего свистел еще изначально, непонятно.

Подошел к нему, руку подал, притянул, обнял, ну чоты чоты дурень. Он мне носом
в подмыху уткнулся, сопит.

Ты пахнешь, говорит. Пахну, говорю, можешь снять свою маску.
Так обнимались и даже ворковали.


(каждый был на этом перепутье, расскажи, какой ты богатырь)

Ни свет и ни заря,
стоят у камня.
Три богатыря.

И первый мямлит:
Какой хороший камень перед нами.

Второй вторит:
Прекрасный камень.

Третий добавляет:
Такого камня в мире лучше нет.

А камень морщится и тройке отвечает:
Ни прямо ни направо ни налево - идите

нахуй.

Мой совет.


(ежик)

и мы об этом говорили тоже
что ты сережа рытвину не пас
что ничего - последовательно множит
большое и глобальное ничто

смотри, вот ежик, даже он кукожит
себя в опаске - брюшко укуснут
но вдруг не зубки, трактор - предположим.
кишки иголки пчелки облака
лежит. гниет. невиноватый и хороший

лукавый глазик вытек на луга


(грохот так себе, но от неожиданности я вздрогнул)

требуй требуй от меня
нового движения
так от старости линял
в лучшее решение
-
что такое путин? это летов.
плачущее летов под ногами.

но мы то знаем - что этот остров
можно обмануть простым детсадовским способом,
давай представим, что этот остров, что этот остров
в глубинах памяти запаен.

давай представим, что он голый,
что он сидит на золотом толчке и испражняется, но:

-

На златом толчке сидели
Царь, царевич, король, королевич,
Сапожник, портной, кто ты будешь такой?
Выбирай поскорей, не задерживай
добрых и честных людей.

Толчок то золотой.
Еще раз - но.

-

Из них изо всех радугой выходит
обычное такое - цвети-семицветное говно. По нему
еще единороги пасутся, фыр-фыр, хвостом - пыщ! по боку
комара.
-
И летит с бока единорога
маленький комарик
и в руке его горит
цепь бытия потока - он последним предсмертным
истово сжимает хрупкими лапками

так что даже летов давится
принесенными папками

раздается протяжный глубинный звук
и в небе раскрывается
светящееся
безресничное
око

-

по зрачку непонятно
упоротое оно
или ему так нравится
зрелищный этот
грохот


( одиссея так себе, но было приятно)

любо братцы любо
быть живым - не трупом
соль на рану сыплешь
соль - как сахар

аах, какие зори
аах, какие люди
с тем был раньше в ссоре
с тем был раньше лютым

а теперь мне нравится
как они стекаются
как они спаиваются в единую звуковую схему
как воцаряется главная их бехема

обрастает металлом
глаза его - нашатырь звезда
руки его - пригородные поезда
ноги - обычные с нестрижеными ногтями

и слово его - тесаный камень
доносится внутрь локтями
любо братцы любо
что сознание плещет из пупа

как кит фыркает на волну
в ней плыву до другой волны дотяну
а там еще и еще
океан всегда за плечом

куда бы ни повернулся
ждет любимая
причем
я отправился в квест
но не вернулся
а она все ждет

каждый понедельник принимает гостей
каждый понедельник праздник возможности
возвращения

океан всегда за плечом
но - течение

любо любо братцы
в отражении звезд в волне копаться
когда горизонт обаятельно так вокруг
свойственно не вернуться

но

бесконечно и бессмысленно планируя возвращаться


(тихий тихий мультфильм)

1.

как казалось мне сердце
дареным было
так протяжное няшное
повторами утомило
золотился сад

недостача живого прямого чила
тут калечило там лечило
предсказуемость в чем причина
усилило ускорило
жизнь в сто крат

я себя в нее подключила
рычажок и легкая словно ангел
пружина
так легко его теплое
да крыло пресечь

ну горит его меч ну плывет надо мной
он же как и глухой и слепой
ни на жесты ни реагирует
ни на речь

дышит как печь
вздыхает и гладит левой
свой пламенный
свою непонятную
драму

я же в футболке маминой
топчусь леммингом неувереным
перед зовущей
пропастью

вся неделя мелькает
вертолетной лопастью

все остальные лемминги уже
с воплем "ия!" улетели
в пятницу

у обрыва стою и думаю
все так быстро
и так все долго и муторно
тянется

не дай бог попасть в новости или
не дай бог забить
и у пропасти на краю
перед решающим прыжком

лечь

2.

я легла и смотрю как лениво двигаются
облака
как удачно складываются
в мультфильм

как лошадки белогривые превращаются
в солнце 
оскаленное клыками
со средним вытаращенным лучом

уходящее в закат

а около облако
делает солнцу удушающий захват
попутно пожимая виновато
плечом

а солнцу и не надо воздуха
оно уходит за горизонт
гася всех
и свет

меня попускает тот вид
никого теперь нет
уже никто ни за что не сражается
никто ни о чем не говорит

перетекают друг в друга и исчезают
текут и плавятся
нравятся не нравятся но текут
перетекают друг в друга

я поднимаю руку смотрю на нее
потом поднимаю другую
и думаю - нет
не зацепиться
не убегу

но еще полежу
на обрыве этого края
посмотрю облака
и тихонько их

полакаю

 

 

blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah





Cбор средств на оплату хостинга
Cобрано 22 из 10400₽ до 31.12.21
Яндекс.Деньги | Paypal

πτ 18+
1999–2020 Полутона
計画通り