RSS / ВСЕ

|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «СТЕРХ ЗВУКОВОЙ»
|  Фестиваль "Поэзия со знаком плюс"
|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Александр Моцар

Купи себе крокодила

21-11-2017 : редактор - Женя Риц





***

Человек,
Наконец-то обретший душевный покой,
Увидевший мир не через призму собственных комплексов
И чужих, навязанных фобий.
Выдохнувший крик человек и вдохнувший молчание.
Умиротворённый простой истиной,
Что истина непостижима вне смерти телесной.
Пришедший к себе через тревоги, волнения и беспокойства, человек –
Обнял сам себя,
Завязав рукава рубахи смирительной
Мёртвым узлом у себя за спиной.

Доктор, в чём парадокс, антиномия такого финала?


***

Если ты хочешь, чтобы тебе подфартило
В поиске оригинального полового партнёра
Купи себе огромного нильского крокодила
И выгуливай его на поводке в городских озёрах.

Там крокодил сам себе добудет питание –
Сорную рыбу или покрышку автомобиля.
А ты, будь уверен, на тебя обратит внимание
Красивая девушка, которую испепеляет зоофилия.


***

Кулаков решил отрезать свой хер и выбросить его на помойку.
Что он и сделал при помощи дедовского кинжала.
С презрением он смотрел на отъятую плоть, и боль переносил стойко,
Пока собака не схватила её зубами и не побежала.

Кулаков побежал за собакой, осыпая животное проклятиями.
Истекая кровью и обливаясь холодным потом.
Вот так духовно-идейное мероприятие
Обернулось позорным анекдотом.


***

Ложкин подавился.
Упал на пол.
Забился в конвульсиях.
Издох.

- Наконец-то – сказала жена Ложкина Таисия
И убрала со стола рыбный пирог.

Патологоанатом извлёк из горла Ложкина рыбью кость.
Он был в доме покойного частый гость.
Он приходил тогда, когда Ложкин уходил на дежурство ночное.
Он любил ставить Таисию раком, он позволял себе с ней многое другое.

Остывая, Ложкин узнал, что не было конца этим подлым изменам.
Но он уже не мог пошевелить ни рукой, ни ногой, ни каким-либо иным членом.
Неподвижно в гробу лежало его тело.
От него сильно смердело.

Этим духом тяжёлым были мысли Ложкина о мести.
Он решил вселиться в тушу своего тестя.
И довести до самоубийства патологоанатома и свою супругу.
Ложкин почувствовал как крупная муха
Села на его лицо
И отложила в его труп яйцо.


***

Егоров получил по морде от Петрова.
Петров получил по морде от друга Егорова.
Друг Егорова получил по морде от друга Петрова.
- Здорово –

Сказал Фомин, и на минуту задумался об увиденном им из окна.
Его собственная жизнь показалась вдруг ему серой.
Он решил изменить её радикально –
Стать мужественным и смелым.

В руках Фомин крепко сжимал веник и совок.
И он дерзновенно продолжил уборку своей однокомнатной развалюхи.
Из-под дивана он вымел старый носок.
Поднял его двумя пальцами, но не понюхал.


***

Положив на наковальню свой хер и погладив его ладонью,
Прибамбасов взял в левую руку молоток слесарный.
Закрыл глаза, посчитал до трёх, потом до десяти, потом до сотни
Довёл счёт… и начал отсчёт обратный.

Резко выдохнув, он опустил руку с молотком,
Но не на орган половой, а так, от бессилия.
Ветер по-волчьи завывал за окном
И молнии словно взбесились.

Вспышками освещали Прибамбасова на мгновение.
И было видно тогда, что лицо его застыло в мёртвой мысли,
Оно было искаженно сложным выражением –
Пустотой Малевича и страшным босхианским смыслом.

«Что же это?» – думал Прибамбасов шёпотом предсмертным –
«Разве смысл природы в её продолжении?
Но тогда мир становится одномерным.
Бессмысленной цепочкой мёртворождённых мгновений.

Можно ли освободиться от этих оков
И чёрное больше не называть белым?»
Прибамбасов зажмурился, сцепил остатки зубов,
И снова занёс молоток над своим хером.


***

Летний обычный день,
В районе многоэтажном.
Кулаков обоссал свою тень
И рассмеялся страшно.

Городская опушка
В мареве метапространства.
Смотрит в окно старушка.
Лижет кот свои яйца.

Кулаков под стеной
В аберрации мысли,
Перешёл на иной
Этап осмысления жизни.


***

Если на всём земном шаре
Ты не находишь понимания своему темпераменту,
То научись шевелить ушами,
И подойди к департаменту

Жилищно-коммунального хозяйства.
Осмотревшись вокруг повнимательней
Ты увидишь мужчину с эрегированным «хозяйством»
Смотрящего на девушку-чревовещателя.

Подойди к ним и представься, без суеты, с достоинством.
Пригласи пройти в пивную и поговорить о сути.
В ответ они тебе предложат выпить в поезде.
Соглашайся, но только настаивай на своём маршруте.

Что-нибудь неяркое, дальняя от столицы провинция,
Что за радиусом коммерческие расстояния.
Тогда, в пути все успеют напиться
До креативного состояния.

Для привлечения к себе внимание на месте прибытия,
Заранее подговори чревовещательницу,
Чтобы она объявила местным жителям
Что вы к ним прибыли из мира параллельного их реальности.

И вы тут же выдвинитесь на первый план.
Будете окружены местными алкашами.
Ты же стой молча, как истукан
И шевели ушами.

Что существует в мире, то в мире не лишнее.
Не разобрать, где событие, где пародия.
Тебя и девушку признают богами мира нижнего,
А эрегированного мужчину богом плодородия.

Мир – зона иллюзий, и вовеки и присно
Разглядеть в них себя очень непросто.
А небо также переливается всеми смыслами,
И не отвечает ни на один из заданных тобой вопросов.


***

Возможность становится реальностью,
Которая образует время, т.е. иллюзию крайности.

Они по улице гуляют как дожди.
Они заметили и ближе подошли.

Они глядят на превращенье
И улыбаются как щели.
В которые заглянешь если –
Услышишь песни.

Если вы не поняли, я повторю… Вы не поняли.

В которые загляните вы если –
Увидите невидимые песни.

Или другой, незнакомый звук.
Из щели выползает жук.
Он смотрит гордо. Он титан.
Он неприятен мне. Он таракан.

Это легко представить, но нелегко изобразить.

Так отворачиваясь от
Наткнёшься непременно на
Нет дна
Нет дна

blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah