СООБЩЕСТВО

СПИСОК АВТОРОВ

Сергей Круглов

Поповская лирика

10-11-2021







                                     о.Константину Кравцову, с братской любовью

1


Великий Вход грозно сияет.
Бледный священник висит, никакой,
Уцепившись за Чашу.

Но все пройдет, отляжет,
Его помилуют,
Он станет легок и многословен,
Как напакостившее дитя, избежавшее порки.
Опьяненный глазами паствы,
С амвона он скажет спич,
И нимбы икон померкнут.

И грозные Врата покорно
Дадут себя завесить
Катапетасмой обыденности.



2

Когда я встретил тебя впервые,
о ближний мой,
был  в ступоре – как
к тебе относиться!...

И только прочтя внимательно
большой Требник Петра Могилы,
понял  - как.



3

смирись прихожанин!
я – твой пастырь
а нам пастырям знаешь ли тоже
не чуждо ничто овеческое

(особенно шкура)


4

перед тем как дать начальный возглас
последний взгляд
в алтарное зеркальце
(не забыл ли подровнять бороду? – все в порядке
прыщик? – еще не созрел
глаза? - глаза еще светят
ровным  невозмутимым
 светом выгорания)

«Блааагословееен…»
вечеренка
журчит обиходом
как всегда как вчера
как завтра

голос за левым плечом
убаюкивающе хрюкает:
«тааак…тааак… хороший поп – это
профессиональный поп»)

5

Будильник напомнил : пора на службу.
Календарь напомнил : сегодня же праздник.
Намочив зубную щетку,
медлю в оцепененьи,
вода льется и льется,
зеркало напоминает : по дороге
зайди в ФиксПрайс,
принеси Богу две молитвы
по цене одной.


6

маленького батюшку
затукали остроконечники
подобрав полы рясы
бежал в блефуску

«какая разница --
--успокаивал свою
маленькую
пастырскую совесть –
--и там
такие же лилипуты»



7

Под бурю, клонящу основы,
Под ропот российских берёз,
Священник священной коровы
Встречь ветра  поёт, нетверёз:

«Коль сам о себе не спою я –
Пиита о мне не споёт,
И, правды небесной взыскуя,
Ко мне Богожаждец нейдёт;

На каждой дрожащей осине,
На каждой прогонной версте
Склоняет меня разночинец,
Что вот де уты, утолсте;

Эстетик корит фофудьёю,
Руки либерал не даёт,
Богач уязвляет пятою,
И  пахарь за плугом клянёт, -

О сколь бы ты, буря, ни длилась,
Одно только ведаю я:
Лишь только б корова доилась,
Корова б доилась моя».



8
БЕРЕГ

На берегу – гроб утопает в цветах.
Купы свеч
Невечерним образом светят,
Софринский фимиам, извивно
 Восходящий горе,
На испод оседает купола,
Сослужители мерно вздымают
Цепи кадил,
В златую окован парчу, величественно  возлежит
Облый мертвец  –
Тканый воздух на лице,
На место, где было сердце,
 Книга в тисненом  окладе
Прочно утверждена,
Клирос тянет   вечную память,
Члены двадцатки  в чёрном  всхлипывают, несут
К изножью венок:
«Пастырь добрый, вскую оставил еси
Чад своих!»,
В меру  прискорбен,
Седой ветеран  из местной
Ячейки КПРФ, перекрестясь неумело,
Сумбурно, но праведно речь произнёс
О гражданских заслугах усопшего,
О заветах отцов, иге врагов  и вставаньи России  с колен,
Лакированный мальчик в кислотной футболочке МЕХХ
Вьётся ужом, проницает
В щель между старостой и аналоем -
Всполохи блесые, щёлк -  делает
Снимок за снимком.
В Царских отверстых вратах,
Надраен до блеска, тяжкий,  латунный
Неподвижно
Летит и летит голубок.

Торопливо, захлёбываясь,
В  безумной надежде – ещё,
Ещё полминуты помедлить! – я говорю:
«Видишь,
Видишь, как они почитают  меня!..
Слышишь, сколько заслуг моих вспоминают! какую
Возносят мне
Вечную память, - да,  да же?!..»

Но Ангел, не останавливаясь,
Не оборачиваясь назад,
Молвит печально и строго:
« Возносят. Только –
Уже не тебе.  Ты –
Следуй за мною».

Оттолкнулся шестом – и лодка,
Скрипя, отвалила. И берега нет как нет.

«Да, и ещё: скоро – таможня.
Приготовь документы и деньги».

Какие там деньги! мелко трясясь,
Серая дымка под задним сиденьем сбилась в комочек, -
(О почему о себе я говорю – «она»?..
И кто, кто это – «я»?
Тот ли, кто был – («был»!! что это значит?..) –
Иереем по чину –
По чину…по чину…по какому там чину?.. каких
Званий, регалий, заслуг?
Жизни – какой?.. – нет,
не могу ничего --)
Серый клочок пустоты
 (Верно, со стороны нелепо выглядит: словно
Порожней лодкой правит  во тьму перевозчик!..), -
Ах, бы
Заплакать – да слёзы остались там,
Позвать бы – да все позывные, все имена остались там,
Покаяться бы – да совесть осталась там,
Молиться бы – да вера
И почти вся надежда,
Всё, всё осталось там,
На берегу, и вернуться  назад  невозможно!..
Какие там деньги. Ничего, ничего
Не захватил, отправляясь.



9


Эде, бибе, луде,
Гремит данс макабр,
Факельные оргии ночью,
Шоу трансвеститов,
Плотояство  без сыти,
Похмелье без рвоты,
Раскаянье без покаянья,
Тоска без избыва.


Все сие – в твоем сердце,
О иерее:
Мненье, дменье, паренье
Горит выспрь под вздохом,
Палит, пьянит, давит,
Возносит, во ад тянет.


Наг, безлик, сир, грязен,
Нищ – эта нищета духа
Не нарастает годами,
Бденьями, постами,
Не достигается невлажными стопами,
Не идет она в комплекте с митрой,
В палице нет для ней ножен,
С амвона она не хризостомна,
Нет ее в медитативных досугах,
Не наскрести ее в почесухе мысли,
И возраст ей не помеха –
Такая нищета, брате
И сосложителю с тьмою –
Из тьмы растет метастазой,
Стрясается безвозвратно,
В ночи подстерегает,
Как предателя – нож партизана,
Как сластолюбца – люэс,
Как пьяницу – белка,
Как поэта – льстивая слава,
Как примадонну – рак горла,
Как мать – детей взросленье,
Как Свет, что во тьме светит
И высвечивает ночью
Беспощадное отраженье:
Глядися, о иерее!


Нищ, наг, всесмехлив, смраден,
У Престола сними свои ризы
И тихо в ночь выйди.
Прошло твое время
Каяться словами – ныне
Петух поет: время
Каяться ногами,
Километрами злой ночи.
Иди во тьме, плача,
Вслепую, Богооставлен
Во грехах, а не в апофазе,
Иди, и образ буди верным
Покаянием, стыдом, бессилием, надеждой.


10


Тихая месса.
Бронзовое отлучение мирян.
Оса звенит, прободает  неф.
Шёпот и быстрота. Один, суетливо
Сияющую гостию возношу:
Достойных нет. Да и я-то сам.


На семи мой холмах, вечный
Город юности моей, как ты
Испохабился ныне! Город
Отвечает: «На себя посмотри».


11

В ДОЛИНЕ ФЕНИКСОВ

бородатые
одутловатые
потные
бледные
смертельно усталые
люди в рясах
играют в выжигало

раунду нет конца
спотыкаясь, трусят
туда и обратно

прицел-
взжжжжжжжиу-
БАЦ-
выгорел
еще один


12. ИДЕОЛОГИЯ

Ни один ребенок
Не осмелился закричать правду, видя,
Как крестным торжественным ходом
По главной магистрали столицы
В незыблемом уставном порядке
Под цифровое пение  невидимого хора
Шествуют полые
 Златотканые крещатые стихари.


13
СВЯЩЕННИК  В БЛОГЕ

Повсюду ночь. И лишь в ЖЖ не ночь:
Не диски жесткие, се, трутся и вертятся:
То кто-то жизнь там выцарапывает прочь,
То скрипло  комменты скринятся.

О отзовись на этот смертный скрип! о позови
Того и этого по именам их кровным,
И сотни призрачных друзей благослови
Перстосложением именословным.

К тому они хотят (их скепсис – только вид!),
Кто их елеем сострадания помажет,
Кто утлый крестик их нательный освятит
И свечи затеплять покажет!

Нет, не к тому, кто прозорлив, кто  вычищен и свят,
Кто светит без теней, в плевке смертей не гаснет,
Кто белый и стерильный хлад
Приравнивает к горней ясни, -

К тому. кто плоть,
Кто взъял на рамена обеты бденья,
К тому, кто, словно Ты, Господь,
Смиренно ошибается и молит о прощеньи,

Кто знал соблазн, кого сомненье жгло,
Кто звал, рыдая:
«Искусство ты мое сестро!
Религия ты брат моя родная!»

Люблю Тебя! Пасу Твоих овец
На диких кручах виртуального покоя,
Но это – ночь, и я устал, Отец.
Сам упаси, Своей Рукою,

Умри за всякого – чтоб в пропасть не упал,
С отчаянным чтоб, с детским криком
Он вечной памяти Твоей не миновал,
Не канул в ночь сгоревшим юзерпиком.








                        











                     










                                        
                               



















 
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah





Cбор средств на оплату хостинга
ЮMoney (Яндекс.Деньги) | Paypal

πτ 18+
(ↄ) 1999–2021 Полутона