РАБОЧИЙ СТОЛ

СПИСОК АВТОРОВ

Лариса Йоонас

Мировое словесное электричество

15-11-2020 : редактор - Женя Риц





Предисловие Ольги Балла

***

Я пишу на медленном перуанском
будто надеваю красивые вещи
полные тьмы стекающие словно тени
шелковые прикосновения без вкуса и запаха
когда-то мы замечали звуки дыхание травы и шепот тумана
различали на ощупь закаты переламывали как хлеб
неизвестно перестали ли мы слышать стрекотание
вечернего луга или он замолчал или они исчезли
сухокрылые насекомые светлячки и гибкие ящерицы
или они все говорят на перуанском
несуществующем и потому неслышном
понятном лишь тому кто пел его и говорил и умер в нем
и остался в нем и нашел для него слово.


***

Поплавок при падении в воду пробуждает звук
разрывающий отраженное свечение порождая кратеры
движущиеся от насекомых к растениям и обратно
рыбы выходят из плоти воды а птицы пьют ее кровь
акула вскармливает котят
рожденных основать самый последний город.


***

По утрам он ест пшенную кашу похожую на лунное око
занавешенные окна по-прежнему не спасают от времени
лживые утренние слезы как непризнание
в бесконечной любви к незначительным преступлениям
бессмысленным как бумажные носовые платки
использованные по назначению.


***

невозможно рассказывать рыбам
о пресуществлении даров
когда они плывут серебристыми косяками
изгибаясь единым телом радужным и блестящим
как металлический нож преломляемый течением вод

кипарисам наслаивающим ветви
на плоскости ветров тоже невозможно
проповедовать слово
их дыхание само невыносимо неповторимо

невозможно также сообщить благую весть лесу
он сам благая весть провозвестник чудесного сотворения
от подземных холодных сосудов
до высохших игл в безвоздушном заоблачном небе

ничего невозможно сказать и некому
все давно всем известно всеми познано
так единственный стоишь на себя замыкая
мировое словесное электричество


***

Если бы у меня было много денег
я бы построила хранилище для старых книг
которые оказались никому не нужны

они бы дотлевали тихо свой век
рассыпаясь на крохотные частицы
все еще несущие на себе прикосновение прошлого

детям бы разрешалось бродить в их лабиринтах
трогать корешки с выступившими клеем и солью
наблюдать кожеедов и древоточцев
пропустивших через себя столько премудрости
сколько не способен вместить человеческий ум

влюбленные назначали бы там свидания
потому что нет ничего трагичнее чем уходящее время
на фоне которого счастье ощущается острее

так я думаю уже в который раз
аккуратно складывая в контейнер для бумаги
книги умершего неизвестного мне эстонца
вынесенные из полуразрушенного дома
книги которые я опять пыталась спасти
и опять не справилась с этим.
 

 

***

Пишет плотно словам уже нет места
соединяет вкладывая одно в другое
телескопически по-паучьи
в потайные карманы и двойные стенки
плотно простеганные густыми строками швов

это потому что он еще голоден
еще не наелся миром сквозящим из всех щелей
еще упаковывает впечатления
как выпирающие локти зонтиков
все мимолетно и невосстановимо

потом будет писать медленно
о луче опускающемся по стене
и опять не успеет до сумерек придется ждать
еще год до подходящего случая
успеть бы только сходить за чаем
удерживая непослушное солнце
одним движением глаз.


***

Утешать глаза лицами
пейзажами домашними животными
детьми в непромокаемых костюмах
редеющей тьмой за окном

утешать глаза
измученные железными словами
угловатыми скобами букв
лозунгами слоганами афишами
флешмобами петициями порталами
кишащими скрюченными знаками препинания
острыми пиками смертельных космических излучений
булавками оскорблений торчащими наружу
черными вывернутыми наизнанку
отвратительно откровенными бесстыдными
рожденными без любви
исторгнутыми от невыносимого отвращения
слепых к бесполезно зрячим.


***

Кособокие эстонские яблоки
ни цвета ни запаха зубы вонзил
в бледную рыхлую вату

съел одно врос ногами в землю
калевипоэгом стоишь посреди сааремаа
плечами в радужных тучах
вращая головой восьмиглазой
с северо-востока на юго-запад
обивая взгляд о валуны
покрытые диакритическими знаками

съел второе съежился до размеров человека
никогда не бывшего великаном
человека с яблоком в руке
бесконечно изначального
первобытного самозарождающегося
овеваемого дымным дождевым туманом
истекающим из белой мякоти
обнаженного плода

полные руки яблок твоих
земля моя maa.


 

Мори


1.
В то непонятное время
пока мы сидим в фейсбуке
читая предвыборные обещания
рыжий Мори идет по зеленым лугам
утопая в сладости их цветения

у рыжего Мори привычки зверей
и повадки деревьев
он осторожен как закат
и прозрачен как дуновение ветра
вся природа явлена в нем
как солнечный свет явлен в луговых растениях
как вода явлена в шерсти ангорских коз
закрывающих небо до горизонта
Мори не различает
где он сам а где все остальное
но это не беспокоит его
ведь движение его слито с движением воздуха
входящего в Мори с наслаждением
и вырывающегося наружу с радостью
так Мори шагает по траве
выстилающей каждый его шаг
и разгибающейся снова

солнце счастливо ложится на его щеки
и отражается от их яблочного румянца
чтобы отразиться еще и еще
от прочих предметов вокруг Мори
независимо от их важности или ничтожности
ибо все они входят друг в друга
с точностью до филигранных вырезов
как сплетающиеся пальцы
способные удержать воду
не торопяшуюся никуда утечь

рыжий Мори идет по зеленым лугам
пока мы пытаемся воссоздать
грубыми приближениями
мир едва похожий на реальный
наблюдая из фейсбука
как Мори идет по зеленым лугам
унося с собой нашу любовь
многократно запечатленную на виртуальных страницах
но счастливо ни разу не испытанную наяву.

2.
Мори движется на север
а птицы летят на юг
натянутые на нить колеблемую ветром
создаваемым взмахами крыл

Мори непроизвольно протягивает руку
в попытке задержать
это движение неотвратимое течение
пытаясь упросить умолить
ведь с отлетом гусей лебедей и перламутровых уток
ничего не останется от нашей земли
кроме душераздирающих воспоминаний
о ее невыносимой убивающей красоте

Мори готов отдать все пространства
все что ему принадлежит
и все что не принадлежит тоже
лишь бы этот исход прекратился

но утки летят
преодолевая собственное недоумение
они не понимают
какая разница между счастьем сегодня здесь
и счастьем завтра там
а дождь сплетает свои нити
закрывая им дорогу назад.

3.
Мори открывает шкафы
выдвигает ящики
поднимает скрипучие крышки
достает необычные предметы
принадлежавшие некогда предкам
астролябии манускрипты опаловые бусы
тростниковые флейты вязаные сети
один предок был китайским крестьянином
второй австралийским охотником
третий был индейцем арикара
четвертый был деревом гинкго
пятый черепком разбитой тарелки
шестой выдуманным животным
со страниц детской энциклопедии

когда у Мори иссякают способности к сотворению мира
он просто закрывает шкафы и выключает свет.


***

Завариваю травяной чай
собранный причудскими староверами
в бумажном пакетике из Японии
водой из эстонского местечка Саку
наливаю в шведскую кружку
сделанную в Китае
привезенную немецким другом
в американском чемодане

как иные умудряются
не стать космополитами?


***

Незаконченная картина
изображает комнату
с тщательно выписанным интерьером
книгами с тиснением на обложке
вазами с райскими птицами
лакированными плетеными корзинами
полными румяной и лоснящейся снеди
с людьми в костюмах из органзы и тафты
в вышитых цветах и ягодах

люди замерли в движении
с воздетыми руками и недоуменными лицами
некоторые с ужасом а кто-то с отвращением или жалостью
обратясь к фигуре пока отсутствующей на картине

похоже что художник переписывал центральный образ
множество раз
и внимательный исследователь
может разглядеть в переплетении слоев
чье-то лицо
бабочку или птичку
или лепесток гортензии
упавший с цветка
различимого до каждой капли росы
на прожилках шелковистых листьев.


***

Необходимо жить так как будто это последний день
как будто последнее стихотворение
как будто последняя прогулка по улице
сквозь сырой и жесткий воздух убивающий гниющие деревья
сквозь чуть слышный свист капель под вывернутыми облаками
трудно удержаться на ногах не успеваешь за вращением земли
которая зачем-то спешит не придержать но еще получается
ощущать прекрасную боль от невозможности продления происходящего

прогулка в магазин надо купить мороженое
и желе и взбитые сливки и маленькие меренги
детям очень важны ритуалы символы продолжения жизни.


***

Эх папа папа если бы ты знал что сталось с миром
ты бы не захотел вернуться в него наверное
многое ранило бы тебя я иногда думаю
тебе пришлось уйти чтобы дать миру перемениться
если бы ты вернулся я нашла бы способ
уберечь тебя от того что ранит
не существует невыносимых миров если
есть с кем разделить эту невыносимость.


 ***

Если бог существует
то неустанно дежурит возле томографа
прощая и милуя всех
и тех кто не молился тоже

ведь он единственный кто знает
сколько их было
не веривших в его существование.


***

Колченогий стул забывает
что стоит на перекрестке авенида Атлантика и улицы Каяка
обожженный как доисторический черепок
выскобленный наждаком неба
солью моря дышащего в перспективе
курортных улиц уходящих прямо под воду
пересекающихся на дне океанов
нарушающих законы геометрии

забывает потому что струится
музыка и кофейный запах
сгущенное молоко дешевый одеколон парикмахерской
легкий ветерок несущий окурки
по кривой описываемой как кардиоида
в такт биению середины лета

он еще из того времени
когда стулья делались вручную
бирка с именем столяра но имя стерлось
больше никакой национальности
только страна проживания
малая бесконечная родина

многое забыл и это забудется
а пока он счастлив вдыхая
голубое морское пространство

неизменное общее обнимающее.


***

Обыкновенная смерть
обитает в уставшем кошачьем теле
распололожившемся между клавиатурой и моими руками
пока я пью утренний кофе
читая несущественные слова

каждый из нас осведомлен о ней по-своему
и она уже никого не тревожит
просто прибавляет всем силу
необходимую для преодоления.


***

Стоящий на остановке парень обнимает девушку за талию
мы называем таких пэтэушниками
наверное для того чтобы прочертить границу между нами и ими
не прочитавшими и десятка книг судя по выражениям лиц
по неумелой татуировке на загорелой руке лежащей на полоске кожи
между розовой рубашкой и розовой юбкой
эта рука лежит на талии возлюбленной совсем не так
как держат принадлежащее или обещающее
но как архимед держал ветку которой рисовал на песке
как млечный путь держит неисчислимое количество звезд
как я держу карандаш над невидимой бумагой
медленно исчезающей в черничном сумраке
разреженной ускользающей прибалтийской ночи.


***

1.
на подоконнике
будто в поезде
чайный прибор
солнце движется по соседнему пути

2.
все должно приобрести форму
воздух плывет
очерченный небесной водой

3.
теплое молоко дня
створаживается ночью
останавливая мысль


***

После хорошего стихотворения страшно
вдруг ты не напишешь ничего лучше или просто не хуже
всякий подвиг на пределе сил рождает неуверенность
в следующем подвиге и невозможность соответствия
преодолев болезнь боишься рецидива
пережить который наверняка не удастся
вставая утром с постели никогда не бываешь уверен
что завтра сделаешь то же самое
человек исчезает из жизни не получая вознаграждения
за свои ежеутренние и ежевечерние подвиги
да что человек - человечество тоже исчезнет
и пока неизвестно оставит ли какой-нибудь след
или так и растает в невообразимой бесконечности
смысл которой в самой бесконечности если это вообще смысл
с этой точки зрения самое правильное
жить не зря там где все без сомнения зря.


***

Ставлю "нравится" фотографиям собак и кошек
как будто они могут это увидеть заметить меня
привыкнуть и со временем полюбить
удивительно ведь я не жду взаимности
даже от близких людей наверное это давняя травма
но все равно кажется будто собираю компанию
тех кто встретит меня там по другую сторону.


***

1.
Слишком много любви в этих проклятых вагонах
толпящихся между людьми и потерявшимися собаками
столько любви что они мечутся обезумевшие
бьются друг о друга и не могут двинуться
сжав железные гулкие руки свои у железных невидящих лиц.

2.
Он исчезает
как я исчезаю из собственного страха
исчезновения из этого мира

вне присутствия не существует переживаний
только горизонт растягивается будто навырост
боковое зрение пытается сохранить пиратскую копию
уходящего за.


***

Письмо словно едва услышанная песня
пролетающая мимо расслабленного уха
не требующая утомленного внимания
совсем не то что внезапный звонок
распинающий посреди сосредоточения
пригвождающий к действительности
изнуряющий стоящий напротив
с распахнутым ртом и голодными руками.


***

Я как человек
усыновленный животными
усыновленный растениями
усыновленный валунами посреди поля
усыновленный воздушным столбом высотой в десять километров
усыновленный безвоздушным пространством
туманностями и звездными скоплениями
всегда буду ребенком
донашивающим за старшими
представления
из которых они выросли.


***

А бывают такие годы
когда яблоки вызревают вовремя белыми
гулкими и сладкими налитыми до краев
тяжелые чаши растягивающие ветви
вот оно простое великое земледелие
преображенье черной земли в светящийся плод.


***

Нас подводят контурные карты
страшное наследие уроков географии
по их воле и мимолетному желанию
мы можем утром проснуться в иной стране
или в той же но закрашенной другим цветом

есть специальные люди
противостоящие этим переменам
тайно стирающие любые намеки на границы
со страниц газет и учебников
подпольные организации отчаянных людей

но границы невозможно вытравить
невозможно удалить или передвинуть
они прорастают каждую весну прямо посреди посевов
поперек дорог лунным следом по водной ряби
прорастают каждый раз немного иначе
норовят пройти прямо по твоему дому
распилить твою кровать
как фокусник в цирке распиливает свою ассистентку

слава богу ты остаешься невредим
но уже не владеешь собственной жизнью
попав в картографическое рабство
ты еще узнаешь слова пошлина
виза досмотр декларирование ценностей
ветеринарные запреты
почуешь ветер свистящий в стволе автоматического оружия
пулеметные очереди
наступление и отступление

военачальники будут наблюдать за границами
перемещающимися на их картах
безвольно опустив вдоль тел мясистые руки
пока границы высверливают в шинелях
дырки для орденов или пулевые отверстия
что в общем-то одно и тоже
потому что победителями все равно остаются карты
взявшие над нами верх еще в шестом классе
общеобразовательной школы.


***

Мы никогда не узнаем что происходит когда исчезает свет

предполагается что предметы ведут себя так же
как вели среди бела дня
но проверить нет никакой возможности

вы понимаете это всякий раз
когда пытаетесь ночью нащупать выключатель
он сдвинулся всего на сантиметр
влево вверх и вглубь стены
но при этом не известно
по-прежнему ли он черный или белый
пластмассовый или костяной
квадратный или прямоугольный

может быть вблизи искажения меньше
а вдалеке дома уплывают в небо
моря иссушаются
проливаясь в другой половине мира
на обратной стороне экзопланеты
пока не найденной телескопом

следует полагать что обычные сны
это тренировка нашего сознания
на случай если кто-то сослепу
воткнет вилку не в ту розетку
изменив вселенскую тьму на вселенский свет.


***

От солнца оторвался кусок
и прилетел к нам
несомый солнечным ветром
извивался длинными зелеными лентами
ионизированного азота
пронзал атмосферу световыми спицами
расчленял небо мерцающими веерами
и был поглощен жадной тьмой
атмосферы на высоте ста километров
побуждая нас пренебречь магией знаний
ради кратковременных незамысловатых ощущений.


***

Твое маленькое частное
оно только твое частное твое неважное
радуйся что есть что-то главное
например камень падающий вниз
потому что вне пределов твоей жизни
это может быть совершенно по-другому
ты же счастлив что не знаешь об этом?


***

Край кожаных туфель сморщился как старушечий рот
опустишь глаза отвечает немым укором
поджатыми губами невысказанным упреком
поднимаешь глаза одно небо
не знающее зеркал.

 

***

 

Я не хочу, чтобы мир был так тесен

оборачиваешься
а там ты
или он
говоришь о ком-то
и тот отзывается на другом краю земли
у нас сто сорок тысяч общих знакомых
сложные связи крепче родства
теория одного рукопожатия с половиной вселенной

начинаешь ценить кометы
для них мы все аморфная масса
изменяющаяся слишком быстро
планета утыканная людьми плечом к плечу
пробелы то тут то там
неразличимо даже если вглядываться
не те скорости и расстояния
можно просто вдыхать и выдыхать абсолютную тьму
мерцающими ледяными легкими.


***

И знаете что
я могу сказать вам совершенно точно
если вы никогда не бывали в Кясму 
то никогда не поймете эту страну

потому что хмурый замшелый лес 
с лешим за каждым упавшим стволом 
с избушками на курьих ножках в невидимой дали
вся эта глухая непроглядная тишина 
эта дневная тьма дождливого безвременья
все это замершее (или умершее) тысячелетия назад
имитирующее существование
а на самом деле окаменевшее
проживающее секунду за тысячелетие
это особое место объясняющее нам 
что такое местный уклад

белые тягучие ночи с разорванными языками костров
резкие песнопения ранящие непривычное ухо
туманные хороводы журавлей и девушки с широкими рукавами рубах
ленты облаков выплывающие из низин

все это родилось задолго до того
как даны были названия предметам
и есть возможность просто пропустить эпоху именования
ощутив себя трилобитом 
выползающим на сушу и трубящим
беззвучные торжествующие песни
о покоренной стонущей обнаженной земле.


***

Самолет летит в восемь раз быстрее
чем движется мой автобус с самолетом в левом окне
он пролетает облако за четыре секунды
а мы блуждали бы в нем четыре часа
аукая испуганным мотором
в безвыходную белую тьму.


***

Я ем свою страну на завтрак
я ем ее на обед
страна разложена на столе
как газета перевернута вверх ногами

она приготовлена на лучшем масле
украшена свежей зеленью
подана на белой тарелке
с соусом бешамель

но от типографской краски
несварение желудка
на черной салфетке
умирающая вилка
и холодное лето горчит.


***

Они пришли и забрали у нас Сократа
с тех пор мы разучились говорить разумные вещи
а когда отняли Платона
мы рассыпали все наши раковины
ни одно имя ничего больше не значит
знаешь ли ты как называются это озеро и этот лес
ничего удивительного и твое имя им неизвестно.


***

Это августовские цветы нам напевают осень
золотые шары свесившиеся за забор палисадника
тяжелые снопы шаров отстрелянные фейерверки зноя
душные флоксы медоносное сгущение цвета
георгины и астры звезды ледяного будущего
далии про ночные небесные дали
и на самом же деле ничего не случится
завтра наденем куртки и пойдем на работу
никто не умрет от того что хризантемы
источают запах горечи и потери
обугливающиеся от заморозков листья
еще не смертельны еще не убьют нас будем надеяться нет.


***

Случайно свернешь с тропы в чужой дворик
в нехоженое пространство у окраинных домов
неизвестные растения насекомые птицы
удивительные тени останавливаешься осмотреться
различаешь трещины на штукатурке фонари клематисы у дверей
незнакомый город страна неизученное полушарие
секвойи и платаны роняют листья и листья кружат над головой
и не распознать весна это или зима осень или лето.


***

Мне нравилась прежняя стиральная машинка
теперь я не помню даже как она выглядела как называлась
какие там были кнопки или ручки как закрывалась дверца
но я уверена что если еще раз ее увижу то узнаю
едва коснувшись пойму что это она
по теплому дыханию из ее глубин по теплоте переключателей
по ее движению в своем тяжелом труде
благодарность благодарность и еще раз благодарность
надеюсь что в мире людей не стыдно быть
благодарным стиральной машинке.


***

Деревья позируют как будто это последний снимок
нажму на кнопку и все исчезнет закроется диафрагма
изображение останется пиксели не сгорают
но никогда больше не шелохнутся ветви
не случится шороха листьев цветения
движения влаги по тонким сосудам
не будет ветра света тьмы тишины.


***

Узнаваемо все если я стою посреди тумана
сумеречного лилового поедаемого птицами
растворяющего вытянутые руки
будто это степь высокого давления
это пустыня высокого напряжения
в которой я среди своих золотых предков
расплавленных песками воспоминаний.


***

Родился не там не в то время
не у тех родителей не так воспитали
ходил не в ту школу выбрал не тот институт
отовсюду уходил работа не по росту
оставил после себя не тех детей
не тех соседей не тех коллег
умер не так как хотел
и забыли его не так как.


***

В зеленом и синем дежурном свете все сразу разобщены
лампа мигает будто делает последние снимки
видишь они сидят в этом тусклом беззвучном пространстве
в опустевшем фойе кинотеатра у закрытого вокзала
в приемном покое на ночной заправочной станции
они сидят еще рядом но свет их разделяет свет
они смотрят уже немного в разные стороны
и колени их направлены врозь они вот-вот встанут
и исчезнут телепортируются сотрутся из памяти
растворенные в кислоте дежурного света
застающего беспечных улыбающихся врасплох.



***

Полковнику не приходит уведомлений
ни почты ни фейсбука ни телеграма
телефон молчит умирая тлеет аккумулятор
пытаясь подключиться к ускользающей сети
может быть уже не действуют мандаты
одноразовые блокноты выученные наизусть шифры
бесполезное знание связь с исчезнувшим штабом
повторить каждое утро после зарядки
мертвые встают из своих окопов
безголосо кричат в замороженный воздух

полковник подтягивает гири
секундная стрелка передает морзянкой
о взятии очередного вокзала
очередного портала в очередной несуществующий мир.


***

Много ли телефонов утонуло в Рейне
звонят и звонят по ушедшим владельцам
холодным светом пульсируя сквозь толщу воды
с кем еще говорит голубая артерия
русалочьими сиренами мелодий
воссоединяя плачущих в унисон и поющих
выпадающих из забывшихся рук
из покачивающихся лодок
из белых самолетов из расчерченных светом окон.


***

Крохотные грибы
чью тайную жизнь я наблюдала все лето
не выдержали морозов

сегодня замерзшей рукой
снимала пушистые хлопья с зеленого мха
вдруг еще кто-то остался
кивает зиме резной колокольчатой шляпкой

но ветер и снег в лицо
но снег и ветер.


***

Всякий может убить пацифиста
может убить бомбой пулей словом листом бумаги
журавлиным клином снегопадом взглядом сомнением
и вторым словом истекающим из незакрытой раны
убей его пацифиста извлеки из него золотые чаши
полные необжитых тропинок и засушенных трав и жужжаний
пустые чаши и разбитые фарфоровые чашки и плети
летучего душистого горошка тени виноградных лоз
когда пацифист умирает небо становится гуще
в нем летят большие серебряные машины
гулкие внутри и бесшумные снаружи понимающие лишь себя
свое многокрылое гоготание устилающее коврами
снегами дождями бесконечными покрывалами то что
уже ничье и бесхозное упало пропало и совсем неразличимо
там внизу и уже не вырастет не прорастет
сквозь несуществующие кости неоткрытые планеты
через этот пепел черную саржу через высохшую ткань недопитых рек.


***

Проблемы со сном аритмия соловьи не дают уснуть
сквозь закрытые глаза просачиваются миры
то ли совсем плохо то ли чудесно сладко
вот и вся жизнь не определиться аритмия это или соловьи.


***

Гуси летят на юг и я волнуюсь
почему на юг может быть к перемене погоды
выпадет снег вот они и возвращаются рано прилетели
может быть им нет места для гнездовий
пронзительно кричат кто-то отстал или может
что-то случилось я о них ничего не знаю
замечают ли они потерю товарища или только инстинкты

примитивные с человеческой точки зрения никаких эмоций
а я беспокоюсь за них может быть совершенно напрасно
вдруг они рады вернуться в родные края
и потому гогочут торжествующе облетая вотчину
вот и кошка мурлычет у меня на коленях
должно быть счастлива мы так любим друг друга
но кошки мурлычут и тогда когда умирают
может быть она умирает каждую минуту умирает от счастья
или просто не боится смерти призывает ее не знаю
муха проснулась бьется в стекло
вылетай я открыла для тебя все окна в комнатах
скажи мне как тебе это объяснить.


***

Она вспомнила об умершем муже за обедом
за супом из судака с картофелем и зеленью
заплакала от одиночества
внезапно вернувшегося всем своим ужасом
плакала вынимая изо рта рыбную кость
осознавая неуместность этой кости
этого супа и обеда

но все это было так неразделимо
справедливо и справедливо неуместно
смерть и одиночество
мертвые люди и рыбы
мужчины и женщины
плачущие за супом из судака.


***

Нас вели не те люди
мы ошибались глядя
на их возвышенные лица
в отблесках костров нашей надежды
мы носили одежду
такую же как они
мы тоже были красивы
с развевающимися волосами
испятнанные тенью деревьев
на черно-белых фотографиях
не сходивших со страниц газет

мы стали ощущать подвох
когда потеряли границу между сторонами
сегодня нам говорили не то
что мы выучили вчера
и мы не знали куда идти завтра

мы держались друзей
а они исчезали один за другим
и винить в этом было некого
совершенно некого
кроме тех кто остался
кроме самих себя.


***

Потерянная на дороге перчатка
напоминает раненную птицу
к которой крадется черный кот
напоминающий падающую тень

несуществующая птица
посреди солнечной улицы
не замечает никакой опасности
пока ее не накрывает
несуществующая тень.


***

Не беспокойся говорю коту я буду любить тебя вечно
даже когда ты будешь больным старым вонючим
утыканным капельницами и катетерами
буду бороться за тебя до конца даже не сомневайся
это я точно знаю но ты ведь и не сомневаешься
вот и я в этом уверена и просто говорю тебе или
или себе говорю раскапываю пласты человечьего
или котовьего что глубже во мне и древнее
удивительно что не потребовалось переводчика
это выяснить с нелюбовью гораздо сложнее
у нее тысячи языков и я до сих пор их помню
и пытаюсь забыть и не умею забыть.


***

Единственное средство избежать войны
маленький человек бесконечно маленький
неучитываемая единица потерь
прах к праху органическая химия
ум доблесть отвага и другое не вполне измеряемое
безупречность этого тела кожа глаза руки пальцы
зачем-то он был создан запрограммирован
алгоритмом невероятной сложности набит информацией
способной изменить вселенную
образом и подобием невероятен без малого совершенен
вовлечен в современную историю зачем его не спросили
беззвучный бессильный немой незаметный прозрачный
не дышит сошел с ума спасен.


***

Чтобы увидеть небесную радугу
необходимы темные очки
низкие кучевые или перистые облака
легкие будто слегка створоженные
яркое солнце которое надо заслонить рукой
и привычка смотреть на небо
но как быть если мы не разглядели еще
все предметы внизу?


***

Он уснул или умер и увидел себя
как душа отделилась от тела вознеслась и попала в рай
изможденный измученный потерявшийcя от боли
столько страдал что понятно что в рай куда же еще
огляделся в благословенной тиши в нежном покое парят
безрукие безногие исхудавшие слепые
с блаженными улыбками на том что осталось от лиц -
внезапно очнулся в кровати
вернулся в человеческий ад
где красота и дети и звери и трава.


***

Поэзия единственный язык
которым возможно разговаривать
слепому немому глухому беспомощному
брошенному в океан бесконечности.


***

Мария или может быть Анна приезжает из командировки домой
выходит из поезда все та же непроснувшаяся трава
у переезда голубое небо но дома нет
удивительным образом нет ничего не осталось
не осталось ничего от деревни и города больше не cуществует
даже страны кажется нет да и страны уже не видно
и планеты нет все погибло и она одна у переезда
смотрит на жухлую траву вернулась из командировки
зачем правильней было не возвращаться.



***

Тот кто живет теперь на сириусе насылает на нас огненные знаки
смертоносные лучи прожигающие наши телескопы
выпученные в воспаленные небеса
наши телескопы отвечают залпами из тысячи тысяч линз
параболоидов и гиперболоидов простым нажатием кнопки

в детском саду я носила костюм ракеты
белая шелковая майка и оранжевая юбка
будто вырывающееся наружу пламя
теперь ракеты бывают межконтинентальные и баллистические
а мы все еще в детском саду и ждем печенья и какао
которые нам выдадут потом после утренника.


***

Выжившие никого не интересуют
они мешают своим несовершенством
их истории невозможно поправить
их биографии обязательно с подвохом
от них пахнет потом или луком
нет постановлений как к ним относиться
только собственная совесть но нет никакого опыта
они сидят на шатких скамейках
заражая городские парки
есть способ полюбить их не о том ли
говорят наши главные книги
написанные мертвыми о мертвых?


***

Каждую ночь бригадный генерал
снится десяткам людей
со всей планеты

снится в разных ракурсах
в погонах и без погон
в парадной форме или в банном халате
с плохо различимым во тьме лицом

люди вздыхают и ворочаются во сне
кто-то тянет руки к потолку и невнятно бормочет
фиолетовые мигалки улиц
бродят по мертвым комнатам
натыкаясь на холодные предметы

наутро люди разбредаются
по привычным местам повинности
от стеклянной гармоники барной стойки
до замызганных шкивов
металлообрабатывающих станков

эта незаметная армия
все еще боеспособна
готова встать к плечу плечо
по первому взмаху генеральской руки
никто из них об этом пока не знает
не знает и генерал истлевая
с вытянутой вперед рукой
указывающей направление движения

но это общее дыхание
синхронизированное мерной поступью
иногда оборачивает землю
необъяснимым страхом
как невидимыми частицами
летящими в указанном направлении
сквозь еще пульсирующие тела.


***

Летом я скучаю по скрежету шин по замерзшему насту
под окном в непроглядной утренней тьме
зимой по обморочному запаху сирени
заливающему лиловые сумерки
в августе по свежему ветру метущему листья
всегда есть цель до чего-то дожить
увидеть еще и еще раз захотеть продолжения
и если однажды февраль и не слышно шороха
по утреннему темному бугристому льду
то наверное меня нет в живых или что-то стало с планетой
или зима была теплой или больше не нужно вставать до рассвета.


***

Я думала мои стихи острые звонкие просматриваемые насквозь
пронзающие ледяные зазубренные ранящие смертельные
истончающиеся до камертонового звона
разрежающие воздух разрезающие ткань
вспарывающие пространство
проникающие насквозь
убивающие навылет

думала мои стихи теплые густые шелковые гладкие
обволакивающие молочные ласковые обнимающие
прощающие осознающие себя протекающие
по чистой влажной коже принимающей прикосновение
как понимание
не нуждающееся в словах

думала
а они были как не имеющий формы песок
уплывающий сквозь высохшие пальцы.

 
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah





Cбор средств на оплату хостинга
Cобрано 22 из 10400₽ до 31.12.21
Яндекс.Деньги | Paypal

πτ 18+
1999–2020 Полутона
計画通り