RSS / ВСЕ

|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «СТЕРХ ЗВУКОВОЙ»
|  Фестиваль "Поэзия со знаком плюс"
|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
СООБЩЕСТВО ПОЛУТОНА
СПИСОК АВТОРОВ

Кирилл Пейсиков

[ctrl:zen]

19-11-2004





[ctrl:zen]
цикл стихов


::Содержание::
::Следы толстых женщин::
::Дано: Дин::
::Одиночество Видео::
::Булавки гуронов::
::Логово японцев (Pro version)::
::Пальцы в О, Р меня, Вправо, Вниз ::
::Index поганца и Фрэнни::
::Оскар Де Ла Хойя вечернего аниме::
::Fuck the facts it is a fun of the strange fan of news::
::Ctrl::
::Норны::
::Когда влажно знать::
::Бриолин, camel без фильтра, хм.::
::Viva-Ave-Bang::
::Спа, Гетти::
::Графика в некрупную курицу::
::Viva-Ave-Gang::
::Лесби для дыхания::
::oйly::
::Ню-Ню: **уительная картошка не становится фри , а умирает в земле во имя голода::
::Che.Love. - Ka(CHE)Ели::




Следы толстых женщин

1.

в моем номере до хера апельсинов, афроамериканок и нелегальных сигар
в окне напротив, завели игуану и кормят ватой
пахнет рыбой, фитнесом обнажения, жадность улицы
превращает меня опосредованно в приятного жулика
мира не хочется, танцую румбу, это лучше, чем вопрошать об странности
выбора правды
есть апельсины пошло
индия маленького такси невероятна в городе
партитура оплошности
продана

модно
появляться в общественном месте стихийным митингом
в майке с надписью «сapitalist lover», с пластилиновым гамбургером
карнавальное состояние беллетристики
вываливать в ауры

2.

я подонок, самый большой номер ошейника
для дневного выхода
достать сложно, на уровне срыва и выдоха
ложного
но вероятно, в магазине для вегетарианцев и героев
мне предоставят скидку
меня любят, у меня есть харизма сложного свойства
и еще пара
ладных качеств, незаконченных, но великолепно начатых
я подонок, личное на ухо
танцую самбу

3.

длинными ресницами многое удается, в основном неприличное
я уже постелил коленки, прыгай для сна
слизывай татуировку, она сладкая и злая, улица выключается
по обоюдному согласию
и просто так, иногда
измучивает себя комментариями происшествий
выходит вон до упора
длинными диалогами не оправдывают бальных танцев
ими давятся
и если бы на тебе было платье
в моем номере до хера апельсинов и нечем заняться


Дано: Дин

Я не поеду в машине Джеймса Дина.
Приз миллионного посетителя прачечной разделю надвое.
Отвращение переходит в льдину
И популярные знания.
Я не поеду с Джеймсом,
У него загадочная машина,
При любых фразах,
И поврежденность значимости взгляда,
Как данность.
Переходит в льдину содержание
Главы, в которой кратеры,
Всего лишь амплуа времени и даты.
Я не поеду в машине Джеймса Дина.

Я не поеду как ламантин в скучное.
Моя гордость, в постановке любой сучки,
Кажется невыразительной,
Как Красная армия.

Я не поеду в машине Джеймса Дина.
Сострадание, практически, невыполнимо,
Если качество сказанного переходит в линки,
Автопортреты и выкрики.

Приз миллионного посетителя прачечной разделю надвое.
Солнце за шиворот спрятать, в заначку.
Я не поеду в машине Джеймса Дина.
Жизни хватит,
Для Красной армии.

Двигаюсь по направлениям и непроверенным данным, -
Склокой радушной, деревянной картофелиной.
Я не поеду в машине Джеймса Дина.
Только нарочно,
Только загодя.
Я не поеду в машине Джеймса.
Я научился выть в Красной армии.
Испачкан нравами.
Только нарочно
И для.
Приз миллионного посетителя прачечной разделю надвое.

(разбились)

Грязно. Забивай в меня гол финальный. Грязно. Мажу. Человечное зря.
Отвлечение по неряшливости инфернального «бля». Мажу много чего. Способный.
Мои штанги немощны. Но искомое в «бля» не найдено. Узнавание граждан ослаблено.
Как же грязно говорили вы. Грязно. Как там было у вас, - «…ближе запаха спаржи».
Мяч мой, береги в себе идиотское выражение. Трое суток по нотам.
Отче, ты забыл меня в дьяволе. Я твое простое-главное, дважды. Мажу травами землю.
Забивай на меня по-хорошему. Ярко. Ослепительно мажу в девятку праздника.
Молоко мое, принимай дары саквояжами. Самолеты со мной упали. Не рано?
Как же грязно отвечали вы. Грязно. Помню звонкое «наизусть», отсюда до памяти.





Одиночество видео

Одинокие фанатично жаждут следов порки,
Лузгают яйца обычной, притязательной мысли.
Города их средненькие тасуют в конфорках,
Боль о Тайм–сквере, – большой, мигающей лысине.
Человек скорее жаркОе заземленное севером,
Нарастающий плесенью сыр, чем клевый апостол грусти.
Поэзии сделали вкусный наркоз вне времени
И оторвали яйца, кастрировав дымкой музы.
Одинокие фанатично облюбили бабищу занятости.
Карьеру рыбы в слюне. Вроде в жидкости, но ново.
Смотрю в окно. Рисую революцию на морозе ластиком.
Рисую людей, как фильмы смонтированные словом
Одинокие фанатично [PAUSE] [PLAY]


Сидел жалкенький. Тряпочкой вытирая жидкую грязь на вдохновенности. Так всегда, в смысле, всегда на белом фоне раздражает красная лошадь. Встал. Голый, бритый понарошку мужчина лет 40 и умный. Смотрел, сквозь гадость серого окна, на улицу. С шумом гари. В городе все почему-то голубело. Наверное, из-за верха, потому что низ в городе всегда не первой свежести. [STOP] [PLAY]

Фанатично гол. Стою и счастлив.
Ну ползите, транспорта обломы.
ГолубО все мне, как глаз сиамский
Кошки, из воспоминанья плеванного.

[STOP]

Одинокие фанатично жаждут следов порки,
Одинокие в видео отрезают чужую видимость.

[TRACKING] [Revolution in nihil]


Булавки гуронов

Промямлило по лакричным дырам, по гроздочкам,
Сострило колом, украсило твою рожицу высью, - всевозможное донышко.
Очень тихо передай мне пытку и меньше сахара.
Я покажу тебе пантомимой острое и об него размашисто шмякнусь.
Собачковая айбость секса, породы – дог.

Уезжает кнехтовость на монорельсе, увозит озеро и нос Сфинкса.
Как мне свыкнуться с мыслью, если она меняет лица?

Я там что-то открыл в твоем ноутбуке,
Папки с вчерашней китайской лапшой или просто кавычки.
И еще, я протер маленькую бомбу, которую ты забываешь, считая лишней.

Соседка принесла немного севера, я даже не знаю ее имени,
Она принесла это утром и подло была раздета по пояс.
Там было 34 килограмма снега, ее большие сиськи и льдина.
И вот, я смотрю удивленно на это белое
И кажется, что это огромный нигерийский вызов.

Промямлило по лакричным дырам, по медленным вальсам
Меня разнесли ортодоксальные гнусы, спрятали в детские ранцы.
Очень тихо передай изуверство обратно вредным.
Я покажу одними глазами, как бывает со всем остальным телом.

(Выстрелы. Плотник-Мэри жмурится. Ей лучше было пойти ловить акул.
За акул платят. А после, мастерить свои деревянные безделицы. Вместо этого,
она угодила в чужую засаду и боится за небольшим деревом.
Генерал-Флося видит ее с холма. Наверняка, это фатально.
Плотник-Мэри жмурится. В ее мастерской опилки имели фамилию.)

Собачковая айбость секса, породы – дог.
El ejercito horroroso Tobacco - посетители внезапного Выхода.
Когда заканчиваются государства, я иду в метро
И лижу вагоны, переходящие в человеколичество.

Промямлило по лакричным дырам и превосходным полосам.
Теряю зрение в пристальности, новости подыхают в эпицентрах анонса.
Очень тихо, нюансами, скопируй мою неточность
В свой блядский блокнотик.
Я покажу на большой глубине, что бывает с летчиком.

(За акул платят. В ее мастерской всегда было уютно.
Даже стулья имели фамилию.)





Логово японцев (Pro version)

1. порнографические комиксы

мои координаты чрезвычайны, на всякой карте есть западло
мое порно продается в супермаркетах, 3 в 1
обмякло погодой каждое состояние
упала самобытность на заточенный позвоночник
не будет ночи
не будет ночи
слепцам воочию, , упс, прочерк
главное, воскреснуть правильно, чтоб не удариться
японцы не старятся

2. красный megaman

покончим жизнь самой мыслью
и станем самым голодным районом Африки
не хочу по-быстрому, хочу годами и огромными затяжками
ты ведь играешь в мое порно
на правах Далай-ламы
и чур, не в здании
очередная особенность данного взрыва, в созидании
японцы разумны

3. синий megaman

добавление правильного написания порно фильма
в личные знания, задумки и помыслы, суть сложно
подбор актеров, предметов, ситуационных находок,
разнообразных трагических превращений, требует сил
невероятных изысков, простой улыбки, кофе и времени
парадоксального видения, образования элементарного, отсутствие лени.
японцы могут

4. два глупых фрейма

минимальна фотография с места рукоприкладства
тяжело одновременно снимать и сниматься
не будет ночью
не будет ночью
присланные свыше ссылки умерли и неточны
некому позаботиться о чуде существования
циничное и постоянное таяние
забота, рост, прыть и отчуждение от танцев
маленькое дерево траве не брат
не будет ночью
не будет ночью
люблю поочередно ухмыляться, но не подряд
японцев всполох


5. удаленные файлы чужих корзин

отрезанный ломоть апартеида не каждый врач отправит в корм
в субботу хочется зеленого порно, а в среду гром
приветливо работать флагом, кривляться от ветра до дна
в пятницу во мне 24 кадра в секунду, в четверг два
не будет ночи
не будет ночью
японцы мощны



Пальцы в О, Р меня, Вправо, Вниз


1. При попустительстве дятлов

Жизнь из меня выбита во втором раунде,
Путаюсь ребрами и ранами за канаты.
Швырните в лицо неразвитые страны
Или залепите пластырем насмерть.
В каждом частном случае угол меняется.
При пожаре не пахнет восточной выпечкой.
Отмираю по клеткам и окончаниям,
И по каким-то нелепым таблицам.

2. Пш-пш

Мышка-тамплиер отгрызла у бублика половые органы.
пш-пш
Сколотила банду кабаньерос и свергла мир, пледы и пудру.
пш-пш
Теперь не будет сладкого, все будет напоминать оральный секс.
пш-пш
Повсюду построят бани, города Солнца, всех заставят завести осликов.
пш-пш
Мышка-тамплиер создаст армию петушмэнов и под их нужды отберет осликов.
пш-пш

3. 550 ростков бобовых

И по каким-то нелепым таблицам,
Подписям, росчеркам,
Произрастаю бесноватой виселицей на подбородке твоей ночи,
Скатываюсь вниз
Языковой удавкой, вправо,
Я Z насекомого и точечная опрятность маори.
Аэротики белозубые, дворики и метро впадин.
Рейсы чужого дара,
Чавкайте, с аппетитом, моими разведданными.
На стреме у чувственности, в основании,
Ласкаю твои мягкие машины, разбухшую театральность.



Index поганца и Фрэнни

Случались экстравагантные жопы, забриски пойнты на день.
Домик, в Гаване, завален анорексичными моделями щек и ямочек.

И пальмы, Фрэнни, ты посадила их как арабский дирижабль,
Слюбивший оземь трехпалой конечностью,
Пальмы не растут плашмя во имя серфинга.

Волны рейтингового bizarre на флэшмобе спецслужб,
Кукуруза, - гетто для зерен мягкого дадаизма.
Фрэнни, я насчитал 2004 заговора,
А ты охуительно бездетна в своем зарождении.

Старомодный дизайн пляжного ора, игра в непростительную тушенку, -
Когда в недофинише ряженом оплакиваешь нераспознанный допинг.

I go in myself and in myself I stop. But Cuba deduces me…
Я вываливаю завязи жестуальных рук в присяжных, Фрэнни,
Я верю в твое полноумие, пышная яппи, моя виновность - аббревиатурная,
Спереди, сзади, - войны, просравшие слух из-за постоянной внимательности.
Я верю в антропометрию своего кривляния перед платой.

случались экстравагантные.jpg
москва видела мой пенис, когда напоила меня кофе и ударила в пах.jpg
акт целой плеяды воровства хмыканья и кашля.jpg
акт насильственного побега в расход и в рекламу статуса.jpg
бостон видел мой пенис, когда эти чертовы утки утащили меня под воду.jpg
акт вырезания на руке идиотских реликвий, имен маньяков.jpg
акт обоюдной анафемы (вероломство, аутизм, etc) с беженкой из Вьетнама.jpg
случались экстравагантные дети-ляпы-лапы.jpg
пекин видел мой пенис, когда Фрэнни разорвала кубинское платье, ну и я разделся.jpg
акт рассылки вируса эбола, посредством дартса.jpg
акт демонстрации пениса в монтевидео, ради победы масонства и просто мира.jpg

I go in myself and in myself I stop. But Cuba deduces me…
Городское всякое помещается в разное без нажима и смазки, Фрэнни,
Из любого алфавита получается литр «не надо», «хватит» и «здравствуйте».
В шедевре участия, присутствие минусов, - главное.

Я верю в антропометрию нулевого ужаса, но все происходит от единицы.
Отсутствие жизни, – указатель паркинга для тупиц и всяких нытиков.

И пальмы, Фрэнни, ты посадила их как фигОвые портьеры,
Не видно меня как неокрепшую падлу, крупицами.
Пальмы растут неделю, а после, теряют мысль.

В уголке жары постпродакшн морозильной камеры,
Фидель, естественно, переиграл меня битой.
Фрэнни, никогда не посылай меня в home-run,
Мне плевать на счет и периодически, я взываю к безвозвратной ереси.

Оскар Де Ла Хойя вечернего аниме

P.S. дурашливым зудом, надеюсь, не антикстатик в гости?
P.S. приноровилось яблоко к голове Ньютона, завсегдатай
P.S. у бестолковости, - типичный козырь. Эти мажоры,
P.S. в аквариуме, ты уверена, что это рыбы?
P.S. на них Gap и им безразличен воздух.

TKO 11/12

даже медленная машинка убивает быстрого
пешехода до сладкого
после и до выстрела хочется глухоты
одинаковость неординарности - эти акты
вне сцены внемлют времени
моля о паузе как о бренде стоп крана
до сладкого доведенный коньком
морским уродцем поскольку во рту
его хрен удержишь вопросительного и забавного
в своей ахинеи ужимок разве
такими рождаются
я - операбельная липа на предмет запаха
до сладкого

TKO 5/10

Я тебя ударю апперкотом.
И пойду солдатом в колумбарий
Воевать с цветами.

Смазал вареньем, из большевИки, галстук.
Пионеры, сталкеры эротоманства,
Вякаем!

Распашонка подбородка в моде.
И как фишка из дурного гендера
Лапать Фрейда,
До кости.

Машины спортивные залеплены реплеем
Уличного бума на «дребезги».
Въебемся в генеалогию дерева?

TKO 8/12

во что поиграем кризис оффтопика откровений
в первого? в 13 век? в диско?
будем сыпать лидерам из флористики
персональной экосистемой стебля
тело заслано временно никакой дремы
агентов отзывают обратно
во что проиграли меня? в керлинг?

в темя болезненно
пальни в связки и язвы голоса

KO 2/12

даже медленная машинка греет бразилией
в песке исчадие сутолоки уронишь
всесилье под ноги другие найдут
заныкают завалят репликами забацают нотки
в прорезь молчания не входит оклик с оргии
как говорил cartman – вы в жопу а я домой

не ок компьютер святая долли я хранитель твоей нежити
я вырастил для тебя газоны минималисткой вербы выйди
перестань одевать капюшон ты эль
в любой фляжке святая долли
до сладкого ватная зая мессия сделай меня овцой
с большими яйцами баранкой проводящей кастинг
китаянки годара святая долли ты знаешь джармуша
до сладкого


fuck the facts it is a fun of the strange fan of news

Не фурычишь с лицом Бастера Китона, имеет смысл
Накрасить валгаллами губы, пойти срывать броши с именем
У менеджеров монаршего Бургера. В этом фокусе,
Подразумевая нас шляпами, кролик иссяк.
В новости «о мудаках» - люди такая засада, если падают на бок.

…о, мы в таком зуме волшебного растра, в таком глянце
истерты в халву из квадратов, ковбои бычьего самомнения,
самодостаточность, суть самоначатость и самоадство…

…женщина моей животной жизненности, куда тебя стравливать?
говори, говори, говори, говори фюрер факта, говори неровная
лапочка, твой фашистик – социопат говориален…

Центральный парк, я из России, все твои капиталисткие белки,
Надеюсь, знают таких медведей, андеграунд авося
Всесилен. Не забудьте чьим небом Гагарин
Разрешил вам мыть ноздри.

…о, это такие грабли, такие траблы, быть на вилах рождения,
это такие кОры, когда выходишь нафиг в роддоме вроде как
из абсолюта на воздух, в этом есть воровство природных
незнаек у матери…

…хорошо как быть хорошоком, вбить хорошоты в голову,
совы – парашюты бочковатой чащи, благословенны ночью…

... specially for e-cat - i mystical the man of city вредоносных чиполино.
девайс первопричин холода в шляпе санты
и какую бы херню он не нес таблоидам, в носках всегда только пальцы…

Подарок, я женюсь на тебе, кропотливая дамочка.
Все, что случается с малой медведицей, для большой - важное.
Я верховный хам, в моей харе такие кришны, давай я Будда
Трогать ворсинки и фьорды твоих велюров? Болтать ногами,
Избивать сохранность эдемов, эру обгладывать. Это такой noir,
Отрезать ухо и отослать в Голландию.

…смазливые девочки, сонмы щелочек, с тыльных сторон барби
не бункеры рвани, т.к. барби не смыслят в радиации и евгенике,
а просто голые и это безмаллхоланд драйв...

…о, мы такое морзе вселенского A4, такие камбоджы в географике
карточных домиков, этот легкий йогурт такая гирлянда и гиря,
если скорость утра множима. это такой малдер,
выстрелить по пешеходам и скалиться…


Ctrl

стадии похоти ctrl d, упьешься ручьем абсента, враки,
что я боюсь причуд мировой серости, спрашивают имя,
отвечаю, - изверги, попросите мою жизнь отдаться, она, конечно,
не сахарный эстамп райского быта, но вряд ли бесстыдно
побалует вас как партизан промежность железной дороги.
я не кормил твоего мопса с детства, он вырос важным мао.

в растениях закончился лес,
я вынес себя из горящего общежития для потерянных эхо.

будем играть с мопсом бритпоп, Герда, кайся эгоистка,
собственница, отпусти брата к зрелой женщине, в соты
пчелы вливают солнце своей партии, в рот
возьмешь?

стадии похоти ctrl дзэн, мои шалости прибери как скарб бонзы.
избранное сводится повсеместно в единую кашу, иначе
глупо существовать, разбито, расхоже употреблять эрудицию
в доме для обезьян.

не буду гулять с твоим мопсом, он явно продажный и ноги
одинакового размера, шпион, подожди я еще найду на нем улики,
жучки, шрамы, шифр, язык в снежную королеву ввести легче
когда она тает спереди.

в растениях закончилось все что мы называли - флора.
происходящее с предметом зависит от диафильма,
внутри причин которого, - хэппи-энды или хоралы. трястись.
хватит держать руку на big tits испуга, хватит
медленно идти в угол, вы знакомы с почестями,
которые положены обществу неуклюжих?

я не видел в глаза твоего мопса, ctrl d, наверняка продает родину.
выбросил воду в глупых ладошках в окно, теперь лежат
руки на улице и все видят какое море бывает, если
его гробить.

прижался к стене и стал агиткой за упокой собранности, не вынимай
экспромт пробы совместной блажи из губ полых, стирайся
с фона, фомка не открывает формулы фронта любого. повод. перепихнемся?
подле фонтанов капли напоминают прах Байкала.
встреча выпускников крамолы, я юрист, аист, урка, кучер пятнистого пони,
перевожу горбушки черного в белые магазины и минимаркеты прошлых
удач уцененного люда. лизингом хочу заниматься, звучит эротично, хотя бы
найтись на карте, на блюде. наизусть запомнил молчание грусти. Герда,
ты в ctrl со всеми, найди своего мужчину.


Норны

Tabula, я раса панков, суп из серебра пули. Забился
В лузы, от своего не воздушного шара халявной дурости.
В полтора раза серее сумерек, трижды не видно
Что руки разламывают. Чере-паха и чере-попа черствости
Number one в чарте тела.
Собственным паром не затвердеть
В конкурентах у облачности. Метеорологи пИздят погоду,
А после говорят о холоде.

Чичолина, геометрический
Бог стильных мальчиков, лебединым дилдо
Забита насмерть. Раса агнцев грязи до Ги де Боразнобразия.

Не поели топинамбур кокетки-эстеты. И гадкого
Ничего, я не прав тобою. В этом кислом так много от тела,
И от рефлексии вздора.

На кого мастурбируют памятники, психопаты камня?
На окна, на пьедесталы, на фигуры в дамках? Мы, раса ферзей,
На диагонали и скорость. Кулак, кодла сообщества пальцев,
Отомстит за Лору Палмер.

nein

кафельные плитки вафельных ванн,
зубные щетки размножаются ртами.
день длится таксой. огнем, выблядком
возгорания, позабудемся, переплетемся
задолженностью в ломбарде. заложили
нас по уши. такие зарубки на животе,
не перестать скармливаться ножу в полдник.
перетерлись заумно, перебили и кляпом
подставились перед гландами. лора палмер
слушала pulp.

…(выпал из самолета с брюшком, говорил, - бром, брокер.
а нашедшим тело, говорил, - фью, фью.
фрагменты тела речей не произносят)…

слушала pulp.
кафельные плитки вафельных ванн,
среди любителей кофе полно дебилов.
не спрашивай, твоя грудь лучше ли кнопки
ввода. кармическая маршрутка запарила
наезжать, надавливать, переиначивать
гОспода городского блуждания, светофор
показал nien лоре палмер. вспоминая счастливца,
а ведь кеннеди трахал монро.


Когда влажно знать

всеми фбр душещипательности, как девственное подмывание.
побережье в «катюши» измазалось, - пострелять.
в песок до земельной кляксы провалиться,
как крабик в мясо, бах. залетело в левое ухо просьба о мире,
а из правого на хуй в соседнею спину, об загар разбиться. кадр,
где я изымаю у океана вундеркиндов глубинного, вылился в чары слайда.
пошевелите в моем скафандре ротиками, в устном согласии
с неприличным правилом.

у парижа встало эйфелевой башней, а москва на работе умотана к черту.
женщина великолепно не может…капиш, сонц?

с виду не скажешь, что могу ногами помаслить землю,
в коленях выпендриться, упасть газончиком, посчитать птичек,
пощипать самолеты за крылышки и протереть пилотов
безрукавкой немощи. если ударить меня кувалдой, то могу…
ну естественно.

не думала? мой праздник в твои гости брякнулся до беспамятства .
мужской парфюм, с запахом грушевого бестиария.
использованные чайные пакетики, - плоды невозможного баобаба.

а теперь танго:

Не складывай губы в трубочку, рядом с мартини Балтийского моря.
Не испей, таким образом, влажное Бога.

В нашем клубе изумленных чертиков, - пробки,
Это губошлепы-решалы на пути расставили барашков тормоза.
Но я же воскресенье, я доберусь до вторника.
Ш-ш-шагом.

Марш заказал, но оставили радоваться суперменом,
Выдали плащ, дубинку и карту болезненных мест злодеев.
Я убегу, но где наши,
Плох-х-хие?

а теперь 2 и 1:

правильно у нас с чудесами, повернуты задницей в сторону
умиленных ладоней в «а где?» и характерного жеста плечами «к небу».
верно кто-то подметил, - хер вам!

только я приготовил сегодня перво-наперво персик.
это ядерная война оставила нас как шарики от пинг-понга,
поиграет в нас вечная стопудово вселенная,
в одно рыло и в глаза оба.

я смотрю на деление клеток на камеры, днк даже сука,
надо же влипнуть так внутренне-обворожительно.
это большая подстава, мама, рожать
и не предупредить об опилках совести,
как о бонусе к выигранному винни-пуху
порока.

только я перво-наперво проору до скелетика перепонок,
на всамделишнее нутро опадают как будто бутоны по осени,
плох-х-хие, вы принимаете в супермены интеллектуальных особей,
надолго?



Бриолин, camel без фильтра, хм.

Намотали на ус про уши, на носу зарубили. Слежка поглаживает
Окончание следа, вытирая заплесневелые тени. Мускулистые
Белоснежки не принимают телом слащавых сюрпризов гибели,
В этой гимнастике, почему-то, не бывает опушек и лес беден.

Мочь,
Как эти крохотные двоеточия,
Ласкаться и перечислять невообразимые отметины личного.
В машине с открытым верхом и моим вечно превосходным низом.
Я затянусь дымом свежего воздуха, чтобы почувствовать грудь,
А там ведь застрял недалекий посол из страны дельтапланов и виселиц.

Сильные руки – цепляться за ошметки времени в песочных часах,
Отплевываясь, подниматься до щели, там ведь осталось секунд 20 –
До падения. Вот доберусь, расставлю ноги в широкой части,
Чтобы бросать крошки от круассана, подкармливая дно стеклянного
Аппендицита площадной данью.

Настоящий мужчина, весь в татуировках с именами своих детей,
Дорогая рубашка, льняные штаны, мокасины, в зеркале заднего вида –
Огненная лозанья дорожных разметок. Метросексуал инфантильного,
Городского насеста. Слежка прильнула к омуту выхлопной трубы.

1950

В термосе столиков готовится отвар рези,
Содранной кожи рук, предплечий и манерной понюшки.
Барная стойка влюбилась в шпану и в блевотину гения.

Где газ, где нежить? Как мне испортить все, чтобы сквозь землю?

Контрабас перемелет пустое - в бесконечное рвение
Звука к более осязаемой форме.

1958

Слежка интимна, как застрявший в зубах твердый сыр,
Как электрический эвкалипт в глотке простуженной панды.
Пуантилизм избираемого вожделения опасен -
Попаданием жесткой скабрезности в яблочко.

Давай упадем с плеч.
Я твоей головой, а ты моим жалом.
Потечем, как суки,
И нарожаем маленьких.

Намотали на ус про уши, на носу зарубили. Пойти
Окунуться в урожай конденсата, смыть два сквозных.
На стрельбище нетривиальные отряды положительных
Педантов, играючи, стреляют в разные стороны рюшечками
И розовым «фу».

А вопросов тютелька,
А я отвечаю, я отворен, как кашель
Островитянина,
Аборигена земель синдрома Туретта,
Бу. нет!
А про. занято!



Viva-Ave-Bang

Сердобольный клоун раздавлен колесами моей лошади Пржевальского,
Закончился пар и нервическое чудо в походной фляжке.
Давай в губы,
В моем шалашике так много войны и так мало осталось
До атаки. И чучела, неуместно-неприбранные на стене. Я с кем-то подрался.
Давай в губы, как дауны, как лобовое спряжение, как Пазолини свинарник,
Грязные корчи переиначим в ирландский танец.
Губы давай, я залезу ногами в отдышку, подавить из легких кизиловый ром.

Из легких, из шестиугольных, я самый меткий китобой.
Я истребляю млекопитающих.
Давай в губы ебнемся кубарем, фура брюхатая, поделись ширпотребом
Китайским, Россия выражает признательность миру за 5/6 фарса.
Елки-палки, блядь, сколько же витаминов в орехах
И неправильности в пустоте.
Давай в губы и в травмы, и в травмы и в светлую память.
Сердобольный клоун раздавлен неправильно,
Я забыл мародерство и не снял с него башмаки.
Ча-ча-ча.

Я протыкаю свое лицо
Филигранной указкой,
Теперь очевиден
Укор сексуальности и дикой природы внутренностей,
Ласковое произношу и поглаживаю зародыш
Жути.
Какой я гаденыш,
Почти что лучший.
Ах.

Я истребляю млекопитающих, давай в губы. Перчатки не отстираются
И кто-то жахнул в филейный бубен все светофоры.
И каждой птице не хватает ручного тормоза.
Вместо высоток, заросли крыжовника.
Не отстираются перчатки после онкологического бокса,
Где все стоят раком. Давай в губы, слюни дракона не стоит мешать
И взбалтывать. Елки-палки, блядь, помогите черепашонку
Добежать до берега и до века робототехники.

В моем шалашике анатомический стол,
И можно, не на коленке, исследовать причинное место по ту сторону лба.
Внутрисебячество определенней рэкета, четче оловянного солдатика и его огня.
По ту сторону лобика, потусторонен как лошадь в жажде седалища,
В обожании шпор, очищающих ребра.
(Гигиеническая нить сдирает утром с зубов ошметки повидла из сквернословия).

Я истребляю млекопитающих,
Заинька, окончивший варежкой.
Елки-палки, блядь, как можно изящней, под праздник,
Через губы мы выйдем в соседнюю спальню,
Кончать в друзей.


Спа, Гетти

Цивилизация старается потрогать,
Погладить, подвесить и поволочь по шоссе, за галстук или острие
Пушистого, правого глаза, цивилизованность – черта уродцев,
При красоте идеала дикости. Буду больше, чем
Будуар в гостинице для образованных дурашек, и меньше,
Чем божок. Природа, прими варвара, в праздничных родах.

В первозданном музее, картина цивильной рыбы,
Она пожухлая и с глазами Гитлера. Повернулась ко мне,
Наследила цветом на кеды, сказала – «Я не хочу жить,
Я из масла, вырежи меня, выпусти в тюбики,
Я сдохну краской, я представлю себя фрейлиной,
Пухлой бэби руки романтика. Я не рыба. Я не рыба.»
И она капнула в периодичность пальцев.
Отнесу ее, выпущу пятном во влагу,
Плавать смешной поебенью на радость бликам.
В этом каком-то задорном стакане, мы исключительно высохли,
Или перебродили, без сахара, в нормальность.

в борделе:

(…не в куб и не в купол, ноги раздвинуты,
в пену твою уткнуться на вздохе, пробежаться построчно по буковкам
языком, как по палочке от эскимо, шершавость мгновенна, как гильотина,
как тональный набор, как соль пореза на коленке, ты будешь сверху,
а я буду микросхемой, секретным оружием, вараввой, ядерной карамелью,
канителью, деточка, чартом узревших, деточка, часом хвои, деточка,
деточка, нет черного, есть бремя бесцветности, нет грохота,
есть претенциозные уши, деточка, нет, деточка, я судья, а «кто» неаппетитен,
испортится к червякам, кровать прямоугольным взором всмотрелась
в заздравную похотливость, деточка, но ты из спального района,
ты просто прыгай в нормальность…)

(как рыба) мимо водорослей, мимо раковин,
одичать в песке камбалой камикадзе,
упасть на стол человеку, знающему что такое «офис»,
взорваться на весь свет, погубить планету,
когда начнет жевать и запивать тебя,
приглашая в глотку.
(обрыбивание) в нормальность,
застрелиться между двумя подушками,
в одной руке документы, шарады, отломленный грифель,
в другой оружие, маленький метеорит и фото лесбиянок.
любая рыба – чувственна, не носит белья,
любую рыбу можно иметь в жабры,
иметь потребность дышать, - высшая подлость.
но рыбы дают в свой воздух,
их можно и так, и так.
(быра, в рыбу) на месте занозы, пятно красной площади,
приторный увалень мучается, но зарос березами,
обулся в мягонькие тапочки, читает комиксы,
рыба с павлиньим хвостом плавает волею судеб,
такова вера грибов в сырость,
россиянность.

рядом с борделем:

В этот вымытый пупочек дневной данности,
Протиснуться ребенком, пускающим не сигналы, а слюни.
Валяться на мостовой генитальным мусором,
Вчерашним билетом на позавчерашний праздник.
Полакомиться спагетти из всеобщих занудств,
Подать кофе в коленной чашке.
Сошедшей с брюк плохо поглаженной стрелкой,
Примоститься на ровной поверхности
И стать Альпами.
Ничто не держит рыб, кроме жестяной банки.

Рыба сказала – «Я поебень на радость бликам,
Меня пожирают солнечные зайцы, в меня бросают монеты,
Чтобы вернуться и бросить камни. Снова и снова я мерзкая
Падаль этой воды. Я не картина, я смотрю Гитлером
В этот мирской бублик. Я пятно, помешай палкой во мне,
Я разойдусь и вымру.»

Цивилизация старается потрогать,
Приласкать и заиграться тобой как искусственной вагиной.
Это вера варвара в рыб,
И неверие рыб в покорение космоса и проституцию.
Зря, идиоты.



Графика в некрупную курицу

Из пухленькой нижней губы легко сварганить биту,
Подойти к башне Эйфеля, раздробить ей коленки.
Она согнется, и можно спилить ей макушку.
Этим острым, легко можно заштопать любые щели.
а) не будет холода
б) это такой бунт, вашу мать

Железный дым над спинкой ящера, он не решил что делать,
Терять хвост или эволюционировать.
А сверху гимнастика.
А снизу мат.
И ноги трогают пищу нашего носа. Запаха нет у злости,
У злости есть ароматность и финишный букет веток.
Уж, негаданно, протекает ядом и фара насильничает над приговоренным
К непозитивной автомобильной сводке.
Гимнастика – задавили колеса меня в рану, пирата в море втоптали,
Но остался укор в лобовое, как будто окна берут сзади
Приличную улицу.
Я здесь задавлен, оставлен
Есть асфальт.

(круглые сапожки у машинного ящера, порулил по хрящам моим, крайностям.
знаки ему указывали, нельзя, но что ему, в скорость «стоп», куда там вставишь,
перебирая свою возможность как флага, как латимерии племени ирокезов,
или цыгана, укравшего менструально-опасную лошадь во дворике,
где гиперовощифрукты повырастали, как сразу внуки,
- я вламываюсь во вкусность «меня сбили». вот и соломка, только она кара.
кегле кеглево)

Не всемогущий сингл, скорее внутренний зверь природности
Присел на корточки ранней весной и пописал людьми.
Можно и сейчас поновей облегчиться.
Я мог бы защищать рядышком, подержать сумочку.
Писай дарами, природка, городами-героями,
Пятыми мировыми, вьетконгами, камерами слежения.
Я здесь задавлен, оставлен
Не становиться планером и не расчесывать кислород.

Бьюти блядь.
Умыть досаду во всех местах,
Особенно в том, где если немного раздвинуть, всегда горит красный.
Органический, неоконченный щавель в чаще ковра сорвать,
Укрыться, обернуться, быть последним органайзером, обернутым
В антипричастие щавеля. Выебать мгновенность выше подбородка, как
Бекхэм ворота.

(красный крест опоздает к скидкам, празднику, к распродаже, подъели
немного меня по бокам розовощеки в очках, какие куницы,
все-таки, эти бояре-пиджачники. вот, богоподобный объедок,
ну и буду лежать и полеживать карабинером, как будто убитым при изъятии
мизерной партии шахмат у дилеров ряженки и молока)

Я здесь задавлен, оставлен
Есть асфальт.


Viva-Ave-Gang

Дура утренняя, - роса на нескошенных деревьях, город отдан изменам.
В спешке вошел в каждый дом и украл продуктов молочных
Невинность цвета. Липосакция тяжеленного извращения сна
Проходит успешно, ударом в желудок.

Испытай оргазм оттого, как я граблю и как я весел.

Это секс, протолкнуть в карманы банальность руки,
Словно в мягкого единорога проникнуть чужым, незнакомым рогом.
И пресытиться богатством мелочи
Последних крох и принадлежностью к олухам.

Испытай оргазм на мою кожу, на клетки, на руки, женщина,
Мое тело из мела, нарисуй «добро пожаловать» и пусть будут шрамы,
Женщина, я ограбил вас на адажио интонации, повернитесь, будете
Банком, поломайтесь, а я взломаю.

…вода тяготится любым неумелым кролем, брасом, любой
принадлежностью к суше. вода глотает любое тело со звериным
ужасом монаха. она боится сосудов. но сосет до оплеух
время, возможность массажа баржами и право
на чужой воздух…

Испытай гибель, если нет способа ограбления.
Я тебя убъю
Эра,
Изобрази бесполого арлекина в кандалах.
Я тебя убью,
Любого, разного, танком выстрелю в крестик угла.

…кредитной картой, от янтаря к янтарю, порезано горлышко
и необычность лосьона прилипла к полу, как марка или
как штемпель, эпистолярная смертность набирает свой ход
с перечисления «хорошо»…

Избить балерину и в ней удавить все прохладу, и патоку
Цилиндрическую, скатерть окопов затертую в хлам,
И прикурить начиненную хвоей твердыню бумажную,
Чтобы фильтр, как конница, вытоптал голову в плац
Для птицефабрики, чтобы шалить, сарафаны сдирать с разных
Женщин, но балерину надо избить для острастки очкастых жлобов.
Испытай гибель, если видел балет и носишь пачку.

…дура утренняя, помадка гангстера – полынь мегаполиса.
пошла носом вода и дождь, как «скорая» к трапу, смывает кожу
или чехол. тебя убью я, бестолочь, буду грызть ногти,
встану не с той ноги на колени, бестолочь, и откушу ресницы.
вода тяготится ныряльщиком, как вероятностью твердого.
испытай гибель, если ты за индейцев, а не за варваров…

Мафия, я твой Нуреев воздухоплавания.
Любого, разного, я убью тебя, это секс всех сразу
С владельцами кабриолетов.
Испытай оргазм, если ездишь на осле.


Лесби для дыхания

(разговаривая, расставлять уюток вкусовуху в каждое кофе чашек.
дробь по дроби, без пушек, лесби, ткань живая по ткани, без молний,
не тыкая тайнопись в листик, сжатый руками словно, не В, а Над.
всем выше зверья, как водяное для сушек, не твердое, женское женскому -
шарма лыжня по лыжне, без секрета заснеженности, железно, лесби, девочкам
лучшие девочки, и кричать на влагу, скрести в нору собакой, влагу ломать,
влагаранить, пожалеть ногами голову, сжать руками, сжать влагалище,
ждать будущее настоящее, ай, заживать со следами, ай)

Девочкам лучшие девочки,
Возбужденной практики постоянный Гауди.
Одновременные месячные у пары самочек, - радость.

(трогай осанку, коленки, ривер течет на юг к лицу,
одна, - кладет трусики в стирку, другая, - делает сэндвичи)

(в ушко петь округлым, тихим-тихим, ева-ева, а затем сползти ниже
и что-то беззвучно шептать, не шептать всходящему маку, милитари
маечка, я знаю как неудобно снимать, путаться, мы покупали ее тебе
в земном магазине, сдачу рассыпали, копались, бились лбами, собирали,
смешно, ты же помнишь, еще тогда купили мыло, ай)

Девочкам лучшие девочки,
Стрелка изобличает секунду,
Время перемешено с пудрой и солью, в часах посеяли копию
Точности. Одна - с короткой прической, другой - такую хочется.

(культура агонии, всенепременно, на ощупь кажется ромовой бабой,
клеймением невесомостью всяких твердынь половых. бодиарт покусывать,
словно мяч волейбольный разломить до косточки,
бодичать этим желанием голода на сытый желудок)

(между кожей и внутренним мизером, убиты паролем на избранность,
а клитор все так же чувствует нимбом сложность и слаженность языка)

Помада изранила всю пунктуацию каждого волоса.
Дверцей машины хлопнули за окном.
Окончено кончили.
Лежат, разгадывают что происходит в углах мировой комнаты,
После оргазма,
А там ничего, но сразу.

(девочкам лучшие девочки)

oйly

Только для уродливых персон, мессия месива, секси кубика Рубика
Одето обуто в обузу цвета.
Во мне живет чрезвычайное эхо и оно ходит послушать себя в горы.
Во мне живет охуительное эх-ха и оно слепое.
Эники-беники сожраны сами, нас похоронят под чьи-то праздники,
Нас понесут, уронят, поправят и в дамки.

(я родился 2 августа, первого, стало мной больно, третьего, стало меня жалко,
я кричал лучшим криком, добродушно ничего не понимал,
когда у нас вырастают зубы, мы ищем аиста и убиваем)

(мне обидно, что я у мира не первый, мне обидно, я у войны не первый,
мне обидно, что кровь это подстава, что это всего лишь ганги, нилы, байкалы,
меня забодяжили несносно, я мех зарождающегося загривка,
посильная помощь слабости, трон, отодвинься,
молодой человек будет усталым)

Стоп по мордахе паузы, вползаю и останавливаюсь,
Если сейчас не выйти, будут дети
Или крики. Голова уползет сквозь колени, царапины,
По-кнутовьи, в признательность к прянику.

(в 6 лет я понял что мир, это мягкая кость познания, без конуры и коврика,
мягкая кость пожара, взял ее в зубы. не разгрызать! бегаешь, прячешь, спасаешь)

(подойти ночью к яркой рекламе,
поднести веточку с нанизанным подсолнухом,
поджарить его заново и воткнуть в лоб,
подойти ночью к яркой рекламе,
раздеться по-черному до голой правды,
мне, как гвоздю вечера и программы,
молоток милее, чем шляпа)

Только для уродливых персон, мессия месива, эрокрасное marlboro,
На выдохе, вынь да полож в грех.
Моя левая рука ненавидит ноги, правую бровь и способность гладить.
Моя правая рука невъебенно сильная, но вечно в драке.
Тики-таки, эдак до старости, всякий фонарик исполнен кострами,
Нас облюбуют по центру, но бросят по краю.

(я умру страшной смертью? а что страшнее, чем приказать кому-то жить долго,
патологичная пантомима надломится, я умру в деталях и наверно согреюсь)

Ню-Ню: **уительная картошка не становится «фри», а умирает в земле во имя голода

(ню) обновление, вшивая контрабанда,
арктика, тебя посадят за то, что ты лазаешь по мне полюсами
и малыми килограммами таза, сжимая мышку, ты тычешь в стоячий баннер,
я запомнил твой идиотский адрес и знаю теперь где мы будем лбами играть
в параллель, не путай юг с вуду, резцами соски, ничего личного,
все стигматы на постельном белье
светятся огоньком иквизиции.

…………………в этих данных непешеходные дали
…………………зачем приходить и вымаливать связь

весь срам сорвали донцем языка с этой стремной, зеленой прожилкой,
успей скачать хотя бы вирусы, для семьи и дома, погладь
им ноги, поставь им малера, и они подарят тебе мешок блондинов.

Конечно, Арктика, как иначе, внизу,
Подставкой под горячее, воображаю
Себя крестоносцем-девственником, дорогим авангардным решением
Неестественности.
Зачем я залез в огонь, и в саму Жанну Д’арк?

(ню) ты привязанная, теплая как молоко несбежавшее,
ничего такого не можешь, меч отняли и выкинули на хер.
просто стой, герой, я всего лишь минут на десять,
ну что ты хочешь сказать, на этом своем французском…
оставь, жанна, перегибаю тебя через пламень, я вхожу,
чувствуешь, словно дурацкое поле боя вздыхает грудью
на полную мощность всех павших, вот так, пожарная
камерность, вот так, не мычи, не маяк ты, ребячество,
чувствуешь, я маюсь, вырастаю, жеманничаю, не промежность,
а продолжение лат, а ты брила ее об английский флаг, в глаза
смотри…

….……………в этих данных меня наебали на кожу
…………………я вижу, как я провожаю кофе в желудок
…………………вижу, как кровь ниспадает к паху, мешая быть ровным

Конечно, Арктика, неорганика всяких бронхитов, кашель не пикник
И бижутерия мастерства, всего лишь рассыпание меди,
Из таинств выдоха, вокруг себя. Что если себя порезать и
Вытащить фантазию мерзости, поливать в горшке и взрастить
Базилик. Ходить и лежать на всех?

(ню) я красивый




Che.Love. - Ka(CHE)Ели


"Я…"
Лотреамон
"…я!"
Ж.Ваше
"Я!"
В.Маяковский
"Я…"
К.Маркс



IPлог

Все полностью Фри!
Нет ничего возможного!
Можно мне на Wы Wы Wы. а. com -
Муниста видели без одежи?
Видели меня разноцветно-паленного,
Бежево-бешенного в уличном опале?
WыWыWы, спокойные эволюционеры,
Нервных ожидали?
Слышали, все подождали чего-то,
Потом разошлись и подорожали?

Dа, RUсский претенциозно выцвел.
Хочется блица по всем вопросам.
Сначала, значит, меня лишат лица,
А потом уже оставят с носом.
Равнобедренный nihil вторник,
Отломили меня на фреймы,
Я глотаю свой (CHE)чай в кофейной
И пишу остервенело в СТОЛьник.

Государственные ударо-уродцы, вы АК?
Каунтер насчитал немыслимые цифры
Денежных party Е-мель.
Учреждения меня аккуратно знают,
Мои аккаунты в норме.
Я молю, чтоб не оказалось,
Что я наполнен кровью.

WыWыWы. мой IсQ вычислите,
Подложите под меня LOGику.
Дайте пожить мне женою бога, jpgирную толику.

Все полностью free.
Мир – это жизнь активного баннера.
WыWыWы. существуете радостно?
А вы записали на камеру?
Вы баннер? Вы донор редкостный.
Вы богаты тем, что ограблены.
Вы вообще оправданы?

Все полностью Фри.
Все обоюдно обязаны. Видишь тельце
Мироустройства свежести n-давности.

Членский билет мой вырожденца
Хочешь потрогать губами?

Все полностью в пломбах.
Fiле сограждан адвокатских замашек,
Без костей, почти рыба.
Beta дети проверьте версии родителей,
Пока не стыдно.
Porno-позор, карличья касперщина,
Касперского покаяние – жадно.
Оденьте все боа аплоуда
На половые губы своего знания.
Учите детей по Троцкому,
Установка – Leo Che.
Очень хочется Rе:волюции
Над фетишем old клише.

Все полностью Фри.
Пейте детскую кровь в сотах.
Webmaster потный, смените выдуманного бога.
Все выдавили мою кнопку сговором,
Как в брюхо броненосца колом.
На мейле убиенного мое фото.

Все полностью free.
FATалистика тощих.
Change your parents, святые мощи.

Вы оправданы?
Рациональность свою вы глубоко вставили?
ТаХиТи. пейте в пакетиках спаянных.
Ненавижу не максималистов – они вяжущее.
Рожайте детей молодых, без линков ваших,
Без ваших закладок,
Не обезличенных вами старчески.
Закройте окна Браузера,
А то самоубийцы балуются.

Все полностью Фри.
Мое самочувствие вываливается.
Вы оправданы тем, что ограблены?
Государство взломало ваши арии?
Вас сношали?
Девушка, в продажном ракурсе, в FUCKе по уши.
Вы узнали ориентацию своего хакера
Из приспособленческой помощи?
Вас обфакели и ритмично разобрали на лоты.
Все полое, Бис!
Если вам было больно,
Продайте свой первый опыт!
Узнай, девушка, цвет своего хакера
По запаху кариеса.
Вы сберегли свой карьерный question насильно,
Вы в рейтинге, когда кажитесь милой?
Вы оплачены?

Все полностью Фри.
Хостов больше, чем ХОЛОКОСТ.
Вас тихонько убили, из вас сыплет дружно SоS.
Вы оправданы?
Потроха установок жизни обеспечили?
Я минус, в окружающих плюсах извечного.
Вы все-таки рейтингом помечены?
Или просто живете провайдером речи?

Все полностью Фри.
Нет ничего существенней сытости
И безусловной отксеренной прыти.
Вы существуете подозрительно?
Вы оправданы?

Pro.Log. жизни.war
(Камбала человечьих страхов)


Wев твою мать, гордо!
Wы жили? Wы же Wыжили!
Wы чьими легкими дышите в этой жижи?
Вот, что является приступом допризывного –
Синтаксис времени сваренный в ложном имени.
Жилы поэтапоэтому очень уничтожимы.
Повзрослели быстро, а кандалы нам еще не сшили.
Кажется, эрогенные зоны нашли по ошибке,
Все раскорячилось женщиной.
Вышло, что надо думать.
Wев твою мать! All сосущие в переносном смысле,
Вы дососите за нас, пока мы сачком воюем
С камбалой человечьих страхов чужого прииска.

Радости мало! Алло! Расти ад!
Претора клиторного разноси эфиры.
Слышите! А? Оседает все на миллиметры
И остается в кроватях всеобщего срыва.
В ЭфТиПи прототипно
Залейте немного постскриптума.
Ведь осталось еще хоть сколько честного шока?
Помогите прохожему!
Change your war на другую палитру!
Подарите ему подушку,
Если он не имеет не left, не правого бока.
C тоской war again должна быть разрушена.
Я выбираю случайность сучью, если нет лучшего,
Блядскую непосредственность непроходимой суши.

Пиджаковые мэны с БАНоК финансовых,
В исполнительной пудре.
Ваши климаксные херформенсы мысли, -
Как IQ Камасутры.
Далай Реклама, сорви с тел наших ссуды.

Wев твою мать! Очень хочется сморщиться сутью,
Продавать историю, воровать попугаев,
Меняться бровями,
Агрессивно резвиться на солнышке в образе плута
С автоматом re:волюционного изыска
В прицельном хламе.
WыWыWыше голову высоченных планов,
НЛП с нами.
Re:вольтером сквозь мозги, прямиком в небо.
Вы видели смачную татуировку на стенке легкого
И татуированный текст на венах Маяковского?
Как хочется, чтобы женщины были воском,
Без одежды жеванной, в предрассудках броских.

Wев твою мать, чистоплюйское логово
АроМаТерНой сакуры.
Что ж все в рот понабрали
Лиричной поэзии фантики?
WWWас недолюбливали, Wас рожали в латексе?
Wас на чьи колени стошнило
В бесподобной пластике?

Wев твою мать, очень хочется скиснуть кефиром,
Подорвать историю, выкрасть сына
И им быть убитым.
Change your number своего таланта,
Чтобы быть сытым.
Помашите рукой разрезанной,
Как красным флагом!

2004
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah